+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

«Идея спортивной нации воплощена только в медийном пространстве, в реальной жизни этого нет»

На спортивных площадках и стадионах страны появился плакат Татьяны Короткевич «У добрых людзей не толькi хакей!». В интервью «Салiдарнасцi» представитель коалиции «Народный референдум» на президентских выборах ответила, что имела в виду, и где, на ее взгляд, болевые точки современного белорусского спорта.

555

Кандидат в президенты Беларуси Татьяна Короткевич с симпатией относится к спорту, но при этом ее раздражает, когда на спортивных достижениях белорусов зарабатывают политические баллы. Вершиной спортивной пирамиды она считает детский и массовый спорт, поэтому сильно огорчается, когда реальное положение дел в этих областях не имеет никакого отношения к фонтанам патоки, которые с завидной регулярностью бьют из телеэкранов белорусов.

В большом интервью кандидат в президенты рассказала, как едва не стала профессиональной спортсменкой; объяснила, почему скептически относится к назначению силовиков и бизнесменов председателями спортивных федераций; призвала любить спорт, но при этом не считает его первой социальной необходимостью.

— Татьяна Короткевич и спорт — это?..

— …история, которая продолжается до сих пор. Со школьных времен хорошо играю в волейбол, баскетбол, настольный теннис. Я научилась плавать, занимаюсь йогой, рукопашным боем, думаю, какой вид спорта еще освоить. Спорт — это ощущение уверенности, легкости, какой-то внутренней свободы: того, чего часто многим не хватает.

У меня, кстати, был шанс стать профессиональной спортсменкой: я два года серьезно занималась велоспортом, и даже 4 месяца тренировалась в сборной Союза. Мой тренер Михаил Марков – 11-кратный чемпион Союза по велоспорту, он подготовил много звездных воспитанников. Рядом со мной занималась 2-кратная олимпийская чемпионка Эрика Салюмяэ, работоспособность которой изумляла. В14 лет я стала самостоятельной: получала 360 рублей (в три раза больше мамы), жила в Крылатском, у меня был свой номер…

Но шансом стать успешной и знаменитой не воспользовалась. Причем совершенно осознанно. Я уже в подростковом возрасте понимала, что спорт рано или поздно закончиться, и в итоге останусь ни с чем. Мои сомнения подкреплялись плохо организованным учебным процессом: у нас были общие уроки математики, русского языка – никто не развивал наши интеллектуальные способности. Спортсменам, закрывая глаза, ставили тройки, а я же всю жизнь была отличницей. Поэтому спорт для меня закончился тем, что я сделала выбор в пользу учебы.

— Какой-то особенный эпизод остался в памяти из той прошлой, спортивной жизни?

— Отдельные соревнования не запомнились, но хорошо помню, как тяжело давались большинству спортсменов групповые гонки. Ты должен быть не только быстрее и выносливее всех, досконально знать свой физический ресурс, но и быть готовым к тому, что тебя будут постоянно выталкивать из трека, оскорблять, любыми средствами выводить из равновесия. Это, наверное, самые главные впечатления от велоспорта. Мне преподали хороший урок, и теперь, когда я снова в групповой гонке, только политической, прекрасно понимаю, что все средства хороши – лишь бы не было жертв (смеется).

***

— Вы следили за развитием карьеры ваших сверстников? Кто-то стал известным спортсменом?

— Знаю, что мой белорусский тренер, Людмила Кузьмина, все еще тренирует, но со своими однокашниками больше не пересекалась. Раньше детско-юношеский спорт был действительно массовым, дети шли в различные виды спорта, чтобы получить удовольствие, укрепить здоровье. Тренер приходил в школу и проводил набор (не отбор, как это сейчас принято), тебе не нужно было просить родителей за что-то заплатить. Все было просто и доступно. Это теперь из популярных видов делают что-то элитарное – футбол, хоккей, теннис. Попасть куда-то в бесплатную группу практически не реально, все стоит денег. Такое вот социально ориентированное, но финансово зависимое государство…

— Но детские соревнования по-прежнему проводятся на всех уровнях — от районных до республиканских. 

