+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Гражданская инициатива: как я полтора года занималась открытием частной школы в Минске

Сегодня у себя в facebook журналистка Анна Трубачева сообщила о том, что оставляет масштабный образовательный проект «квенцінавы дзеці», идейным вдохновителем которого она была в течение полутора лет. «Вместо того, чтобы делать «для всего общества», мы сделаем для тех двух-трёх десятков, которым проект действительно нужен», – Анна объяснила kyky причины решения.

школа мечты

Недавно мне на глаза попалась интересная заметка с четким обоснованием, почему в Беларуси не могла бы возникнуть компания Apple. Автор публикации цитирует уголовный кодекс РБ и убеждает нас, что успех всемирно известной инициативы незаслуженно преувеличен, поскольку деятельность Стива Джобса и Стива Возняка (невзирая на ее значимость и вес) в Беларуси не может рассматриваться иначе как незаконная: где-то там в гараже собрали компьютер, изготовили несколько десятков таких, продали их, и только потом зарегистрировали компанию – незаконная предпринимательская деятельность организованной преступной группы. Автор продолжает зачитывать выдержки из УКРБ, и становится понятно, что ребятам сильно повезло родиться в США, поскольку тут они исправно мотали бы свое в местах не столь отдаленных.

Но судьба двух калифорнийских изобретателей сложилась иначе – good for them – зато мы, по каким-то причинам родившись в Беларуси, генетически и исторически получили навыки и характеристики, немыслимые для жителей западных стран. И сегодня я расскажу о том, чего стоит белорусу верить в то, что «гражданская инициатива способна изменить мир». Насколько просто продвигать и реализовывать социально значимые и масштабные проекты с нуля и без денег? Какие плюсы и минусы у проектов, которыми руководит дилетант от бизнеса и управления? Готов ли белорусский бизнес инвестировать в КСО проекты и будущее белорусского общества, готово ли государство поддерживать такие затеи и вести переговоры с обычными инициативными гражданами? И самый важный аспект – заинтересовано ли в продвижении инициатив само белорусское общество? Прорывы и заблуждения – история длинною в полтора года, но я постараюсь изложить ее кратко и по существу.

Идея. «Отреагировал» не означает «готов идти вместе»

Итак, гражданская инициатива в Беларуси – это когда тебе «больше всех надо». Однако когда начинаешь двигаться в задуманном направлении, выясняется, что «надо» многим, только озвучить свои пожелания люди не решаются, не привыкли, боятся – тут так не принято, и, возможно, еще потому, что изучать уголовный и административный кодексы нашей страны – дело тягомотное и неувлекательное. И когда я, обычная мама, стала писать о намерении открыть большой образовательно-коммуникативный центр с современными и гуманными методиками обучения, с желанием поднять и популяризовать культуру воспитания и родительства, на меня обрушилась лавина писем: люди благодарили, присылали резюме, писали свои истории о том, как «не повезло с учителем», как они «давно мечтают об открытии школы нового образца», люди становились в очередь на обучение, делились советами, предостерегали, желали удачи, предлагали любую помощь «хоть обои клеить» – я до сих пор получаю десятки писем каждый день. Десятки писем каждый день в течение года.

Забегая вперед, нужно отметить, что главным моим заблуждением в данной истории было именно это «многим надо»: на самом деле, как выяснилось позднее, «надо» всего нескольким десяткам, а «многие» просто отреагировали. Только сейчас я понимаю, что «отреагировать» не означает «идти дальше вместе». Я вернусь к этому вопросу позднее, а пока продолжу в хронологическом порядке.

Как возникает идея для гражданской инициативы? В какой-то момент начинаешь понимать, почему мы живем так, как живем, и более того, ты даже знаешь, что нужно сделать для того, чтобы жить лучше. Ты слушаешь людей, делаешь исследования, у тебя начинает складываться четкое видение проекта, который просто необходимо реализовать, ты веришь в этот проект, в перемены, которые он с собой принесет, ты знаешь, что у тебя хватит сил воплотить его в жизнь. Чтобы продвигать гражданские инициативы, нужно быть идеалистом и авантюристом в равной степени, быть бесстрашным Дон Кихотом – так было в моем случае – ничего особенного.

