+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Мораль и политика. Заметки об одной дискуссии

Статья Павла Усова «Выборы как обратная сторона лжи» и реакция на нее Валерия Карбалевича положили начало оживленной и интересной дискуссии в Фейсбуке. При этом сложно отделаться от ощущения, что дискуссия странным образом пробуксовывает, оппоненты как будто не слышат аргументы друг друга.

Карбалевич1

Причина этого в том, что ключевые понятия морали и политики, составляющие предмет разногласий, никем из сторон не раскрываются, воспринимаясь как нечто само собой понятное и не требующее определения. При этом спорящие стороны придают различное значение этим понятиям, и по-разному понимают их соотношение.

Прежде всего следует разобраться с тем, о чем именно говорит Павел Усов в своем тексте.

Ключевой тезис автора следующий:

«Выборы – это обратная сторона лжи, которой власть отравляет сознание белорусского общества, и участвовать в выборах — значит позволять этой лжи укореняться».

Долг честного человека, по его мнению, «бороться с ложью», что в данном случае означает: 1) для пишущих публицистов, аналитиков и журналистов: разоблачать выборы как фикцию, 2) для политиков – отказаться от участия в выборах.

усов

Политическая оппозиция – «провокаторы, ренегаты и проходимцы», участвуя в выборах, лжива, поскольку не борется за победу, а работает на власть, которая использует ее для собственной легитимации.

«Оппозиция уже давно перестала бороться за мнения граждан, скорее она борется за “одобрение властьимущих”».

Как изменить ситуацию? Ответ дается довольно простой. Если выборы – ложь, а политики, в ней участвующие, непринципиальные и лживые люди, то необходимо заменить их честными и принципиальными, которые будут противостоять лжи и лицемерию, что означает отказ от участия в лживых выборах.

«Только так можно создать условия для реальных политических изменений в стране».

Но при всей кажущейся простоте вывода происходит смешение двух понятий – морали и политики, морального и политического действия, — которые уводят дискуссию в неверном направлении.

Чем мораль отличается от политики

Отношение морали и политики является непростым и важным вопросом. Но ни одно из этих понятий не может быть сведено к другому. Одно из существенных отличий в том, чтополитическое действие ориентировано на цель, и оценивается по тому, достигло ли действие успеха или потерпело неудачу. Если политик, участвуя в выборах, не набирает необходимое количество голосов, если ему не удаётся выполнить обещания перед избирателями, если он раз за разом терпит неудачи, то – это плохой политик. В данном случает слово «плохой» не имеет морального содержания, но означает, что человек не соответствует своему роду занятий. В таком же смысле говорят о плохом водителе, плохом парикмахере или плохом программисте.

Напротив, моральное действие принципиально бесцельно, она не ставит перед собой задачу достижения успеха. Мораль, например, требует быть правдивым_ой или соблюдать принятые на себя обязательства независимо от последствий, даже в случае, если человек может от них пострадать. Мораль в некоторых отношениях бескомпромиссна, что отличает ее от политики, которая невозможна без соглашений и компромиссов.

Мораль всегда индивидуальна, как индивидуальна моральная ответственность. Она прежде всего обращена к моим собственным действиям, в то время как политик действует от имени и в интересах всего общества или его части. Он несет ответственность не только за себя, но и за других.

На это можно заметить, что, неся ответственность за других, политик именно по этой причине должен быть моральным вдвойне, ведь он несет повышенную ответственность, так как его действия отражаются на многих. Но что если политику, обладающему самыми высокими моральными качествами, приходится иметь дело с теми, для кого моральные принципы ничего не значат? Павел Усов категоричен: не вступать в отношения, не вести переговоры, не идти на компромиссы, поскольку он все равно будет обманут.

С точки зрения морали такая позиция может рассматриваться как оправданная, особенно, если речь идет об индивидуальном выборе. Но что это значит с точки зрения общественных интересов, которые политик призван отстаивать?

