+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

“Ретрограды” и “реформаторы”

Оппозиции и власти больше нет, остались только «реформаторы» и «ретрограды» по обе стороны баррикад. Такую точку зрения высказал лидер кампании «Говори правду» Андрей Дмитриев на второй ежегодной конференции Belarus Security Blog.

WP_20150922_12_23_35_Pro

2015 год принес в политическое поле Беларуси значительные изменения. Они коснулись и власти, и оппозиции. Обе стороны вынуждены реагировать на внешние и внутренние вызовы и ставить под сомнение эффективность предыдущих подходов. Оппозиция  фактически признала неэффективность подхода «лобового столкновения», пришедшего из 90-х. Власть вынуждена определяться, как, какие, с кем и в чьих интересах проводить реформы. Меняются и запросы общества к обоим субъектам политики, становится актуальной тема возможности диалога между сторонами по направлениям дальнейшего развития Беларуси.

К 2015-му году и власть, и оппозиция подошли с одним и тем же вопросом: «Нужно ли что-то менять или старые схемы будут работать дальше?».

Это прежде всего было вызвано ситуацией вокруг российско-украинского конфликта, его отображением в головах наших граждан и изменением внешнеэкономической конъюнктуры из-за падения цен на нефть. Эксперты все чаще замечают, что оппозиция не просто является зеркалом власти, но многие процессы проходят одновременно и в одном и в другом лагере.

Вот и главный процесс, который характеризует 2015 год, у власти и оппозиции совпал. Я говорю про начало внутреннего разделения на, условно говоря, «ретроградов» и «реформаторов». Он не только совпал, но и провел новую линию водораздела, которая теперь проходит не между властью и оппозицией, а именно между «ретроградами» и «реформаторами». Это значит, что, например, интересы «ретроградов» во власти и в оппозиции совпадают, несмотря на то, что они непримиримые соперники и конечно не договариваются об этом. Но их действия приводят к одному и томе же результату – ослаблению альтернативы, сужению политического пространства, закреплению существующей ситуации или даже откату в прошлое.

Тут важно отметить, что нет каких-то четких критериев в том, кто попал в какой лагерь. Например возраст оказался совсем не показательным, как и пол. Речь идет о способе мышления и тех методах, которые считаются эффективными, действенными в кризисной ситуации.

Выделю 4 основных критерия различия «ретроградов» и «реформаторов».

1.И во власти, и в оппозиции призывают продолжать действовать, как действовали.  Игнорировать провал, списывая его на внешние, внутренние причины, или погодные условия. Готовы принять ситуацию как она есть. Признать наличие серьезных проблем, а также выступают за изменение самих методов и подходов в дальнейших действиях.

2.В целом настроены на реванш, то есть исключают диалог или видят его лишь в формате разговора о капитуляции с проигравшей стороной. Понимают ценность альтернативного мнения и заинтересованы в широкой дискуссии.

3.«Ретроградов» с обеих сторон объединяет стратегия пережидания, ожидания лучших условий, у одних для работы экономики, у других для участия в политике. Нацелены на изменение существующих условий, через активное участие.

4.Исключают общество, как субъект политики. Считая, что оно чего-то не понимает и должно просто либо согласиться с тем, что ему предлагают, либо дорасти в своем понимании до «правильных идей» и встать на их сторону, тоже, в целом, лишь как инструмент, который даст «ретроградам» силу. То есть главное действие общества для «ретроградов» – это одобрение их действий, лояльность. Заинтересованы в активной общественной позиции, увеличении общественного участия в политических процессах. Считают общество самодостаточным субъектом политики, способным формировать политическую повестку.

Кампания 2015 года стала началом новых процессов и логическим завершением целого ряда старых подходов или, как минимум, поставила их под серьезное сомнение, как неэффективные, не дающие результата и потому обесцененные для избирателя.

В силу практически полного отсутствия ресурсов, на этом этапе гораздо большие изменения в подходах происходят в демократической среде. Я выделю 7 главных изменений.

