+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Мнение. Вопросы, на которые забыли ответить в марте

Март 2016 года мог бы стать месяцем получения. Мы получили жировки, которые «похудели» из-за того, что февраль был аномально теплым, и успокоились. Правительство получило первый транш кредита от ЕФСР и тоже в какой-то степени успокоилось. Но, к сожалению, мы так и не получили ответы на некоторые вопросы, которые мы задавали правительству в марте. А именно:

  1. Как обосновывается повышение полного тарифа на отопление в 9,8 раза за 6 лет при повышении рублевого эквивалента цены на газ за этот период в 5,7 раза?
  2. Почему не произошло пересмотра методики расчета бюджета прожиточного минимума, которая автоматически учла бы изменение тарифов на коммунальные услуги?
  3. Что слышно с повышением пособий по безработице — когда государство обеспечит социальную защиту своих граждан, потерявших работу?

zhirovka_280_otoplenie

Я заранее прошу прощения у ответственных органов государственного управления, что задаю вопросы не «в установленном порядке», но ведь и ситуация в экономике не такая, что мы можем позволить себе роскошь ждать ответов «в установленные сроки». Все эти вопросы задавались в марте в СМИ и в материалах аналитических центров, и ответ через СМИ — для всех — мне кажется очень уместным.

Вкратце напоминаю суть вопросов.

Первый вопрос. «Экономически обоснованный» тариф на отопление за последние шесть лет вырос намного больше, чем можно было бы ожидать исходя из изменения стоимости газа (который занимает около 70% в себестоимости). Я предлагаю забыть старые обиды… и уменьшить соответствующий тариф пропорционально. В итоге себестоимость сократится рекордно — как минимум на треть!

Второй вопрос. Стоимость прожиточного минимума корректируется 1 раз в квартал, исходя из изменения стоимости ТОЛЬКО продуктов питания. Если «коммуналка» подорожает хоть в 10 раз, но продовольственные товары в цене не изменятся, не изменится и прожиточный минимум — разве что глава государства вмешается своим указом. Очевидно, такой подход грубо нарушает принципы социальной защиты, поскольку не учитывает изменения цен на группу услуг, имеющую относительно высокую долю в расходах наиболее уязвимых домохозяйств. Что мешает БЫСТРО пересмотреть методику, не соответствующую современным реалиям?

Третий вопрос. В 2015 году потери рабочего времени (простои, сокращенная рабочая неделя/день, отпуска по инициативе нанимателя — скрытая безработица) были эквивалентны ежедневному невыходу на работу в течение трех месяцев 3,1% экономически активного населения. Практика увольнений «по истечении контракта» прочно вошла в жизнь белорусских предприятий. И да, мы с нетерпением ждем, когда Белстат обнародует данные обследования рабочей силы за 1 кв. 2016 г. — ведь с 2016 года эти данные должны стать открытыми. В этот день, я надеюсь, Министерство труда и социальной защиты примет постановление «О повышении пособий по безработице до уровня прожиточного минимума». Более того, повышение должно охватывать всех безработных, удовлетворяющих существующим критериям предоставления пособий, без введения дополнительных критериев. А то соблазн давать пособие только «попавшим под сокращения» очень велик, но это абсурдная дискриминация внутри одной из основных социально уязвимых категорий граждан — безработных. За которыми стоят дети — наиболее уязвимая к риску бедности категория населения страны. Кого защищает министерство — детей или бюджет? Если бюджет, то, пожалуй, мы только что нашли статью для оптимизации бюджетных расходов — бюджет защитит себя сам и в дополнительных защитниках не нуждается…

А вообще, в СМИ лучше не отвечать. Лучше ответить принятием соответствующих законодательных актов и, чуть позже, результатами принятых мер. Например, в течение апреля?

Александр Чубрик, TUT.BY

6 апреля 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…