— Откроешь госспрессу, зайдешь на сайты спортшкол, отделов образования – там все красиво: дети тренируются, выступают, завоевывают медали. Но почему нам изнанку не показывают? Мой сын год прозанимался в известной футбольной школе: тренеры нарушают спортивный режим, тренировки проводятся три раза в неделю в разных местах.

Но больше всего не понравилось, что идет жесткая оценка детей – тебе не помогают развиваться физически, а изначально ищут какую-то выгоду. Это критерии спорта высоких достижений, но зачем такую методику применять в детском спорте? Ребенку могут в грубой форме сказать, что он набрал вес, и не каждый это нормально воспримет: дети живут здесь и сейчас, и, если им что-то в тягость, они дальше этим заниматься не будут. Правильная система физкультуры и спорта могла бы сформировать здоровую нацию, но у нас привыкли работать для отчетов, а не для детей.

Похожие проблемы и в массовом спорте. Раньше была традиция поддерживать форму в трудовых коллективах, но сейчас даже не все спортивные школы могут свободно арендовать спортивные залы, площадки. Я общалась со знакомыми тренерами, они дали понять, что иногда доходит вплоть до коррупции: директора школ не хотят давать площадки без дополнительного вознаграждения. Для меня пойти вечером в спортзал было традицией, но теперь традиции, к сожалению, другие.

— Причиной тренерского безразличия зачастую становятся низкие зарплаты. Вы одобряете такое явление, как «родительское собрание», когда родители занимающихся спортом дополнительно скидываются на зарплату тренерам, полагая, что к их детям будут относиться лучше?

— Это непрозрачная система, способная привести к внутреннему расколу. При такой схеме создаются неравные условия для детей, чьи родители имеют разный уровень доходов. Что делать папе или маме, которые хотят, чтобы их ребенок занимался, но у них нет возможности заплатить? А ведь говорят, что наиболее склонные к спорту дети зачастую рождаются в бедных семьях. Разово отблагодарить тренера или учителя – это нормально, по-человечески, но ставить такую «благодарность» на поток… Мы платим налоги – государство должно беспокоиться о том, чтобы все работало нормально и открыто. Я понимаю, когда родителей просят скинуться на участие в каких-то турнирах, помочь спортшколе, но всему должны быть пределы.

***

— На ваш взгляд, может ли белорусский спортсмен заработать себе на достойную жизнь, если он не Дарья Домрачева, Виктория Азаренко, Максим Мирный или хоккеист минского «Динамо»?

— В этот список, наверное, еще можно включить футболистов, выступающих в зарубежных чемпионатов и с натяжкой призеров Олимпийских игр — да и то на срок, когда они получают президентскую стипендию, которую в последнее время заметно сократили. Можно вспомнить репортажи из Стаек, в которых спортсмены рассказывали и показывали, чем они питаются, в каких условиях тренируются.

Наши прославленные атлеты нередко в своих интервью вспоминают отсутствие фармакологии: мол, хочешь полноценно восстанавливаться, отдай немалые деньги из своего кармана – тебе же стипендию платят. А потом этих же спортсменов используют в качестве идеологического инструмента: станьте такими же, а потом будете всем нам улыбаться с билбордов, покусывая олимпийскую медаль. Но эти люди здоровья для страны положили больше, чем в итоге заработали. По крайней мере, я сильно успешных людей в этой сфере не встречала.

Мне кажется, больше шансов на относительно стабильный заработок имеют тренеры по фитнесу, бодибилдингу. Они нарабатывают свою клиентуру, и их доход напрямую зависит от желания и умения, а не от того, есть ли в бюджете деньги на спорт.

Я знакома с одним лыжником: перспективный парень, здоровья было вагон, он реально мог достичь успеха. Но с ним произошла неприятная история, и комиссия его зарубила, парню даже не дали шанса продолжить спортивную карьеру, хотя он на это сильно рассчитывал. В результате его направили работать тренером, дали мизерную зарплату. И что делать молодому человеку, у которого вся жизнь впереди, а перспективы в спорте уже нет? Только и остается, что проводить упомянутые «родительские собрания».

— Вас не раздражает, когда из каждого утюга звучит, что Беларусь – спортивная нация?