1.Единый кандидат и конгресс демократических сил, коалиции – эта идея была ключевой в подходе  к выборам. Её поддерживало большинство экспертов, активных участников  интернет-форумов, активистов организаций. Все это создавало атмосферу, когда политики не могли открыто сказать, что не заинтересованы в едином кандидате.  Они боялись потерять общественную поддержку, ресурсную базу и часть актива. В итоге вступали в процесс переговоров по единому кандидату, заранее понимания, что главная задача его затянуть и завалить. Ирония в том, что именно такой подход и обесценил в глазах общества тему «единого кандидата и способов его выдвижения» и привел к потере части поддержки. То же самое происходит с  различными коалициями, которые создаются для демонстрации единства или в качестве ответа на действия других политических сил, а не из-за реального пересечения интересов политических субъектов. Сегодня заявление о создании очередной коалиции не вызывает никакого энтузиазма, особенно, когда очевидно, что коалиции созданы из-за неких внешних факторов.

Самостоятельное участие Татьяны Короткевич в выборах. Открытая конфронтация с ней части оппозиции и реальный результат, который она получила, сегодня дал возможность политическим организациям более смело в публичном пространстве высказываться о своих интересах и на основании этого отказываться от предложений, которые кажутся красивыми «на бумаге», но не совпадают с подходами, видением, интересами организаций. В будущем это может позволить не терять время на пустые переговоры, обманывая ожидания избирателей, а наоборот привести к более серьезной, устойчивой совместной работе, потому что она будет основана на реальных, а не показных интересах организаций.

2.Бойкот – второй элемент оппозиционной политики, который в 2015-м году был окончательно обесценен. Дискуссия «бойкот или участие» началась в 2000 году и с тех пор не утихала. Часто именно она, а не проблемы избирателей становилась главной темой избирательных кампаний. Это порождало новые взаимные обвинения и внутренние разборки. В 2012-м году, после принятия новой стратегии, мы в «Говори правду» приняли решение участвовать во всех избирательных кампаниях, начиная с парламентской кампании того года. Мы были практически единственные с таким подходом, за что получали в свой адрес всевозможную критику и в первую очередь обвинения в «аморальности участия». Это сохранялось вплоть до выборов прошлого года. Сейчас ситуация принципиально изменилась. Итогом реализации стратегии «Говори правду» стал радикальный пересмотр своих подходов большинством  оппозиционных организаций. В этом году, впервые за 8 лет, в парламентских выборах примут полноценное участие практически все основные оппозиционные силы. Те, кто вчера заявлял об аморальности участия, сегодня готовят списки кандидатов. Если все организации выставят заявленное количество кандидатов, то всего в выборах примет участие примерно 200 представителей демократических сил. Это де-факто признание неэффективности старого  пробойкотного подхода.

3.Площадь, моральная победа – до 2015-го года, площадь была не просто обязательным элементом стратегии демократических сил на президентских выборах. Её сделали «сакральным алтарем», который де-факто нельзя было обсуждать с точки зрения целесообразности, эффективности. Туда нужно было только прийти и принести себя в жертву, которая может быть даст результат, а может и нет. И никто не мог ответить, какого размера должна быть жертва, чтобы результат был получен. 2010 год показал, что размер жертвы может быть не подъемным для общества, а события в Украине после Майдана, да и сама кровь на Майдане – что эта жертва может быть неподъемной и для страны. Татьяна Короткевич не призывала на площадь. В день выборов на нее не вышли и те, кто как раз настаивал на сакральности этого элемента. Важно не то, вышли или нет, а то, что в своих аргументах, почему лидеры оппозиции  не вышли, они как раз мотивировались темой эффективности. Говорилось, что выход с малой группой людей на площадь не даст результата и наоборот создаст негативное впечатление о площади. Это позволило дескрализавать уличный протест, вернуть его в поле рационального механизма, а не священного таинства. А значит, мы можем рассуждать о целесообразности применения его в тех или иных случаях. «Говори правду» никогда не выступала против мирного протеста и считает его неотъемлемым правом гражданина. Но сам по себе выход на улицу не обязательно является необходимым и действенным механизмом, особенно если речь идет о малочисленных, неподготовленных акциях без возможности контактов с властью. Последние протесты индивидуальных предпринимателей как раз показали, что наиболее эффективной тактикой является совмещение уличного протеста с переговорной площадкой. Чтобы такой подход был эффективен «радикальные» и «переговорные» группы должны работать в координации. Осознание этого может изменить не только отношения внутри оппозиции, примирив разные фланги демократических сил, но и подход к тому, как продвигать общественные интересы в Беларуси в целом. Сочетание уличного протеста и переговорной тактики будет способствовать избавлению общества от страха перед публичным высказыванием своего несогласия и повысит ценность альтернативных сил в глазах общества, как способных добиваться результата.

