+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Болото и котики. Как продвигать общественные интересы в Беларуси

Адвокатирование – не только малознакомый беларусам термин, но и нечастая в беларусских общественных организациях практика. «Журнал» разбирался, что же относить к адвокатированию, почему примеров успешных кампаний так мало и что надо делать для достижения успехов.

oo

Терминологическая путаница дезорганизует

Отсутствие внятного перевода английского термина «advocacy» порождает еще большую сумятицу с и так не шибко популярной и проработанной в Беларуси практикой. Используются все версии – от дословного «адвокаси» до «ДЗОИ – действия в защиту общественных интересов».

Если кратко, то адвокатирование – это целенаправленные действия с целью повлиять на государство и его политику, элиты, общественное мнение в интересах всего общества или отдельной социальной группы (но не просто лично субъекта адвокатирования).

В рамках секторного анализа Офиса европейской экспертизы и коммуникаций было проведено исследование «Адвокатирование в Республике Беларусь: опыт организаций гражданского общества». На его презентации эксперты констатировали: с пониманием этого базового принципа у беларусских организаций не всё гладко.

Один из выводов исследования: беларусские активисты склонны относить к адвокатированию «практически всю деятельность организации, включая и реализацию проектов, направленных на удовлетворение потребностей целевых групп, и продвижение узких интересов отдельной организации (лоббизм)».

Действительно, на практике порой сложно отделить адвокатирование от обычной работы. Если смотреть широко, то каждая policy paper аналитического центра – это небольшое адвокатирование, ведь присутствует и общественный интерес, и попытка повлиять на государство и общество (как минимум рекомендациями).

С другой стороны, так можно найти адвокатирование в каждом чихе общественных организаций. «Где информационная кампания, а где адвокатирование – критерии еще более размыты», – считает Ирина Виданова, один из авторов исследования.

Беларусское болото и котики

Но если всё же выделять беларусские кампании адвокатирования, то какова их успешность? Оценки здесь расходятся.

Авторы исследования достаточно оптимистичны – по их мнению, «есть немногочисленные, но удачные кампании, … когда инициаторам удавалось достичь поставленных целей: продвижение государственного социального заказа, закона против жестокого обращения с животными, кампания против осушения болот». В качестве примера также приводится кампания по содействию вступлению Беларуси в Болонский процесс, которую проводил Общественный Болонский комитет (ОБК).

Впрочем, эти примеры выглядят неоднозначно.

Возьмем присоединение Беларуси к Европейскому пространству высшего образования (Болонский процесс). С одной стороны, «дорожная карта», на условии выполнения которой Беларусь туда приняли, действительно почти слово в слово повторяет экспертные наработки ОБК. С другой стороны, в 2011 году общественники выступали за принцип «утром деньги – вечером стулья», то есть сперва реформы – а потом присоединение к ЕПВО.

Но изменился геополитический момент, Беларусь очень хотелось хоть куда-то принять в рамках политики втягивания. Вот и взяли. По словам самого же ОБК, принципиальных улучшений в беларусской системе образования за эти годы не произошло. Да и реформы по «дорожной карте» скорее напоминают имитацию. Так что вроде как кампания успешная – а вроде бы и не совсем…

«С болотами еще непонятно, то ли это успех экологов, то ли просто борьба ведомств, когда Минприроды возмутилось: чего это они трогают наши заказники», – скептически отмечали гости презентации исследования.

Действительно, в кампаниях адвокатирования всегда сложно определить, в чем истинная причина успеха или неудачи и насколько на это повлияли общественные активисты.

Искусственная политизация убивает интерес

Но как бы там ни было, и вопрос болот, и вопрос котиков – при всей к ним любви – вряд ли можно назвать самыми острыми для беларусского общества. Причина именно таких успехов ясна: эти темы практически не политизированы.

Политизация проблемы прямо влияет на успешность адвокатирования в Беларуси. Причем речь часто идет о придании политического характера совершенно неполитическим по своей сути вещам. Как заметила соавтор исследования Татьяна Чулицкая, политизация полностью субъективна, под эту категорию может попасть что угодно, что по мнению конкретного чиновника угрожает государственной власти или ему лично.

