+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Дмитрий Растаев: Зайка-пересмешница

В жизни у меня есть две страсти — чай и кино. Все остальное в ней я изучаю сквозь призму того, сколько чая мне нужно выпить, чтобы вспомнить, в каком кино уже это было.

Наблюдая за феноменом Короткевич, я долго не мог уловить аналогию происходящего. Пока, наконец, за одним из чаепитий не услышал композицию «Abraham’s Daughter» от Arcade Fire, игравшую в финале первой части франшизы «The Hunger Games», известной в русскоязычном изводе, как «Голодные игры».

Всё встало на свои места, пазл сложился. Ну, конечно! Татьяну Короткевич я уже видел в образе Китнисс Эвердин, девушки из 12-го дистрикта, принявшей участие в жестоком шоу по сценарию Капитолия, но в итоге сломавшей этот сценарий. Всё сходится.

Даже если отбросить конспирологические версии, о том, что Короткевич «фейковый кандидат», «проект рэжыма» и «агент КГБ», активно муссируемые змагарской торсидой, всё рано придётся признать: да, став участником предвыборной гонки, Татьяна вступила в игру, правила которой писаны не ею. (Хотя в жизни, вообще-то, мы постоянно вступаем в подобные игры. Игр, чьи правила были бы писаны нами самими, в мире не так уж и много.)

Решив участвовать в «Голодных играх», Китнисс Эвердин тоже вступает в игру по чужим правилам. И поначалу ничто не предвещает того, что этот маленький человечек окажется жгучей занозой для действующей Системы. Китнисс раз за разом меняет алгоритмы игры, приноравливает их под себя, и в итоге уже не ей приходится подстраиваться под Систему, а Системе под неё.

Чтобы продержаться в «Голодных играх», необходима воля к победе. У Эвердин она была, и у Короткевич она, похоже, в наличии. Вряд ли «фейковый кандидат» и «проект рэжыма», тем паче «агент КГБ» вёл бы свою предвыборную кампанию с тем искренним человеческим азартом, с каким ведёт её Татьяна.

Да и не слишком ли крупный аванс выдаём мы власти, записывая в её актив Короткевич? Не так уж она и креативна, эта власть, чтобы разработать проект подобной сложности.

Разбросать по площади штыри и заточки, чтобы гражданин Давыдько снял потом зубодробительный пасквиль — это да, это она может. Пригласить на сенокос старичка Депардье — тоже может. Но создать молодого симпатичного кандидата, который, к тому, же отчаянно дёргал бы её за все выпуклости и при этом ратовал бы не за Плошчу, а за мирные перемены, что полностью девальвирует «украинский козырь» — «Люди боятся повторения украинских событий, а потому будут голосовать за Лукашенко» — взятый на вооружение госпропагандой?

Об этом мало кто задумывается, но голоса у Лукашенко, если их действительно будут считать, может отобрать не Гайдукевич, чей электорат ограничивается, в основном, членами его партии и ей сочувствующими, и не Улахович за которого вообще непонятно, кто будет голосовать, а именно Короткевич, которую многие адепты стабильности воспринимают сегодня как эдакого Лукашенко-лайт — та же стабильность только без агро-закидонов.

Ну и зачем самому Лукашенко такой «проект»? Ради чего? Ради повышенного процента явки в день «V»? Так явка никогда не была проблемой на наших выборах, и не будет, даже если демократический электорат в полном составе проигнорирует 11 октября избирательные участки. Или, может, ради того, чтобы выпендриться перед Западом — вот, мол, и у нас есть демократический кандидат? Так Западу всё равно, кто участвует в выборах — красные, зелёные, золотопогонные — лишь бы всё прошло без слишком большого сучка и чересчур упрямой задоринки.

Вот и получается, что ни одного внятного довода за то, чтобы власть своими руками натирала себе мозоль столь сложным «проектом», нет. (В России, кстати, «проектом Кремля» в своё время считали Алексея Навального. Правда, громче всех об этом трындели маргиналы типа Лимонова, но сегодня, кажется, и они поутихли.)

Да, рассчитывать на победу ТаК в этом электоральном сезоне, возможно, рано — агро-Капитолий ещё достаточно устойчив, чтобы не дать себя обвести вокруг жатки. Но эти выборы и не нужно воспринимать, как арену блицкрига — расценивать их нужно как мастерскую будущих возможностей.

Ведь вскоре за президентскими выборами последуют парламентские, где политический капитал, накопленный Короткевич в ходе нынешней кампании, может выстрелить самым неожиданным образом. А там и очередные президентские подоспеют. Человеческая история с каждым днём ускоряет свой бег, и за пять лет ох, как много чего может измениться в нашей жизни! Китнисс Эвердин тоже ведь совершила рывок не в один присест.

Да и Капитолий сегодня далеко не так монолитен, как это было даже в 2010 году. Видя, что на политическом поле появился новый, вполне адекватный вызовам времени игрок, в капитолийских коридорах могут появиться свои Сенеки и Плутархи, которые в нужный момент протянут отечественной Китнисс руку помощи.

Но заручившись поддержкой одних лишь высокопоставленных капитолийцев, Эвердин вряд ли бы смогла добиться многого. Вторым её крылом в схватке с Системой была поддержка народа, для которого она стала символом перемен и надеждой на освобождение. Станет ли таким символом для белорусов Короткевич? Это зависит не только от неё, но и от нас с вами.

Короля делает свита, а бунтаря делают массы. И бунтари порой становятся королями. Сравнение, конечно, не самое удачное, но ведь в 1994 году именно массы своей поддержкой и верой из довольно нелепого и малопривлекательного персонажа сделали сначала борца и победителя, а потом и хомут себе на шею. Но сейчас и время другое, и ситуация иная, и персонажи куда более авантажные. Сможем ли мы преодолеть горький опыт, а также предрассудки и мифы, чтобы сдвинуть, наконец, с мёртвой точки наш общий камень? Хотелось бы верить.

Дмитрий Растаев, БелГазета

29 сентября 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…