+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

ПРОГНОЗ-2016: БЕЛОРУССКОЕ «ЧУДО» ЗАЛЯЖЕТ НА ДНО

На прошлой неделе без особого обсуждения, менее чем за полчаса были приняты бюджет и сопутствующие законы, а в пятницу пришло сообщение о подписании «прогнозных» указов. Впервые за всю историю белорусской экономической модели на 2016 год перед ней поставлены «задачи», а не доведены показатели, но по-прежнему в приказном порядке.

rr_-1

Существование прогнозирования посредством указов, когда на законодательном уровне устанавливались макроэкономические показатели экономического развития как для страны в целом, так и для ведомств и даже конкретных предприятий в частности, долгие годы являлось неотъемлемой частью белорусской экономической модели, ее административным рычагом «ручного» управления. За это Беларусь многократно критиковали зарубежные эксперты и кредиторы, которые подчеркивали: белорусской экономике нужна программа действий, а не программа выполнения показателей.

И уже не первый год, слушая постоянные разговоры о загадочном индикативном планировании, все надеялись, что наконец-то указами индикаторы утверждаться не будут.

***

В этом смысле текущий год казался наиболее удачным с точки зрения отмены установления каких-либо показателей на будущее.

Во-первых, потому что экономика продемонстрировала в этом году, пожалуй, самый большой отрыв от запланированных показателей.

Во-вторых, из-за девальвации в начале года и смены руководства Нацбанка фактически были изменены утвержденные параметры денежно-кредитной политики, и Нацбанк об этом открыто заявил, однако соответствующий указ так и остался без изменений, что лишь подчеркнуло его формальность и отсутствие необходимости в утверждении таких параметров.

В-третьих, отсутствуют планы на ближайшую пятилетку, так как Всебелорусское собрание, на котором ранее формально утверждались такие планы, так и не было проведено. В связи с этим можно было не утверждать количественные показатели и на текущий год, раз уж нет ориентиров на пятилетку.

Тем более что сегодня, и это в-четвертых, даже краткосрочное планирование, не говоря уже о долгосрочном, – это решение задачи со многими неизвестными, которые от нас не зависят, а зависят от цен на нефть, от которых, в свою очередь, зависят стоимость российского рубля и состояние российской экономики, а уже от этого зависит, сколько, чего и по какой цене мы сможем там продать и каким будет курс нашей валюты. И это лишь вкратце, без учета других факторов: санкций, будущих и прошлых аннексий, чужих выборов и прочего.

И наконец, последний фактор – это переговоры с международными кредиторами, особенно с МВФ, который всегда был против диктата показателей для белорусской экономики, и вполне можно было бы отказаться от указов, заменив их просто официальными прогнозами по макроэкономической ситуации.

***

Но, судя по всему, перевесил фактор необходимости сохранения административных рычагов управления экономикой, поэтому указ с показателями, в том числе по ВВП, все-таки вышел, но его решили подправить в лингвистическом плане, заменив в названии Указа № 504 слова «параметры прогноза» на слово «задачи», и в итоге получилось «О задачах социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 год».

Замена слов, вероятно, должна свидетельствовать о каком-то глобальном сдвиге в мозгах белорусских официальных аналитиков и о новых формах управления экономикой. Мол, это же отвечает духу современного менеджмента: не спускать планы сверху, а ставить задачи. К тому же в указе даже сообщается, кому поставлены эти задачи: правительству и Нацбанку, а те, в свою очередь, должны поставить задачи конкретным менеджерам на конкретных предприятиях с долей госсобственности более 50% и больше никому (имеется в виду частному бизнесу) никаких задач не ставить.

Возможно, указ и можно было считать прорывом, если бы в нем не были перепутаны цели и задачи. Потому что в постановке «задачи» заранее прописан определенный численный ответ, и хотя он называется «показателем эффективности» деятельности правительства и Нацбанка, по факту он является все тем же макроэкономическим прогнозом, то есть на самом деле целью, а не средством ее достижения. И если такая «задача» ставится перед конкретными людьми и институтами, то сразу очевиден метод ее решения: кто-то подтасует, кто-то «подрисует», кто-то заставит выполнить на местах без всякой экономической целесообразности. В итоге ответ, может, и сойдется, но задача, по сути, решена не будет.

***

В этом смысле конкретные цифры, заложенные в указах, можно было даже не обсуждать, но все же попробуем понять, что думает о будущем экономическом развитии власть или, по крайней мере, что она пытается донести до международных экспертов, народа и чиновников.

Во-первых, обращает на себя внимание то, что все немногочисленные показатели имеют положительную динамику. Это понятно, глупо было бы ставить задачу по снижению каких-то показателей, тем более что они же являются одновременно показателями эффективности работы конкретных людей.