— Я не люблю, когда на этом спекулируют. Меня расстроило, когда Александр Лукашенко на встрече с президентом Европейских комитетов Патриком Хикки заявил, что развитие современного общества неразрывно связано со спортом. Это перебор: для начала необходимо, чтобы у нас это современное общество, построенное на демократических принципах, существовало, тогда и спорт будет не только в телевизоре и в хвалебных газетных репортажах. Идея спортивной нации воплощена только в медийном пространстве, в реальной жизни этого нет.

Я сама принимала участие в Рождественском хоккейном турнире на призы президента как организованный зритель. Работала в социальном центре, меня просто ставили перед фактом: «Татьяна Николаевна, на Рождество вы идете смотреть хоккей». Не спорю, что кому-то из пришедших на этот турнир зрителей действительно нравится предложенный хоккей, но по большому счету это все нужно для создания мифов. Однако этот процесс не вечен: пропаганда (не здорового образа жизни, а действий властей) рано или поздно упирается в порог, за пределами которого информация до людей не доходит. К примеру, сейчас люди заняты другими вопросами: как прожить на зарплату в 3 миллиона, как собрать ребенка в школу. Населению все равно, кто победил в очередном помпезном турнире. Не спорю, спорт нам нужен, но это далеко не первая социальная необходимость.

— Белорусским телезрителям хорошо известен суровый тон президентских совещаний, на которых всем присутствующим достается на орехи. Вы следили за тем же Олимпийским собранием после проваленных Игр в Лондоне, когда Лукашенко поменял всю спортивную верхушку?

— Мне больше запомнилась недавняя встреча президента с рабочими Тракторного завода, когда он назвал поражения хоккейной сборной от россиян и канадцев позорищем. Но о том, что сборная стала одним из открытий турнира, обыграла американцев, — ни слова. Ни один чиновник, какого бы ранга он ни был, не должен раздавать оценки такого рода. Всегда нужно поддерживать своих земляков, по крайней мере, в публичном поле. Выводы должны делать тренеры и руководители профильных федераций.

Что же касается спортивных собраний и последующих за ними назначений, не вижу эффективности в том, чтобы один далекий от спорта функционер сменял в должности другого. Кто возглавляет спортивные комиссии, руководит командами? Спортсмены, профессионалы? Чаще всего это люди с административным ресурсом, силовики, бизнесмены. Но спорт — сфера, в которой нельзя быть просто менеджером, ты – часть команды, за которую должен отвечать, жить с ней в одном биоритме. Однако у нас, если что – сразу в кусты, пускай тренеры и спортсмены отдуваются. А у меня, мол, не получилось из-за стечения обстоятельств, я в другой сфере пригожусь. Так и ходят по кругу, пока настоящие профессионалы остаются не у дел. Штат чиновников раздут: мы следим за их назначениями и отставками, а должны были бы следить за успехами наших спортсменов.

***

— После подписания указа президента об оптимизации госаппарата спортвертикаль на местах стала подчиняться структурам Минобразования. Видите ли вы эффективность в том, что 134 учебно-спортивных учреждения — 70 тыс. занимающихся – ушли из-под юрисдикции профильного министерства?

— Мне кажется, более логично, если бы за подготовку спортсменов отвечало Минспорта. К тому же налицо провал в межведомственной коммуникации. Допустим, Минспорта разработает план подготовки легкоатлетов, лыжников или боксеров. Как его реализовать на местах, если в процессе внедрения придется давать указания организациям, подчиняющимся другой структуре? Где преемственность между детским спортом, юношеским и взрослым?

К тому же у Минобразования и без спорта хватает головной боли. По всей стране закрываются школы: к примеру, только в Лунинецком районе за 5 лет 12 учреждений среднего образования прекратили свою деятельность, основная причина – недостаток финансирования. Но желающих получить образование детей меньше не стало, отсюда и перегиб, когда в отдельных классах по 40 человек учится.

