+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Дмитрий Потапенко: «Предприниматель – не сволочь, а человек, создающий страну»

В конце 2015 года интернет облетело видео, где российский бизнесмен Дмитрий Потапенко, не стесняясь в выражениях, разнес экономическую политику России. В апреле предприниматель приезжал в Минск и рассказал, что он изменил бы в Беларуси, будь к него на то полномочия.

Потапенко 2

KYKY: Я знаю, что у вас есть свое видение экономической ситуации в Беларуси. Могли бы вы ей поделиться?

Дмитрий Потапенко: К сожалению, Беларусь все ещё сильно завязана на так называемом «старшем брате», какой Россия в моем понимании не является. Беларусь вошла в десятку крупнейших стран, которые поставляют продукты питания в Россию: у нас замечательные белорусские ананасы, неплохие креветки, очень хорошие плоские персики – но это не бизнес. Говорить, что экономика Беларуси развивается в получении экспортной выручки – таки нет. И переориентации на другие рынки, более доходные, я пока не вижу. Я в Беларуси далеко не первый раз: у нас есть предприятие, которое обслуживает животноводческий комплекс. Все так же мы бывший СССР.

 

KYKY: Может, вы видите какие-то способы, как можно эту зависимость уменьшить?

Д.П.: Это вопрос к государю. Для этого надо понимать, что надо перестать играть с Россией и начинать выстраивать диалог с такими рынками, как ЕС и США. Они гораздо больше, чем российский копеечный рынок. В 2030 году российский рынок будет не более 0,8 триллиона долларов. Сейчас, даже по самым оптимистичным прогнозам, Россия – пятнадцатая экономика мира, поэтому выстраивать отношения с третьей-четвертой экономикой типа Евросоюза (суммарно) более выгодно.

KYKY: Как вы оцениваете со стороны бизнес в Беларуси?

Д.П.: Так же, как и в России. Мы как предприниматели достаточно ленивы: на кого угодно крошим булку, кроме как на себя.

KYKY: А что касается развития бизнеса? Все-таки Россия сильнее в этом плане.

Д.П.: Никакой разницы нет – я могу это сказать даже по своим клиентам здесь и там. Просто у нас больше экономика, и нас больше количественно. Мы один народ – как были, так и остались. Мы рожденные в СССР, люди, которые никогда ничего не выбирали и не несли ни за что ответственности. И по-прежнему этого не хотим.

KYKY: Вы себя тоже причисляете к таким людям из СССР, которые ничего не делают?

Д.П.: Я такой же робот, как они – может, чуть-чуть более продвинутый и осознаю эту вещь. Это не увеличивает количество счастья – преумножающее знание умножает печаль. В «Матрице», помнишь, был такой кусочек, когда предатель сидит за столом, кушает и говорит: «Я понимаю, что эту историю мне сейчас матрица внушает. Но я хочу все это забыть». Он должен осознанно пойти на боль – проснуться в мире, где вокруг только машины, а он никто. Представляешь, предложить такой выбор всему населению постсоветского пространства? Поэтому они осознанно засыпают и просыпаются под Первый канал. Это та самая красная пилюля.

KYKY: Что конкретно вы имеете ввиду под машинами?

Д.П.: Машины – это то, что ты сам накосорезил. Ты не принимал никаких решений последние сто лет, со времен первой революции. Ты идешь на поводу у людей, которых ты даже не хочешь выбирать. Максимум – считаешь, что строительство твоего государства – раз в несколько лет кинуть бюллетень. Ты не строишь государство после работы. А строительство государства – в том числе белорусского и российского – это тяжелая работа после работы. Это и есть то самое царство машин, в которое мы сами себя впустили.

KYKY: Какие конкретно результаты своей работы над государством вы можете назвать?

Д.П.: Часть предпринимателей что-то изменяют в своей голове. Моя программа «Бизнес и немного личного» признана Агентством стратегических инициатив лучшей радиопрограммой о предпринимательстве. То есть даже государственный орган – я не говорю уже об отзывах предпринимателей – оценивает это как значимый вклад. Другая программа, «Час предпринимателя» признана Торгово-промышленной палатой лучшей с точки зрения освещения вопросов предпринимательства. Количество медалек и наград от экспертного сообщества у меня зашкаливает разумные пределы – я их просто кладу в шкафчик.