Итак, задача по росту ВВП должна быть «выполнена» на 0,3%, по росту экспорта – на 3,5%, по росту реальных доходов населения – на 0,5%, а производительность труда должна вырасти на 1,5%.

По сути, конкретная задача тут только одна – по росту производительности труда, причем этот рост выше темпов роста ВВП в 5 раз, а роста реальных доходов – втрое. То есть задача состоит в том, чтобы меньше людей наработали приблизительно тот же ВВП, что и в текущем году, причем без повышения зарплаты.

Сам рост ВВП на 0,3% выглядят как нулевой, и с учетом спада ВВП в текущем году почти на 4% всего лишь ставит задачу по удержанию экономики от дальнейшего падения. Эта задача может оказаться выполнимой только в том случае, если белорусская экономика уже достигла дна, что на самом деле пока не очевидно, и, скорее всего, как минимум в I квартале мы еще увидим отрицательные показатели.

Возможно, авторы указа рассчитывают на то, что в странах – торговых партнерах, в которых сейчас также наблюдается спад, в какой-то момент в следующем году все-таки начнется подъем. Соответственно, хотя бы во втором полугодии спад белорусского экспорта сменится ростом, и это в итоге позволит сохранить ВВП на текущем уровне.

То, что правительство делает ставку на экспорт с целью удержания белорусской экономики от дальнейших поисков дна, понятно из показателя по росту экспорта – плюс 3,5%. На фоне падения экспорта в этом году более чем на четверть (за 10 месяцев – на 26,9%) такой рост – это фактически ничего. То есть опять-таки задача по росту на деле означает задачу удержания экспортной выручки хотя бы на уровне текущего года.

Также все ясно с минималистичным ростом по реальным доходам населения на символичные полпроцента. Это сделано, чтобы никто не упрекнул, с одной стороны, в попытке разгона внутреннего спроса, а с другой – в отказе от социальной направленности белорусской модели.

Вот и при принятии бюджета в очередной раз подчеркивалось, что сохраняется его социальная направленность – 54% расходов направляются на «социальные статьи». Тут стоит отметить, что в прошлые годы этот уровень всегда был 60% и выше, так что социальная направленность сохраняется, но довольно динамично сокращается.

***

Но зато сохраняются «традиции» в плане инфляции. Она запланирована на уровне, который, скорее всего, сложится по итогам текущего года в размере 12%.

То есть правительство и Нацбанк не ожидают снижения инфляции и даже, судя по всему, не собираются готовить соответствующий план мероприятий. Зато к 1 марта правительству поручено разработать план мероприятий по сокращению затрат. С учетом снижения цен на энергоносители можно было ожидать естественного сокращения затрат даже без дополнительных мероприятий, а значит, можно было рассчитывать если не на снижение, то по крайней мере на минимальный рост потребительских цен, в том числе с учетом необходимости повышения уровня оплаты населением субсидируемых тарифов ЖКХ и общественного транспорта.

Таким образом, сохранение двузначного параметра по инфляции говорит о том, что продолжится курс на ослабление белорусского рубля, а ставки на денежном рынке будут оставаться довольно высокими, что подтверждается и показателями, заложенными в Основные направления денежно-кредитной политики: ставка рефинансирования должна «снизиться» до 21-24% к концу 2016 года. С учетом того, что сегодня она составляет 25%, фактически она останется неизменной, если, конечно, не будет еще повышена в начале или середине года.

О том, что Нацбанк не исключает усиления давления на курс белорусского рубля, говорит и показатель роста золотовалютных резервов в течение года – они увеличились лишь на 0,3 млрд. долларов. С учетом сегодняшней величины резервов, которые недотягивают до 5 млрд. долларов, это практически свидетельствует о том, что финансовая система продолжит оставаться в преддевальвационном ожидании.

Показатели денежно-кредитной политики, в отличие от параметров социально-экономического развития, не называются «задачами», но, как и в прежние годы, утверждены отдельным Указом № 505, хотя в 2011 году принятый указ с утвержденным коридором движения курса не защитил белорусский рубль от обвальной девальвации.

Поэтому цена этим указам и записанным в них показателям невысока. Однако они дают четкий сигнал: никаких радикальных перемен в экономике, и в управлении ею тоже, ждать не стоит. В 2016 году мы будем лишь усиленно «латать» достигнутое нашим белорусским экономическим «чудом» дно, так как по-прежнему остается опасность упасть еще глубже. А вот укреплять и как-то наполнять это дно, чтобы было от чего оттолкнуться для взлета вверх, – это, вероятно, станет задачей разве только на 2017 год.

***

А между тем текущая экономическая ситуация негативно влияет на исполнение некоторых местных бюджетов.

«БелРынок»

28 декабря 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…