4.Старые ярлыки и образ оппозиции – более 20 лет внутри оппозиции работала система ярлыков, главным из которых, конечно было обвинение в сотрудничестве с режимом. Украинская ситуация и осознание нового порядка сил в Беларуси изменили отношение к теме взаимодействия с властью. Не только у большинства беларусов, которые и раньше относились к этому положительно, но и среди активистов и экспертов, которые понимают, что без выстраивания диалога, пусть часто и неравного, перемены в Беларуси невозможны и тем более нет шансов на бескровные перемены. Ярлыки нового поколения связаны не с сотрудничеством, а наоборот с отсутствием возможностей продвигать свою точку зрения во власти, добиваться от нее приемлемых решений. Принцип «все или ничего», пришедший к нам из 90-х, больше не работает. Ведь именно он привел оппозицию к обескровливанию и фактически маргинализации. Образ оппозиции, которая  долгие годы постоянно рапортовала о притеснениях со стороны власти, сформировался, как образ вечной жертвы. Жертву жалеют, но на нее не ставят в политическом выборе даже те, кто жалеет. Новая политическая реальность такова, общество требует добиваться результата на любых уровнях, чтобы демонстрировать нашу способность и смысл нас поддерживать. Обществу нужна не жертва, а успех. Это усиливает концепцию «Гражданского договора», которую мы представили в 2012 году основанную на идее «малых побед». Но такой подход не возможен без взаимодействия с властями на разных уровнях. Важно тут подчеркнуть, что  для того, чтобы альтернативные силы не оказались втянутыми в игру властей, взаимодействие должно идти четко по пунктам программ альтернативных сил и там, где возможно, пусть и постепенное, изменение политики.

5.Политики-одиночки, политическая эмиграция – 2015й год внес еще одну коррективу. Неспособность двух оппозиционных лидеров собрать нужные подписи для регистрации кандидатами в президенты, а также вывести людей на протест резко повысили ценность активистов. Это привело к понижению влияния на формирование политики и подходов в оппозиции тех, кто сегодня находится в эмиграции или обладает только символическим капиталом в виде своего имени. Мы уже видим результат, лидеры-одиночки, «свободные радикалы», пытаются создать/воскресить свои движения, партии, чтобы закрепиться в политическом поле. Именно наличие реальных активистов, способных к  быстрой мобилизации, будет определять роль организации и ее лидера в перспективе. Что касается эмиграции, то она будет пытаться контролировать ресурсные потоки, чтобы компенсировать отсутствие структур внутри страны и сохранить влияние на процессы в Беларуси. Из всех эмигрантских групп, сохранить свое влияние в чисто символическом статусе может только Рада  БНР. Внутри Беларуси борьба за активистов между организациями будет нарастать, особенно это касается организаций, которые позиционируют себя, как непримиримые борцы с режимом из-за того, что количество активистов  там постоянно сокращается.

6.Тематика коммуникации с избирателем  – до 2014-го года оппозиция в целом ориентировалась на правозащитную тематику в своих выступлениях, а также на отстаивание принципов либеральной демократии в условиях белорусской диктатуры. Это позволяло удерживать внимание актива и преданного электората, но при этом крайне ограничивало рост электоральной поддержки. Примером является кризис 2011 года, когда возмущение людей  экономической ситуацией никак не отразилось на рейтинге демократических сил. Это не значит, что до 2014 года демсилы не говорили про реформы. Но во-первых, в основном, все программы  не построены на актуальной информации изнутри системы и представлены скорее лозунгами. Во-вторых, и это более важно, все темы «кухонного стола» в оппозиции всегда считались второстепенными, даже постыдными по сравнению с набором «больших» тем, типа «Угроза независимости», «Диктатура», «Нарушение прав человека». Кампания «Народный референдум», которую мы начали в середине 2013-го года и президентская кампания доказали: житейские, бытовые темы имеют гораздо более высокий потенциал для привлечения внимания общества к политике. Более того, именно они и являются политикой и воспринимаются не политизированным большинством, как реальная альтернатива. То есть, для людей тема «политических прав человека» не является темой альтернативы, а воспринимается, как скорее прихоть группы политизированных граждан, которые не любят Лукашенко. В то время, как темы размера пособия по безработице, доступа к образованию и здравоохранению, подход к реформированию заводов  и так далее, как раз видятся, как реальная альтернатива. Использование этого подхода позволило расширить электоральную базу для альтернативных политических сил в Беларуси, а выбранный слоган «За мирные перемены», обезоружил власть, которая готовилась к тому, чтобы навесить на оппозицию ярлык «майдана», а на все предложения по реформам угрозу разрухи. 2015-й год окончательно закрепил приоритетный статус за темами, важными для реального живого человека. Что стало возможно, в том числе, благодаря кампании «Народный референдум» и программе и выступлениями по ТВ Татьяны Короткевич, составленным с помощью многих экспертов, например, Сергея Чалого. В итоге за Татьяну Короткевич проголосовало не мало тех, кто раньше никогда не голосовал за демократические силы. Это создает предпосылку, показывает путь для достижения главной нашей задачи, получения политической поддержки большинства переменам в стране.