KYKY: Считаете ли вы, что чтобы в Беларуси что-то изменить, предприниматели должны следовать вашему примеру?

Д.П.: Не надо действовать по моему примеру. Как в песне Высоцкого – не значит, что надо за мной, выбирайтесь своей колеей. Мой совет – меняй и создавай шарик вокруг себя, как хочешь его видеть, и не плачься, что за тебя его кто-то должен сделать.

KYKY: Что вы имеете ввиду кроме своей компании, семьи и своего двора?

Д.П.: Этого более чем достаточно. Поверь мне, задачи изменить отношение хотя бы семьи, что ты не сволочь и не урод, как это преподносят средства массового поражения (которые ошибочно называют средствами массовой информации), хватит до окончания века.

Убедить, условно говоря, свою маму, что ты не воруешь, а зарабатываешь и создаешь продукт, любому предпринимателю будет крайне непросто.

KYKY: Представьте, что вам дали значительный пост в Беларуси и предоставили полную свободу действий.

Д.П.: Аполитично рассуждаешь: неужели Коленька куда-то ушел? Это фантазия, победа сферического коня в вакууме. На место Коленьки я не могу претендовать. Я бы ничего не сделал – тут решает все Батька.

KYKY: Давайте всё-таки представим, что такая возможность есть.

Д.П.: Если говорить об этой фантазии – ниже поста премьер-министра здесь без толку брать. У вас практически такая же проблема, как и в России. В теории систем есть закон: когда количество управляющих вырастает до более полутора тысяч, система перестает нуждаться в объекте управления. Сейчас система воспроизводит сама себя. Если мы представим, что народ Беларуси и все предприниматели перестанут существовать, министерства и ведомства этого даже не почувствуют. Они просто станут ставить другие цифры: у них будет больше нулей, но работать они все равно будут, потому что замкнуты сами на себе. А для того, чтобы что-то изменить, этой системы не должно быть. Надо привести все в программное обеспечение. Государства не существовало бы – существовали бы написанные один раз законы. В Германии, например, многие законы работают со времен кайзера. Поэтому просто имплантируется законотворческая деятельность любого государства, которое более-менее эффективно работает. Эстония яркий пример: у них нет нефтегазового проклятья, практически нет чиновников – система работает без них. Все очень легко проверяется: надо фантазийно представить, что в министерство попадает бомба – и больше никого нет. Практически во все министерства и ведомства можно сейчас эту бомбу запустить – экономика всё равно будет работать.

KYKY: То есть, получив пост, вы бы отпустили ситуацию, так?

Д.П.: Нет, не отпустил бы. Я прописал бы коррелирующие друг с другом законы программного обеспечения. Чиновники существуют, потому что они осознанно пишут не коррелирующие законы, чтобы их нарушали и чтобы у них постоянно была работа. Их работа очень правильная для системы, идеальная с точки зрения креатива.

KYKY: Что вы бы предложили сделать с налогами, фондом соцзащиты, белгосстрахом?

Д.П.: Для этого надо осознать: в состоянии ли мы с точки зрения демографии прокормить будущих пенсионеров? Не сегодняшних – их трогать нельзя, потому что у них нет уже возможности ничего изменить. Но, например, я понимаю, что сегодняшние десятилетние не смогут кормить сегодняшних сорокалетних. Поэтому сегодняшним десятилетним надо объявить: пенсии не будет, откладывайте на неё сами – как это сделано в Китае. Все, что касается пенсионной системы – это исключительно демография, а не волеизлияние.

KYKY: Обосновано ли существование пенсионного фонда в таком случае?

Д.П.: Для выполнения функции системы ради системы – обоснованно.

KYKY: У вас есть бизнес в Болгарии, Чехии, Бельгии и Китае. Вы бы стали что-то применять из правил ведения бизнеса там?

Д.П.: Бессмысленно – имплементировать придется всю систему. Невозможно на «запорожец» поставить колеса от «мерина»: разнесет и колеса, и Запорожец. На Запорожце должны стоять колеса, соответствующие данной машине.