Слава. «Запаситесь терпением: у вас еще ничего нет, а людей вы уже взбудоражили»

Итак, обычная мама решается открыть школу мечты, которую спят и видят многие белорусские родители. Денег для вложения в дело у мамы нет, нет опыта работы в сферах бизнеса и управления, никаких познаний в вопросах юриспруденции, никакого педагогического образования – один голый энтузиазм и неиссякающий интерес к тому, каким может быть современное обучение и воспитание. Впрочем, мама не совсем обычная, поскольку является авторитетным журналистом, публицистом и, при желании, пиарщиком – описывать свою деятельность как «авторитетную» от первого лица несколько нескромно, поэтому, обозначив свою профессиональную занятость, перехожу на более понятное «я».

Итак, в «школьном» начинании как нельзя кстати пригодились мой профиль в «фэйсбуке» с пятью тысячами подписавшихся. Сложно перечислить все, что мне удалось свершить посредством коммуникации через социальную сеть: найти единомышленников и педагогов, которые вложили в проект горы своего труда, удалось провести многократные опросы, привлечь самую разнообразную помощь (от юридических консультаций и дизайн-проекта помещения до переводов документов и верстки презентаций), добиться представления проекта в Горисполкоме у его председателя и руководства комитета по образованию, рассказать о проекте потенциально заинтересованным инвесторам, привлечь внимание родителей – изначально именно за счет инструмента SMM масштабный проект образовательного центра продвинулся настолько далеко.

Благодаря возможностям соцсетей и, конечно же, всем людям, которые целый год бесплатно, подчеркиваю – бесплатно – работали над реализацией этого проекта, удалось пройти долгий путь от фантазии к стартовой готовности.

Моя неистовая интернет-активность дала проекту очень много, однако и потребовала взамен не меньше. Начиная раскрутку гражданской инициативы через социальные сети, будьте готовы (помимо писем радости и благодарности) получать от людей претензии и требования «делить авторские права», поскольку они «тоже думали об открытии такой школы», не удивляйтесь, если узнаете, что вы «сумасшедшая» и «невежда», потому что «лезете, во что не знаете», не пугайтесь угрозам, которые «не позволят вам очернять официальную систему образования», научитесь достойно принимать «обличающие» вас письма, в которых наверняка знают, что вся ваша инициатива делается исключительно в целях самопиара, а также смиритесь с тем, что «ваше самолюбование и эгоцентризм прилично надоели окружающим».

Крепитесь, потому что теперь вы будете постоянно прописаны в соцсети – это и станет вашей основной работой: по шесть-восемь часов в день вы станете отвечать на письма с благодарностями, предложениями, предостережениями и резюме, вы начнете отслеживать количество лайков и репостов, станете читать комментарии, потому что все это важно, и несет сведения о развитии проекта, его нужности. Вся ваша журналистская активность сосредоточится отныне в поиске инфоповодов и составлении публикаций, которые должны привлечь внимание или помощь, собрать мнения или конкретных специалистов.

Вы будете получать звонки в любое время суток с вопросами в вроде «Ну, шо, какие у вас там сення «кружки»? «У меня мальчику 8 лет. Куда к вам ехать?»

Научитесь спокойно отвечать, что проект еще только планируется. «Слава» настигла вас-таки, и теперь каждый, кто знает о проекте, будет считать своим долгом подойти к вам и расспросить, когда же открытие. Запаситесь терпением: у вас еще ничего нет, а людей вы уже взбудоражили. Приготовьтесь к ответственности за это. Но в моем случае не было выбора: SMM был единственно верным инструментом, который за год позволил совершить очень многое.

Tarantino.by-2015-Deti-3740

Команда. «Люди готовы работать за идею, но, не увидев реализации своей работы, начнут перегорать и искать виновного»

Начнется все со сбора команды. Сначала наугад: проекту нужны педагоги. У вас дома будут собираться десятки замечательных людей, готовых к изменениям, и вы станете рассказывать им о том, каким хотите видеть обучающий процесс, уроки и учеников в будущем. Многие из них будут расходиться, не получив от вас конкретного задания – вы не педагог, а большинство будет хотеть быть всего лишь исполнителем, а не творцом. Тогда вы начнете искать методистов, и небо начнет вам посылать их. Это будут святые люди, которые станут работать наравне с вами, переживать за проект, и вы будете постоянно благодарить их за все, что они делают. Они наберут нужных проекту педагогов, они будут ходить с вами в министерства и горисполкомы, они подготовят учебные материалы и методички. Они поверят вам, но в один день начисто забудут, что вы – всего лишь мама, дилетант, инициативный гражданин. В один день они устанут и перегорят.