Все это накладывается на общую беларусскую парадигму нежелания, неготовности и неумения чиновников общаться с общественными организациями, тем более – на партнерских началах.

«Государственные органы стремятся заменить реальное участие простым информированием о готовящихся решениях», – подчеркивается в исследовании. Процесс принятия государственных решений закрыт и непрозрачен, ведется по непонятным общественным активистам принципам.

Такая ситуация приводит к тому, что настоящим, последовательным, системным адвокатированием в Беларуси практически никто заниматься не хочет. А если и приходится за него браться, то вынужденно – «в силу несовершенных рамочных условий, которые нужно менять для улучшения оказания услуг населению».

В итоге адвокатирование почти всегда является для организации вторичной деятельностью, со всеми вытекающими последствиями. Оно воспринимается не как кампания, а как процесс, вялотекущая общественная нагрузка.

«Как получилось – сказали словечко», – характеризует интенсивность такого адвокатирвоания еще один автор исследования Наталья Рябова.

Работать с общественностью, аналитиками и донорами

Понять общественников можно – кому ж охота заниматься тем, что в беларусских условиях жутко неэффективно, обрекая себя на поражения? Но успехов адвокатирвоания при таком подходе ждать не приходится. Что же надо изменить, чтобы адвокатирование в Беларуси стало более эффективным?

В первую очередь пользу принесло бы радикально изменение отношения со стороны государства; понимание того, что активные общественники – союзники в улучшении условий жизни в Беларуси, а не оппозиционеры с методичкой из Госдепа, только и думающие, как бы под прикрытием защиты прав инвалидов устроить в краю стабильности Майдан.

К сожалению, рассчитывать на это в ближайшей перспективе не приходится, так что авторы исследования разумно сосредоточились на реалистичных рекомендациях. Их можно разделить на три основные группы.

Во-первых, общественникам советуют сосредоточиться на компоненте изменения общественного мнения – коль скоро политика меняться не спешит. Достаточно парадоксально, но сегодня этого почти не происходит. Исследователи рекомендуют активнее работать с традиционными и новыми медиа, проводить широкие PR-кампании. Это «позволит заручиться общественной поддержкой … более широким гражданским участием и аргументами в продвижении цели при обращении во властные структуры». Даже если в итоге не удастся добиться законодательных изменений, перемены в общественных настроениях могут стать долгосрочной инвестицией в будущие реформы.

Во-вторых, эксперты советуют почаще спрашивать у них совета: «развивать сотрудничество и привлекать к участию в кампаниях по адвокатированию беларусское аналитическое сообщество – экспертов, исследователей, аналитические центры и академическое сообщество».

Дело тут, конечно, не в нарциссизме. Беларусские общественные организации действительно чаще всего не утруждают себя обращением к аналитикам, которые уже на начальном этапе вдохновенных, но простодушных кампаний часто видят в них системные проблемы, которые в конечном счете и приводят неминуемо к поражению, трате времени и усилий практически впустую (а то и с существенным личным ущербом активистам). Одной из причин для этого являются общие проблемы с консолидаций и сотрудничеством в беларусском третьем секторе. И с чего-то надо начинать исправлять эту печальную ситуацию.

Наконец, третий блок рекомендаций, – это обращения к исполнителям донорских программ, международным организациям и агентствам развития. По мнению авторов исследования, им нужно «проводить и поддерживать широкий тематический спектр усилий по гражданскому адвокатированию в Беларуси», «ориентируясь на более длительные, минимум, двух-трехлетние адвокативные проекты», «инициировать совместные тематические мероприятия по обмену опытом и развитию сетевых взаимодействий в сфере адвокатирования».

Если кратко – выделять денег побольше, на более длительные сроки, и делать поездки по обмену опытом. Вряд ли в третьем секторе найдутся те, кто выступит против таких замечательных идей. Впрочем, строго говоря, такой по-хорошему и должна быть помощь международных доноров: системной и долгосрочной, без завышенных ожиданий чудесных успехов «уже завтра». Так и количество перейдет в качество.

Вадим Можейко, «Беларуский Журнал» 

3 мая 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…