KYKY: То есть, пока не поменяется система, в Беларуси бессмысленно что-то делать?

Д.П.: Почему? Систему надо менять. Каждый на своем месте создает маленький мирок. Что мешает господам предпринимателям после работы трудиться над созданием этого мирка? Ведь не только Потапенко может делать программы на радио и телевидении, помогать другим предпринимателям включить голову, чтобы они не только красную пилюльку глотали, но хотя бы иногда запивали ее голубенькой водой. Это и вы можете делать: объяснять своим друзьям, знакомым, близким, что предприниматель это не сволочь и не урод – это человек, который создает страну. А любой человек с ксивой не создает страну – он потребляет её ресурсы. Налоги – это покупка услуг.

Я, отработав на своей работе, заплатил деньги, чтобы были нормальные дороги, чтобы сирые и убогие были утешены и их становилось с каждым годом меньше. Будьте любезны, дайте мне это, и, безусловно, чтобы тех, кто управляет моими ресурсами, то есть налогами, тоже становилось все меньше.

KYKY: В Беларуси больше 600 убыточных заводов, которые остались от Союза: МТЗ, МАЗ и прочие. Они существуют на дотации государства, но их не закрывают под предлогом, что будет всплеск безработицы. А что на ваш взгляд можно сделать с этими заводами?

Д.П.: С заводами делать ничего нельзя. У вас не будет дополнительной экспортной выручки помимо того, что вы торгуете углеводородами, перегоняя их из России. Когда здесь возникнут другие производства, туда можно будет перевести сотрудников МАЗа и всех остальных заводов.

KYKY: Я так понимаю, вы имеете ввиду создание новых производств?

Д.П.: Нет. Никаких производств создавать пока что не надо – сначала захватываются рынки.

KYKY: Хорошо, но ведь эти заводы оказались в такой ситуации, потому что продукция неконкурентоспособна.

Д.П.: А я же не говорю, что захватывать нужно с помощью их продукции. Захватывать нужно с помощью продукции, которая пользуется спросом, а это пока оставить на балансе. Но это задача государя – мотаться по всему миру и «впуливать» конкурентоспособный товар.

KYKY: Какие продукты, производимые в Беларуси, вы считаете конкурентоспособными?

Д.П.: Конечно, сейчас сельское хозяйство – слабая функция, но если его продукцию дотянуть с точки зрения стандарта, можно, теоретически, продавать её на внешних рынках. Можно воспользоваться слабостью России и заняться переделом нефтегазового сырья – Россия сама этим не занимается. Потому что основной экспортный потенциал Беларуси – это наши нефть и газ, которые она гонит.

KYKY: Как поступать с сельским хозяйством для этого, если оно убыточное?

Д.П.: Да, убыточное, но оно дотируется как раз за счет углеводородов. Об этом и речь – чтобы «туда» вывезти, надо сильно дотянуть сельское производство с точки зрения «буржуинского» стандарта. Я ж не просто так сказал – валютная выручка.

KYKY: Почему вы считаете, что белорусские помидоры будут лучше тех же польских или испанских?

Д.П.: Вопрос не в климате – вопрос в руках. В Израиле и Египте выращивают картошку – наверное, там с климатом и землями похуже, чем в Беларуси. Так что «здесь вам не равнина, здесь климат иной» – это все иллюзорность. Ручками надо впахивать, и головкой думать.

KYKY: Какие рынки, на ваш взгляд, являются перспективными для Беларуси?

Д.П.: Все это вопрос технологии. Не существует неперспективного рынка. Спрос есть везде – это вопрос навыка и умения торговать. Не умеешь – значит, закрываешь лавочку под названием «государство» и сам с кресла слезаешь. Ты же государь или кто? Это и есть мера ответственности. В первую очередь, надо говорить не про рынки, а про то, где у тебя есть хоть какой-то технологический навык. Ракеты Беларусь не сможет производить. А, например, за счет географического положения и сидения на транзите у Беларуси есть шанс.

KYKY.ORG

Фото — Slon.ru

18 мая 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…