Будьте готовы к тому, что кто-то из них вдруг объявит вам, что вы проекту больше не нужны, потому что делаете все не так. Что, будучи дилетантом, а не бизнесменом, до сих пор не нашли денег, что роль ваша в этой затее не ясна, и вас, в лучшем случае, при необходимости привлекут, как пиарщика. Может случиться и так, что вы услышите, что «именно из-за вас проект тормозится, и неясно почему вся слава достается именно вам, а не тем, кто, очевидно, сделал больше». Готовьтесь простить и понять причины, которые заставляют людей переживать за проект таким образом, но после все же соберите волю в кулак и попрощайтесь с теми, с кем вам после года совместной работы больше не по пути. Если вы не осознаете, что при всем своем дилетантстве и «долгом блуждании» именно вы являетесь двигателем и вдохновителем проекта, то все разлетится в три секунды. Вам больше всех надо – не забывайте это. И да, теперь возьмите за правило хранить все документы у себя (даже те, в которых не разбираетесь), и впредь думайте о дистанции и дружбе в подобных начинаниях.

Поднимайтесь, не раскисайте в чувстве вины, и начинайте лично заниматься тем, чем до вас занимались методисты: познакомьтесь с содержанием методичек, верните половину команды педагогов, которые тоже вдруг увидели, что вы не всемогущи, начните снова вселять во всех надежду, подбодрите коллег новостью о том, что еще одна компания проявила потенциальный инвесторский интерес к образовательному проекту, и, что вот-вот все получится.

Важный момент: люди готовы работать за идею, но через какое-то время, не увидев реализации своей работы, начнут перегорать и искать виновного. Им окажетесь вы – и это справедливо, потому что вам, в свою очередь, винить некого.

Инициатива. «У дилетантов есть весомый плюс – бесстрашие»

В такие моменты важно понимать, что у вас особая роль в проекте – вы вдохновитель. Да, вы не бизнесмен и не управляющий, не педагог и не инвестор, вы – дилетант. С одной стороны, дилетанты бесстрашны, потому что не знают границ и рисков, с которыми знакомы профессионалы. Дилетанты – фантазеры, они считают, что возможно все, и если они готовы на компромисс с реальностью, то их желание видеть мир иным, их упорство может принести невероятные свершения и открытия. Помню, как после презентации проекта в Горисполкоме наши педагоги были очень воодушевлены и говорили мне о том, что «мы бы не отважились спросить». Я не педагог, и поэтому могу легко задавать руководству системы образования вопросы вроде: «Вот кодекс об образовании, по нему можно делать это и это, мы ничего не нарушаем?» Выяснилось, что кодекс обязывает лишь к использованию обучающей программы государственного образца (а она нормальная!), но в методиках педагоги полностью свободны: система никого не сдерживает в том, чтобы преподавать интересно, творчески, с любовью к профессии и к детям – это важно для понимания, а то говорят, что «система нам не позволяет». Система – это все мы, пока бездействуем. И это – непаханое поле для гражданских инициатив.

Но у дилетантского пути есть и свои сложности. Если бы я была хорошим управляющим, если бы у меня были деньги, если бы я понимала, как организовывать учреждение образования, и у меня был бизнес-опыт, путь блужданий был бы намного короче. Если бы я мыслила как бизнесмен, я бы понимала, на каком языке говорить с потенциальными инвесторами, какие документы и в каком виде им нужны, кому предлагать участие в проекте и на каких условиях, где переживать, а где не «рваться». Я бы понимала разницу между понятиями «есть инвестор» и есть «потенциальный интерес инвестора», и сдерживалась бы от радостных обещаний по проекту. И, возможно, мы бы уже запустили проект. А может быть и нет, потому что у дилетантов есть весомый плюс – бесстрашие.