Содержание и подготовка в тех же спортшколах требует серьезных вложений. Это приведет к тому, что Минобразования на уровне инстинкта самосохранения будет открещиваться от специализированных заведений. Они и так существуют преимущественно в документах отчетности, реального развития там нет. У большинства спортшкол отсутствуют сайты, максимум, что о них можно найти в интернете – улица, номер дома, телефон. Изучить программу образования, почитать отзывы родителей, ознакомиться с полезными ссылками –это все за пределами реальности.

— В Беларуси в первую очередь культивируется вид спорта, который нравится главе государства. Если следующим президентом страны станет Татьяна Короткевич, многочисленные ледовые дворцы переделают под велотреки?

— От механической замены ничего не поменяется: за аренду спортсооружений все равно нужно будет платить. Если принудительно забрать у людей клюшки и пересадить всех на велосипеды, рентабельности это не принесет. Вид спорта должен нравится, и я не имею ничего против того же хоккея. Люди его любят, у меня соседи двух своих мальчишек отдали в хоккей. Зло возникает в тот момент, когда на спорте начинают спекулировать и зарабатывать этим политические баллы.

Открываешь официальную страницу президента и получаешь очередную порцию приторной статистики: где, сколько и чего построено. Зачем это, если нет ответа на основной вопрос: как это работает? Приоритетом в данном направлении должна быть инициатива снизу. В регионах, к примеру, положительно реагируют на строительство бассейнов, значит надо идти навстречу.

Чем больше в стране будет хороших бассейнов, как, например, в Белыничах, тем лучше. Я не против, если у нас благодаря раскрутке хоккея будет постоянно расти количество желающих стать на коньки, но на данный момент по отсутствию рентабельности абсолютного большинства построенных ледовых дворцов видно, что вершина белорусского хоккея – Рождественский турнир.

Параллельно у нас создалась среда, в которой все завидуют хоккеистам. Это абсолютное повторение того, что происходит и в других сферах. Один высокопоставленный чиновник играет в хоккей, значит, это направление развивается. Он же, либо другой чиновник, рангом ниже, едет с проверкой в Минскую область, и к его приезду ремонтируют дорогу только на определенном участке. У нас все развивается по такому принципу – ЖКХ, образование, другие сферы. А то, что действительно интересно электорату, мало кого волнует.

В прошлом году люди, пытаясь купить абонемент в бассейн, устроили драку. Приезжала милиция, которая выясняла, кто первый в очереди стоял. Люди ночью шли к этому бассейну, чтобы получить возможность оздоровить себя и своих детей. Никому из чиновников до этого нет дела! У меня возле дома есть спортивные площадки, полностью поросшие борщевиком. Школа с этой проблемой справиться не может – бюджет с каждым годом урезается, следовательно, сокращается и полезная площадь, где можно проводить различные мероприятия.

***

 Для вас Дарья Домрачева — герой Беларуси?

— Если говорить об эмоциональной составляющей, моем личном восприятии Домрачевой, как спортсменки — возможно, но, если речь идет о высшей степени отличия, награде, присуждаемой на уровне государства, — это преувеличено. Дарья – спортсмен экстра-класса, достижениями которой можно и нужно гордиться, но Герой Беларуси, считаю, — это либо человек с огромнейшим жизненным опытом, примененным в интересах страны, либо тот, кто совершил поступок, пронизанный красной линией героизма.

Можно открыть школу имени Домрачевой, проводить мероприятия в ее честь, но канонизировать ее все же не стоит. Мне кажется, Даша, как адекватный человек, сама этого немного стесняется. Тем более у нас есть другие соотечественники, которые в своей сфере также добились мирового признания. Создатели World of Tanks, Viber сделали продукты с мировым именем, но почему-то никому не приходит в голову присваивать нашим айтишникам звание Герой Беларуси.

— Что вам, как политику и простому белорусу, доставило бы большее удовольствие: попадание олимпийской сборной в десятку сильнейших на ближайших Играх в Рио или, наоборот, выход Беларуси из десятки самых пьющих стран мира?

— Выбрала бы второй пункт. Люди пьют, страдают из-за того, что не видят перспектив. Я читала сочинение молодого человека, вступившего во взрослую жизнь. Он поработал всего неделю, после чего впал в депрессию. Понял, что потратил пять лет на получение высшего образования, ближайшие лет 5-10 в своей сфере профессионального роста не добьется, будет как-то выживать за мизерную зарплату. Когда существуешь в таких условиях, ты бессознательно превращаешься в потребителя, живущего сегодняшним днем. Это и становится причиной того, что народ спивается.

