+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Александр Чубрик: «Белорусы не хотят жить плохо и всегда найдут выход»

«Нацбанк за полгода сделал то, чего не было сделано в течение 20 лет»

— Мы, журналисты, привыкли видеть во всем негатив, особенно после прошлого декабря. Зарплаты и пенсии падают, предприятия переходят на сокращенную рабочую неделю. Может, экономистам какие-нибудь положительные тенденции в этой ситуации заметны?

— Экономисты — обычные люди, которые тоже ощущают на себе все, что происходит в экономике страны. И мне самому интересно общаться с «неэкономистами», чтобы понять — по их ощущениям, началось какое-то улучшение или нет. Люди, которые работают в сфере услуг, например строители, говорят, что как в начале года все «припало», так просвета и не видно. А по поводу позитива… В начале года поменялся состав правительства, определили две задачи. Первая: взять под контроль инфляцию и стабилизировать ситуацию на валютном рынке. И вторая: начать реформы в секторе госпредприятий и провести весь спектр сопутствующих реформ. Все видят и ощущают, что делают Национальный банк и Минфин: берется под контроль инфляция, сокращается объем финансирования госпрограмм, перешли на рыночный курс. Да, это болезненно ощущается всеми в экономике, но это необходимо. А из того, что делает правительство, на слуху только какие-то репрессивные меры -штрафы, проверки… А вот мер, которые бы улучшали что-то в среде для развития бизнеса, незаметно совсем. Грубо говоря, Нацбанк ушел вперед, и за полгода было сделано столько, сколько не было сделано за предыдущие 20 лет. А что касается остальных реформ, то мы даже немного ушли назад по сравнению с тем, что было до кризиса. Представьте, что была какая-то отправная точка, от которой начали двигаться Нацбанк и правительство. И «пружинка» растянулась: сейчас конфликт между ситуацией в макроэкономике и ситуацией на госпредприятиях огромен. Либо нужно срочно начинать, как любят говорить, структурные реформы, чтобы «догнать» Нацбанк и снизить натяжение это «пружины», либо пойдет давление на национальный банк, и он просто не выдержит.

— Так, может, не стоит Нацбанку так далеко уходить, сдерживать так сильно инфляцию, ограничивать количество денег? Разве это хорошо в ситуации, когда нет других реформ?

— Есть такое распространенное заблуждение, что страна выбирает либо высокую инфляцию, либо высокую безработицу: мол, если выше инфляция, то безработица ниже. Но это не так. Ослабевание контроля над инфляцией приведет к тому, что мы будем еще беднее, работы людям инфляция не даст, предприятия она не запустит. И сейчас единственное, что можно сделать, это подтягивать все остальные реформы к тому, что уже сделал Национальный банк. Нужно начинать расти, давать людям работу, в противном случае будет серьезный крах в экономике.

«Главная проблема в Беларуси — проблема коммуникации»

— Но реформы как будто уже есть, господдержку сократили, привязали зарплату к производительности труда, перевод сотрудников на сокращенную рабочую неделю, по сути, избавление от излишней численности. Этого недостаточно?

— Это первый шаг, но за этим шагом должны быть другие. Государственным предприятиям сокращают финансирование, они не могут работать, начинается проблема неплатежей и т.д., безработица. В этой ситуации нужна позитивная альтернатива: вы сегодня теряете работу, но завтра вы ее найдете. Где? В частном секторе? Почему он начнет расти? Потому что мы введем мораторий на ухудшение условий ведения бизнеса и примем целый ряд мер, которые позволят ему развиваться, кроме того — поддержим безработных хотя бы на какое-то время и т.д.

Многие страны через это проходили, некоторые — по нескольку раз. Латвия через это проходила, Литва, Польша. Уже мало кто помнит, но и у нас, после того, как в 2001 году зарплату подняли до 100 долларов, резко выросли долги по зарплате. И исчезли только в 2003 году, когда цена на нефть стала расти и мы резко увеличили экспорт нефтепродуктов из российской нефти. А так белорусам тогда досталось по полной программе, та же коммуналка как подорожала. И потом была стабилизация, но она происходила на фоне благоприятной внешней среды — был приток денег, долговых, нефтяных, от приватизации, и социальные обязательства все повышались и повышались. Теперь мы пришли к ситуации, когда надо отдавать, отдавать и отдавать.