Выводы. Лайки и перепосты не означают, что на идею скинутся хотя бы по доллару

А теперь о том, сколько же людей «ждут и верят в проект». Когда полгода назад наша команда готовилась к обкаточному курсу, под который был написан учебный план и набраны дети, потребовалось что-то около 12 тысяч долларов, чтобы закупить учебное оборудование для классов, мебель и уплатить аренду помещения. Две недели я готовила проект для краудфандинговой площадки «Улей»: снимала видео, наполняла страницу, договаривалась с замечательными людьми о подарках (здесь, как и во многих случаях за эти полтора года – обо всех не напишешь в этой публикации – помогали знакомые и незнакомые люди: обзвонить, собрать информацию, систематизировать ее, etc), готовила публикации в соцсеть. Новость о запуске проекта на «Улье» за один день собрала только у меня на странице в ФБ около 200 перепостов и больше 300 лайков. За один день! И я, помню, поспорила с одним из руководителей «Улья» на то, что мы без проблем и очень быстро соберем эти 12 тысяч.

Напомню, что в то время я по шесть часов в день отвечала на письма благодарных и признательных. За два месяца, что проект провисел на «Улье» мы собрали что-то около 800 долларов, которые пришлось вернуть всем по правилам краудфандинговой площадки: не собрали всю сумму – вернули то, что люди перевели. Спор я проиграла, и была в недоумении: мы не просто предлагали людям пожертвовать в пользу будущей замечательной школы, мы меняли их деньги на крутые подарки (мастер-классы, занятия в кружках, сувениры), которые для нас подготовила масса отзывчивых и талантливых людей.

Tarantino.by-2015-Deti-9818

Спонсоры. «Цена вопроса была не такой уж заоблачной $100–150 тыс»

Параллельно я искала инвестирование у бизнеса. Наш проект оказался особенным еще и в том плане, что мы не подошли ни под краудфандинговую идею, ни под классический startup, ни под некоммерческий проект (читайте – гранты), ни под суперприбыльный коммерческий. Чистый КСО-проект: корпоративная социальная ответственность.

Встречались, правда, бизнесмены, которые объясняли мне, что образование может быстро окупить себя, если поставить соответствующие расценки на него (элитная школа), но это в принципе разнилось с тем, что затеяла я – социально-ориентированный образовательный центр с занятиями, доступными для многих, с бесплатными просветительскими мероприятиями, с инклюзивным направлением. Главная цель все же была не заработать, а повысить культуру образования, воспитания и родительства.

Я стояла на своем и уверяла команду, что все будет хорошо, ведь столько успешных КСО мероприятий проводится в Минске, сколько тратится компаниями на благотворительность. Справедливости ради надо отметить, что вся эта моя затея с улучшением жизни белорусов, затея, к которой уже успели присоединиться десятки людей (не просто сочувствующих, а реально помогающих), еще полгода назад не имела под собой никакой бизнес составляющей: никаких расчетов, смет, прогнозов, аналитики и четких описаний проекта. Все это было предсказуемо, ведь, повторюсь, я – не бизнесмен, а компании, к которым я обращалась за помощью в бизнес-сопровождении нашей идеи, хотели денег за свою работу.

Это все совершенно нормально – хотеть денег за свою работу – но у меня их не было, и в те дни я мечтала о том, чтобы в Минске работало агентство, специальный консультационный центр, который помогал бы дилетантам в роде меня реализовывать социально значимые проекты. Было бы здорово, думала я, продолжать участвовать в проекте на уровне идеи, вдохновения и общей координации, а решение прочих вопросов доверять профессионалам. Нам очень помогали юристы из SP&P и Ольга Смолянко из Центра правовой трансформации, но в вопросах бизнеса был полный пробел.

И в один прекрасный день я встретилась с идеальным потенциальным спонсором, который не потребовал ничего взамен: ни владеть школой, ни вмешиваться в ее дела, ни получать пиар за счет нее – руководителям компании просто понравилась моя идея и они решили помочь. Они очень терпеливо и с пониманием отнеслись к моему дилетантству, подробно объяснили, что и в каком виде нужно. Я снова кинула клич в соцсеть и нашла крутого специалиста по финансам, замечательную Татьяну Гаврюшину, которая не просто подготовила нам все необходимые документы, но и осталась в проекте – бесплатно, на вере и желании помогать.