Конечно, попадание Беларуси на ближайшей Олимпиаде в топ-10 было бы мощно и красиво, но, во-первых, социального напряжения внутри страны это не снимет, во-вторых, это никому, кроме нас, не интересно, и никаких дивидендов за пределами Беларуси мы не получим. Бог с ним, с этим признанием, давайте сделаем праздник для себя – повеселимся, как умеем это делать. Я очень довольна тем, что в Беларуси в прошлом году прошел хоккейный чемпионат мира. Это было побуждением национального самосознания, спонтанным праздником: белорусы осознали, что они – радушные хозяева, к которым приехали гости. Все было очень круто, правда, меня коробила организация фан-зон: отдыхающие за металлическим забором смотрелись, как политзаключенные.

— Недавно президент Международного Союза современного пятиборья Клаус Шорман, посетивший финал Кубка мира, проходивший в Беларуси, высказал мнение, что наша страна может подать конкурентоспособную заявку на проведение Летней Олимпиады-2028. Нынешняя власть падкая на дорогие игрушки, и, если кому-то взбредет в голову принять участие в тендере, потянет ли белорусская экономика такое сверхзатратное мероприятие?

— Нам до сих пор дает о себе знать тот же чемпионат мира по хоккею: недостроенные объекты, куча убыточных отелей и т.д. Олимпиада в Беларуси? Звучит заманчиво, но это все из космоса, а нам нужно быть реалистами. Мы – страна, живущая в долг, на данный момент и без Олимпиады каждому белорусу 30 лет надо трудиться, чтобы рассчитаться с международными кредитами, взятыми государством. А загонять народ в очередную кабалу, чтобы строить олимпийские объекты – это за пределами моего понимания. Да и кто эти жертвы оценит? В Греции провели Олимпиаду-2004, так там многие площадки необходимо демонтировать из-за их плачевного состояния. Да и про экономическую ситуацию в Греции все знают. Я за то, чтобы в Беларуси изредка проводились чемпионаты по разным видам спорта – это полезно и для опыта, и для международной интеграции. Но Олимпиаду мы однозначно не потянем.

— Иногда в допинговых скандалах, в которые периодически попадают белорусские спортсмены, у нас пытаются обвинить иностранных спортивных чиновников. Мол, наши атлеты белые и пушистые, это просто попытка международных федераций поставить Беларусь на место. Вы верите в такие истории?

— Еще со времен занятий велоспортом я уяснила, что ответственность за результат несут тренер и спортсмен. Можно еще вспомнить чиновников из федерации и Минспорта, создающих условия для подготовки, но вмешивать в это внешнюю политику неправильно. Если тебя отправили представлять страну, сделай это достойно, даже если суждено проиграть. Искать виноватых – последнее дело.

— Вы помните моменты, когда гордились своей страной сквозь призму спортивных достижений?

— Из недавнего это, естественно, великолепное выступление на Олимпиаде Даши Домрачевой и наших фристайлистов. Радовалась, когда наши хоккеисты на Олимпиаде обыгрывали шведов, а БАТЭ в Лиге чемпионов выиграл у «Баварии».

— Перед одной из Летних Олимпиад труженики села бросили вызов олимпийцам. Мол, давайте заочно посоревнуемся, кто больше намолотит: вы – медалей, или мы – зерна. В этой заочной схватке чью бы сторону вы заняли?

— В этом вызове я вижу лишь одно: попытку привлечь внимание к своим проблемам, в данном случае – к оплате труда аграриев. А Олимпиада – событие, благодаря которому можно быть услышанным. Я в этой истории за всех – и за спортсменов, и за тружеников села. В нашем социально ориентированном (к сожалению, только на бумаге) государстве слишком много несправедливости: нет равноправия в зарплатах, соцпакетах, условиях труда. Власть постоянно говорит, что вкладывает максимальные ресурсы в социальную сферу, но равноправия как не было, так и нет.

 

15 июля 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…