— Вы прямо как МВФ говорите.

— Я не как МВФ говорю, я говорю как человек, который рассуждает с точки зрения здравого смысла. В Беларуси есть одна ключевая проблема — проблема коммуникации. Что произошло в конце прошлого года? Белорусы обеднели в долларовом эквиваленте, начали терять работу, им повысили тарифы на коммуналку. Все понимают, что кризис: в России плохо, у нас нехорошо, все логично. Но дальше, вместо того чтобы сказать «мы вас поддержим», говорят о налоге на долги, налоге на тунеядство или об НДС на импортные посылки. Причем здесь НДС? Если бы нам всем объявили, вот наш план по развитию предприятий, вот наш план по поддержке безработных, вот наш план по борьбе с безработицей — было бы легче.

— Может, власти что-то знают, может, видят, что у многих белорусов есть свои источники дохода, из которых они не платят налоги, не поддерживают государство в сложные времена.

— В университете на первом курсе учат, что кривая спроса имеет наклон: если цена понижается, то спрос повышается, и наоборот. Если введут НДС на заграничные посылки, то спрос на покупки в заграничных интернет-магазинах снизится очень существенно, и сборы на самом деле будут гораздо ниже, чем можно предположить, а озлобленность населения на порядок выше. Такие меры формирует недоверие, а недоверие — это враг реформ, враг Национального банка, который сейчас достиг существенных успехов. Или вот заговорили о повышении налогов айтишникам. Айтишнику повысь налоги — он встанет и уйдет. Хотя ему даже вставать не надо.

— Но, с другой стороны, почему айтишники зарабатывают по 30 миллионов, а платят налоги со средней зарплаты в 6,7 миллиона? Многие бы так хотели. Почему пока айтишник получает льготы, кто-то другой своими налогами обеспечивает пенсию маме айтишника?

— Конечно, вопрос равенства условий — ключевой. Но есть ранее взятые обязательства. Если даны льготы, то отменять их раньше срока нельзя, потому что многие выстраивали свои планы, исходя из этих условий. Для инвестора льготы могут быть привлекательны, но гораздо привлекательнее — стабильность. Потому-то и нужен мораторий на ухудшение условий, отказ от индивидуальных льгот. Мы проводили опрос среди малого и среднего бизнеса о том, какие нужны реформы. Так вот, самая востребованная реформа — это институциональная, то есть создание равных условий ведения бизнеса для частных и государственных предприятий, на втором месте — это реструктуризация госпредприятий, то есть отказ от льготного финансирования. Если бы государство пошло на это, то и процентные ставки бы снизились на рынке, и правила игры были бы понятнее, и рабочая сила распределялась бы по-другому.

«Люди не хотят жить плохо и всегда найдут выход»

— В 2011-м говорили, что реальные доходы белорусов около 350 долларов, поэтому так падали зарплаты. Сейчас предел падения такой же?

— Когда госсектор начинает понемногу «сдуваться», когда ему некуда продавать то, что он производит, никакого предела нет. Это в 2010 году внутренний рынок мог поддержать МАЗ, который тогда продавал внутри страны больше машин, чем на экспорт. Но сейчас никому не надо столько машин, да и бессмысленно это делать. Мы ж не из своей руды металл делаем, мы его импортируем. Страна не тянет такую схему, когда за счет внутреннего спроса поддерживают госкомпании.

— То есть падение доходов и спроса пока не закончилось?

— Нет, и оно закончится только тогда, когда либо начинается восстановление в России, и это даст шанс и населению, и госпредприятиям немного стабилизировать ситуацию. Либо у нас начнет развиваться альтернатива госсектору в той мере, чтобы просто заместить потери для бюджета.

— Не очень-то оптимистично.

— А что делать? Но я всегда говорю о том, что люди — уникальные создания, и белорусы не исключение. Они не хотят жить плохо, они хотят жить хорошо и ищут выходы. Это то, чего не могут понять никакие власти нигде в мире. Центральный орган не может знать все, что знают индивиды — и люди всегда находят для себя лучшие решения. Они будут искать выходы в любой ситуации — и найдут. Каждый человек сам себе предприниматель. И хочется, чтобы тот выход, который он найдет, был позитивный с точки зрения будущего.

14 августа 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…