Потенциальный спонсор ждал и полгода помогал советами и стратегическими решениями (это, к слову, важный момент, и сейчас я понимаю, насколько было уместно не просто дать деньги под идею, а помочь довести ее до конкретного бизнес-плана, до реалистичного видения): мы прошли регистрацию школы, придумали структуру, при которой убыточное для нас образование будет перекрываться доходом от кружков и прочей активности центра, мы подготовили серьезные сметы и планы выхода на самоокупаемость (как выяснилось в цифрах, проект оказался прибыльным и перспективным), мы не просто детализировали проект, а расставили в реалии всех его участников по своим «шахматным клеткам», нашли подходящее по санпинам здание – все было готово к игре, и цена вопроса открытия огромного образовательного центра в 2,5 тысячи квадратных метров была не такой уж заоблачной $100–150 тыс. Мы отправили возможному инвестору все документы, сметы, презентации и описания проекта на русском и английском, и принялись ждать решение. И мы почти получили его, только я вдруг поняла, что формат «проект для всего общества» на самом деле мало кому нужен (настолько, чтобы реально встать с места, реально поддержать), и что большинство просто наблюдает, выйдет у нас что-то или нет. А мы, между тем, очень многим рискуем – ниже я объясню, чем.

Содействие государства. «Лишь бы не мешали» оказалось мало

В небольшой статье не расскажешь всего, что хотелось, и только близкие люди знают, чего мне стоили четырехмесячные баталии с Горисполкомом и попытки вступить во взаимодействие с государством. Как выяснилось после презентации у мэра и руководства Комитета по образованию, проект наш «очень нужный и интересный», и что ему «будут содействовать». Но, например, с проблемой поиска подходящего по санпинам помещения все содействие закончилось предложением купить аварийное здание детского сада за $5 млн. Мы не просили ничего бесплатно (хотя даже в соседней Польше гражданские инициативы превращаются в культурные, молодежные и семейные центры, под которые государство бесплатно отдает заброшенные здания, помогает в их восстановлении, в реализации инициатив), мы просили помочь найти хоть что-то, что мы могли бы снять или по разумной цене купить, что-то, что соответствовало бы государственным же требованиям в вопросах организации учебного пространства. Здание мы нашли сами.

Близкие знают, чего мне стоило все это время заниматься не своим делом: разбираться с юридическими и административными вопросами, вникать в налоговые и бизнес-аспекты, искать инвестирование. Ужасно изматывает, когда ты стучишься в каждую дверь с фразой «здравствуйте, мы рады вам предложить», и понимаешь, что это было неверное направление для обращения, а силы растрачены, потому что нет соответствующих навыков и знаний о том, как правильно искать инвестирование.

Сколько было написано писем и обращений с презентацией проекта и его сметами! Конкретным знакомым, бизнесменам, владельцам компаний, членам ротари-клуба и бизнес-сообществ – в Беларуси принято просто не отвечать на письма. Если за рубежом обычно пишут, что, мол, спасибо, получили, свяжемся с вами (далее могут и не связаться), то белорусы просто не отвечают.

Близкие и друзья знают, чего мне, гиперответственному человеку, стоило продолжать верить и поддерживать всю команду, члены которой (в очередной раз нужно отдать должное) ждали и верили. Многие разошлись, потому что устали ждать. Не опишешь в двух словах, что стоит за каждым оптимистичным постом о проекте, потому что права расслабиться, разувериться, сдаться хотя бы на минутку у тебя нет: только опустишь руки, как все наработанное развалится, все разойдутся и быстро забудут о том, что были какие-то идеи и планы.

Занятие не своим делом, неудовлетворенность и чувство вины перед другими от того, что проект все никак не заработает (при том, что в него вброшено столько реального труда многих людей), гиперответственность, терзания, опять же, от неспособности выполнить то, на что замахнулся (вроде как всем пообещал вокруг) – все это стоило мне самой длительной и тяжелой в моей жизни депрессии.

Еще один важный момент: часто люди кидают инициативы, потому что надо еще что-то есть, а ты целыми днями бегаешь со своей идеей… Поэтому отдельное спасибо мужу за выдержку, понимание и трудолюбие: эти полтора года в нашей семье зарабатывал только один из двух взрослых (в нашем случае инициатива открыть школу исходила не от жены состоятельного гражданина), и жили мы все это время более чем скромно.