Что если по «моральным» соображениям США и Великобритания не заключили бы военный альянс со сталинским Советским Союзом в борьбе против гитлеровской Германией? К каким последствиям могло бы привести такая позиция для народов Европы, а, возможно, и всего мира, в случае победы последней?

Как оценивать практику досудебных сделок, широко применяемую в Соединённых Штатах и многих других странах, когда преступнику дается более легкое наказание взамен на сотрудничество со следствием? С позиции моральной бескомпромиссности соглашение с преступником недопустимо.

Мораль как инструмент политической борьбы

В своей статье Павел Усов выдвигает тезис, который заключается в том, что «противостояние лжи и лицемерию» есть единственный путь «создать условия для реальных политических изменений в стране». То есть, в конечном итоге, речь идет о стратегической цели, а мораль в данном случает служит средством для ее достижения. Мораль и моральная позиция используется как инструмент политической борьбы, а не сама по себе, что соответствовало бы достоинству самой морали.

Моральный протест – это последнее, что остается в условиях тотального контроля государством политического поля. Такой контроль был в эпоху Советского Союза, когда любая альтернативная политическая активность приравнивалась к уголовному преступлению. Поэтому протест против политической системы был возможен только в форме диссидентства. Однако, диссидентство – это всегда индивидуальный протест. Позиция диссидента предполагает отказ от политической борьбы, поскольку последняя невозможна вне организаций и групп. Свою силу моральный протест получает от отказа от активной деятельности. Моральный протест в этом смысле бездеятелен, он выражает индивидуальную позицию и не выносит моральных оценок относительно других.

Но ситуация в современной Беларуси значительно отличается от советской. Демократические институты и выборы являются основой легитимации политического режима несмотря на то, что они в значительной степени превращены в видимость. Политический режим не может полностью отказаться от этой видимости даже несмотря на то, что каждый раз выборы становятся стресс-тестом для него, создавая риски для устойчивости системы. Поэтому в беларусской политике сохраняется возможность для политического действия.

Участие или бойкот?

Система власти в Беларуси вынуждена позволять существовать политическим партиям и другим институтам гражданского общества, пусть и в минимальном количестве и ослабленном виде. Государству ничего не стоит закрыть и эти возможности, тем не менее оно этого не делает. Но именно такая ситуация делает осмысленной эту дискуссию.

Здесь мы подошли к самому важному вопросу, на который не дается ответа в небольшом тексте Павла Усова, а именно: какой должна быть стратегия оппозиции, чтобы возникли условия для политических изменений? Точнее, ответ есть, но он формален.

Аргументы Павла Усова строятся на том, что в участие оппозиции во всех предыдущих избирательных кампаниях не дали результата, следовательно, ее стратегия не эффективна. Поэтому, делает вывод аналитик, эффективной является противоположная стратегия, а именно: отказ от участия в выборах, и этот отказ приведет к желаемой цели – политическим изменениям в стране.

Но такой вывод можно сделать только на основании следующих условий:
1. Изменения в стране достигаются либо участием оппозиции в выборах, либо ее отказом участвовать в выборах.
2. Участие в выборах не приводит к изменениям.
3. Следовательно, чтобы случились изменения, необходимо от выборов отказаться.

Исходное условие – заданная взаимоисключающая альтернатива — автором не обосновывается, ни в самой статье, ни в последующей дискуссии. Однако, именно она (альтернатива) должна стать главным предметом обсуждения и обоснования. Но мы видим, что вместо этого дискуссия постоянно сворачивает в сторону вопроса о том, кто морален и кто аморален, что дает возможность избежать обсуждения по существу, а именно об эффективной стратегии изменений.

Вопрос эффективной стратегии, разумеется не снимает вопроса о моральности целей, которые преследует или должна преследовать политическая оппозиция. Но на этот счет, как кажется, в демократическом сообществе существует согласие в виде ориентации на образцы западноевропейских демократий.

Александр Адамянц, «Новая Европа»

22 июля 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…