+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Максим Жбанков. Эксперты в СМИ: умножение делением

Зачем мы читаем медиа? Чтобы знать, что и где. Ищем новости. Чтобы понять, что это значит и как с этим жить. Читаем аналитику. Не менее любопытно, что по этому поводу думают видные люди родного террариума. Листаем мнения. И, наконец, бегло просматриваем зазывалки, пробиваемся сквозь шум рекламных текстовок. Но это в идеале. На практике выходит не по уму, а по Льюису Кэрроллу – «все чудесатей и чудесатей». Реклама притворяется новостями. Мнения становятся рекламой. Новости косят под аналитику. А что аналитика? Тут интересней всего: она играет сразу все партии – и в результате регулярно отменяет собственную значимость.

zhbankou-3

Эксперты приносят глубину. Задают активный контекст происходящего и формулируют схемы смыслов. Но только в том случае, если это реальные эксперты. И если вы знаете, где их взять.

Здесь-то и начинаются главные вопросы. Линейка компетентных собеседников у нас не просто коротка – по ряду позиций она практически отсутствует. Количество профессионалов, готовых к публичному высказыванию, ничтожно мало. А те, кто готов отвечать на вопросы, часто не знакомы с форматом медийного пинг-понга. Вещают невнятно и скучно. Плюс привычное деление на «своих» и «чужих»: идейно близких зовут – и они соглашаются из идейной солидарности. Идейно чуждых не зовут («начальство запретит, читатель не поймет») – и они платят настороженным отчуждением («журналюги всё переврут и переиначат»). Правда, есть беспартийные специалисты, открытые для всех – но это все те же два-три лица, кочующие с канала на канал, с ресурса на ресурс.

Знающие подменяются удобными. Они у нас все наперечет – и всегда под рукой, на быстром наборе. А что делать? Такая жизнь. Такая страна. Такая вот партизанская экспертиза. Дружим в рамках отряда.

Что тут плохого? Короткий список сужает пространство маневра и заставляет по широкому кругу тем обращаться к тому же профи. Тот, конечно, отзовется. Но с каждым выходом за пределы личной специализации будет демонстрировать не столько компетентность, сколько класс интеллектуальной импровизации. Сужу по личному опыту: приглашали порассуждать и про личные качества новых министров культуры, и про сетевые мемы, и про особенности национального юмора, и про национальный фаст-фуд. Со всеми прочими вышимайками. Отказаться неловко, согласиться небезопасно. И дело не только в неизбежных сдвигах смысла. В глазах рядового юзера активный эксперт усыхает до сетевого гона и превращается в элемент банального антуража: «Что, снова он? Ну, сколько можно!» Эффект интенсивного присутствия порождает усталость от навязчивых «объяснялок». И заставляет подозревать регулярного спикера в склонности к агрессивной саморекламе.

Другая разводка для публики – дизайн «под аналитику». Когда, скажем, к рассуждениям философа Валентина Акудовича о перспективах беларуской власти подверстывается категоричный броский заголовок, превращающий частное мнение в заявление политического эксперта (на чей статус Акудович, как видно из текста, никак не претендует).

Можно еще перейти на квази-экспертное самообеспечение. Взять официальный пресс-релиз – и пустить (как в «Нашей Ниве») прицепом пару ехидных реплик «от редакции». Или в стиле «Белсата» превратить новостной репортаж в эмоциональный спич журналиста. Идеальный выход нашли на «Радыё «Свабода»: собрали клуб знатоков из собственных журналистов – сами себя спрашиваем, сами себе отвечаем, сами себе эксперты. Есть, конечно, там и голоса извне – но они тоже давно примелькались. Управляемый дискурс адекватен в ситуации идейного противостояния – но крайне быстро становится предсказуемым. Эксперт попадает в бойцы идеологического фронта и занят уже не работой мысли, а демонстрацией гражданской позиции.

Недавний пример: спорное назначение телеведущего Вадима Гигина деканом философского факультета БГУ. На уровне госмедиа – сухая информационная сводка. На уровне «наших» – по сути то же. Попытку разбора сделала «Свабода» – но опять собрала «своих». Из четырех экспертов два (бывшие управленцы БГУ) с ходу заявили, что с Гигиным и его карьерой не знакомы, обойдясь парой общих фраз. Третий (политический активист) вспомнил, как подавал жалобу на его публичные высказывания. Последний (философ и методолог) предположил, что деканство – просто этап карьерного роста назначенца. Кого не хватило в этой линейке? Способных обозначить точный контекст. Специалистов по высшему образованию, готовых объяснить, как оно у нас срастается с идеологией. И, безусловно, тех, кого приход Гигина коснется напрямую: сотрудников и студентов философского факультета. Прежде, к слову, весьма престижного.

Там уже некого спросить? Никто не ответил? Всем все равно? Именно это могло стать стержнем темы. Но не стало. Обошлись «домашним набором».

Экспертное самообслуживание – вынужденное решение в ненормальных обстоятельствах информационно закрытой власти. Но оно легко становится привычкой. И тогда аналитический поиск превращается в комфортную игру для ближнего круга. Интересную лишь самим игрокам.

«Белорусская ассоциация журналистов»

9 февраля 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…