Школа мечты2

Вместо вывода. Самые сложные полтора года моей жизни

Это были странные полтора года, в которых было много восхитительного: десятки людей, с которыми я познакомилась, и которые показали, что не все в этом мире о деньгах и собственной выгоде – это была светлая сторона проекта. Были сотни людей, которые рассказали свои истории и доверили надежды, которые поддерживали и приободряли.

Но также я совсем недавно поняла, что те «многие», для которых задумывался этот проект, вряд ли помогут сегодня. А следующий этап моего сражения заключался бы в том, чтобы открыть огромный центр на 2,5 тысяч кв.м, и крутиться день и ночь, чтобы вывести его на полную самоокупаемость – условие, при котором нам, возможно, помогли бы открыться. Так вот, в какой-то момент я стала понимать, что не уверена, смогу ли наполнить каждый квадратный метр популярными кружками и их посетителями, которые окупали бы невыгодную и самую низкую в городе стоимость обучения у нас. На словах готовы многие, но проверить это на деле у нас нет финансовой подстраховки – у нас могла бы быть только возможность открыться и заработать, а никак не сидеть на шее у спонсора.

На прошлой неделе я сделала новую попытку собрать немного денег, на этот раз на «Маесэнс» (на самом деле, выяснить активность вокруг проекта), и поняла, что люди просто наблюдают, и то с ослабевающим интересом: чуда сразу не случилось – можно расходиться. Я могу предположить, что никто из знаменитостей и публичных людей, к которым я обратилась за поддержкой проекта, что никто из них не читает фэйсбук, но я же знаю, что очень многие в курсе – отозвалась все та же пара десятков, которые действительно переживают, и в почту пришли вопросы от тех, кто и полгода назад хотели отдать к нам детишек. Детишек, которых я видела, родителей, с которыми я реально встречалась, видела их готовность идти с нами до конца. Так вот, таких всего несколько десятков, те, которым вся эта школьная затея действительно нужна. Нужна настолько, что: «Анна, может, мы заплатим за обучение вперед, чтобы школа смогла открыться?»

Я приняла решение отказаться делать огромный проект «для белорусского общества», потому что от желания «многих» ходить на кружки, спектакли, мастер-классы, лекции зависит возможность учиться для тех, кому это действительно нужно, прямо сейчас. Если бы у нас было постоянное спонсирование, можно было бы рискнуть, но не в наших обстоятельствах.

Вместе с отказом от большого проекта уходит возможность реализовать официальную аттестированную школу (большое здание проходило по санпинам, но снять нам его приходилось целиком). Маленький же, упрощенный проект реализовать – больше смысла, но тогда у него не будет статуса официальной школы. Впрочем, это не смутит тех, кому моя инициатива всегда была нужна: а это те родители, которые уже решили, что их дети будут учиться или на дому («Индивидуальный план обучения»), или на дистанционных программах в России, или в частной школе.

В сентябре наша команда откроет маленький вариант на два учебных класса – кружок проектного обучения для двух десятков деток-первоклашек на «домашнем обучении».

Нам очень пригодилось бы содействие властей города, чтобы иметь возможность снять правильное по санпинам небольшое помещение, но, повторюсь, нам найти его в городе не удалось, а Горисполком радостно забыл о нашей инициативе.

Это были удивительные полтора года, очень тяжелые, но я ни о чем не жалею. Я поняла самое важное: мечты сбываются, просто иногда – опережая готовность к ним реального мира. Я поняла, что совершенно не хочу быть бизнесменом, что это не мое, и что нормально не хотеть быть бизнесменом – каждый должен заниматься своим делом. Я узнала про общественную готовность помогать и не помогать, верить и не верить – все это было очень важно, и мне, просто маме, без денег и связей, при поддержке команды и единомышленников в соцсети, удалось за полтора года проделать огромную работу. Если кто-то хочет продолжить или повторить мой путь, я могу рассказать в деталях и помочь наработками. Нужно, обязательно нужно не сидеть на месте, потому что мы все – система, на которую пеняем, пока бездействуем. Спасибо всем еще раз за вашу помощь, веру и содействие.

Анна Трубачева, KYKY.ORG

15 марта 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…