7.Публичная дискуссия о реформах – до этого я более подробно остановился на том, что происходит с оппозиционной политикой. Но 2015-й год принес новые элементы и внутри власти. Впервые за 20 лет мы видим такую оживленную и жесткую дискуссию между разными группами в правительстве. Мы уже условно назвали их «ретрограды» и «реформаторы». Совершенно очевидно, чем дальше будет развиваться эта дискуссия, тем больше каждая из сторон будет нуждаться не только во внутренних, системных ресурсах для усиления своих позиций, но и в общественном одобрении. Про необходимость формировать общественный запрос на реформы говорил Кирилл Рудый во время своего выступления на Октябрьском экономическом форуме. Это расширяет пространство для политики в Беларуси, но только для тех, кто понимает новое качество ситуации.  Для тех, кто будет действовать в прежнем формате, пространство будет только сужаться.

Краткие выводы.

Главным капиталом, которым должна обладать политическая сила в следующие годы, станут её активисты и реальная поддержка в обществе, а не символические элементы.

С учетом тех изменений, которые я описал, для «Говори правду» принципиально изменились тактические задачи для достижения стратегической цели. Раньше главным было  правильное репозиционирование относительно других оппозиционных политических сил, их инициатив и действий. Сегодня данный подход не актуален.  Главным является создание  набора качественных альтернатив, альтернативных политик по самым разным вопросам. Они должны создаваться с учетом реальной ситуации, ресурсов и, что самое главное, реальных интересов не только общества в целом, но  и более узких групп, контролирующих разные виды ресурсов. Способность, возможность, формирование и продвижение таких альтернатив является для нас главным вызовом сегодня и главной возможностью.

5 лет назад политолог, основатель БИСС Виталий Силицкий сказал, что в Беларуси работает только долгосрочное планирование, которое позволяет определять оптимальные шаги в краткосрочной перспективе. Сегодня это еще более актуально. Поэтому  мы ориентированы на 2020 год, когда будут парламентские и президентские выборы в один год. Это не значит, что 2016-й не важен. Нам крайне важны выборы в Национальное собрание в этом году и в местные советы в 2018-м, как инструменты для создания общественного спроса на реформы. Ценность каждого года, месяца в данной парадигме резко повышается, так как он становится этапом к достижению цели, а не некой самостоятельной единицей, где можно творить что угодно, будучи уверенным, что это никак не влияет на будущее.

В книге «Долгая дорога от тирании», которая вышла уже после смерти Виталия Силицкого, он отмечает, что режим учится быстрее, чем его оппоненты, и это позволяет ему сохранять широкую базу общественной поддержки. В качестве главного совета демократическим силам  автор предлагает не обращать внимания на ограничения, которые создает режим, и расширять деятельность в гражданской и политической сферах. Это и есть главный итог 2015 года – у «реформаторов», сил представляющих альтернативу в Беларуси,  появилась возможность учиться быстрее режима, который сегодня вынужден останавливаться и притормаживать ради сохранения выстроенной им системы. Но чтобы обогнать власть в Беларуси, и выиграть гонку у «ретроградов» мы должны действовать, не фиксируясь на сложностях и противостоянии режиму, а так, словно мы и правда существуем в конкурентной политике, где для наращивания поддержки общества нужно представлять альтернативы, быть способным к диалогу с разными участниками политического процесса и где именно  поддержка большинства определяет, куда и с кем пойдет Беларусь дальше.

«Беларуская праўда»

3 марта 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…