+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Татьяна Короткевич: «Победа «Крумкачоў» над «Днепром» – приговор господдержке спорта»

Татьяна Короткевич – лидер кампании «Говори правду» и кандидат в президенты Республики Беларусь на выборах 2015 года – дает интервью об изменениях, которые необходимы профессиональному спорту в нашей стране.

ТК спорт

– Вы вообще спортивный человек?

– Я хожу на занятия по рукопашному бою.

– Так хотели победить других кандидатов?   

– Ага :). Когда я первый раз пришла на тренировку, мой тренер посмотрел на меня будто бы с вопросом: «К чему вы вообще готовитесь?» На самом деле, это просто хорошая физкультура. Там дают гармоничную нагрузку. Первый раз пришла на занятие очень давно. Я еще не была в статусе кандидата в президенты, но это было уже после парламентских выборов. Тренер понимал, кто я.

Если честно, белорусам явно не хватает условий для занятий спортом. В этом смысле я хочу предстоящую парламентскую кампанию использовать с той целью, чтобы развить инфраструктуру в округе. Нам надо создать такие условия, чтобы выходить на пробежку, не минуя мусор и не вдоль дороги, где полно общественного транспорта.

Мне кажется, все это надо развивать в микрорайонах. Однажды я встретилась в Витебске с одним из депутатов, который мне бурно рассказывал, что в его регионе созданы все условия для занятия спортом. Но я предложила ему съездить в свой микрорайон в Минске, где за 30 лет ничего не изменилось. Это район улиц Кижеватова и Асаналиева. Все только разрушается. Хвалиться нечем, а ведь вся спортивная жизнь должна быть возле дома.

– Какое у вас отношение к профессиональному спорту? Чем он привлекает, а чем раздражает?

– Прямо сейчас он, конечно, мало чем привлекает простого человека. Люди заняты работой и выживанием, им элементарно некогда интересоваться спортом. Хорошо, что есть телеканал «Беларусь 5», который транслирует много событий. Но спортом наши люди не интересуются на постоянной основе. Вот спросите прохожего об известных спортсменах Беларуси. Он с ходу назовет две фамилии: Домрачева и Азаренко. Жители Сухарево вспомнят, что есть центр Максима Мирного. А дальше пустота. Другие имена скажут только фанаты. Многократную чемпионку мира Наталью Цилинскую назовут едва ли.

Мне кажется, белорусы не воспринимают победы наших спортсменов как свои. Одна из причин, почему так происходит, заключается в том, что медийно это преподносится как успехи одного человека – президента нашей страны. В СМИ какая-то неправильная подача достижений спортсменов. А ведь для этих медалей люди ежедневно отдают свое здоровье и время в ущерб другим возможностям и способностям. Совершенно в ущерб. Они рискуют не достигнуть успехов в какой-то другой сфере. Спортсмены делают осознанный выбор, много работают, чтобы представить страну, а в итоге будущее их до конца не определено.

Есть пример тайбоксера Виталия Гуркова. Он же принес так много медалей Беларуси в своем виде спорта! Но его никто не знает, кроме белоруской «свядомой» общественности. Более того, с ним разорвали контракт. И еще он вынужден искать средства, чтобы обеспечить себе жизнь.

– Вы выделили две причины, почему белорусы не интересуются спортом: занятость работой и выживанием и неправильную медийную подачу. Есть еще объяснения, почему спортивная аудитория так мала?

– Наш спорт действительно сильно политизируется. Спортсмены не являются поистине народными героями. Мало кто знает, откуда родом наши атлеты. Каждый город должен гордиться своим уроженцем, но происхождения спортсменов никто не знает.

Еще проблема в том, что разные виды спорта поддерживаются не в равной степени. Хорошие деньги получает только тот вид спорта, который нравится президенту. Например, хоккей, хотя и футбол неплохо живет.  Но у нас есть и другие достижения, которые тоже стоит отмечать.

Если говорить о развитии спорта в целом, я считаю, что вся государственная поддержка должна быть направлена на развитие потенциала. Я имею в виду детский и юношеский спорт. И не стоит забывать о презентации страны на национальном уровне – это сборные. Во все остальное надо впускать бизнес, а именно частные компании, которые способны поддерживать профессиональный спорт. Думаю, этим мы смогли бы привлечь зрителей на трибуны. Например, на чемпионат Беларуми по хоккею. Инфраструктура-то развита. :)  Раньше на него ходили лучше. 

Есть еще ряд проблем. Я когда готовилась к нашему интервью, пообщалась со многими спортсменами и заметила одну неприятную тенденцию. Успешные люди хотят продать себя в любую страну, но только не в Беларусь. Хоккеисты – в Россию, футболисты – по всему миру. Надо задаться вопросом: почему так происходит? Надо же сохранить потенциал спортсменов у себя в стране. Мы сначала отпускаем талантливых людей, а потом раздаем гражданство.

– Продолжим тему поддержки спорта. Белорусская биатлонистка Ольга Алифировец уехала жить в Швецию и столкнулась с тем, что профессиональный спорт государство никак не поддерживает. Спортсмен должен сам искать спонсоров. При этом сходить на каток можно бесплатно.  Это правильная модель?

– Ставка на любительский спорт – абсолютно правильное решение.  Из него могут вырасти профессионалы. Психологи отмечают, что человек отдает себя на 100 процентов тому делу, которое действительно любит. А эта любовь формируется именно на площадках, куда приходишь сначала как непрофессионал.

Что касается спонсорства, то конкретно у Алифировец, думаю, все будет хорошо. В конечном счете она найдет там поддержку, но так нельзя сказать о белорусах. Найти в нашей стране спонсора не так уж легко. Буквально несколько лет назад в Беларуси было законодательство, по которому были прописаны льготы по поддержке спорта. Сейчас их практически не осталось. Из-за этого целые клубы пропадают. Один из тренеров мне рассказывал, что в Жодино построили классный стадион и вообще у команды было все хорошо, пока БелАЗу было выгодно поддерживать команду. Хоккейный клуб «Керамин» и вовсе прекратил существование, а когда-то эта команда громко заявляла о себе. Было – не стало. И вряд ли появится.

С точки зрения презентации профессиональных спортсменов на Олимпиаде, то здесь государство должно поддерживать материально. Это очень серьезный уровень, который важен для страны.

– За олимпийское золото спортсмен получает 150 тысяч долларов, серебро – 100 тысяч, бронзу – 50. Вы считаете, это адекватные суммы?

– Я не знаю. Честно, мне сложно сказать. Я бы провела референдум :). В конечном счете это все равно деньги налогоплательщиков, то есть наши с вами. Наверное, только народ бы верно и рассудил.

Если бы государство впустило сюда бизнес, то, возможно, компании взяли бы на себя выплату этих денег, потому что это обалденная реклама для бренда. В такой ситуации это был бы уже нормальный подход, а не расточительство. Тем более эти огромные деньги все равно не стимулируют к тому, чтобы героев спорта в стране появлялось больше. Толпы на секциях не стоят, тренеры не загружены.

Кстати, о тренерах, которых не замечает общественность и медиа. У каждого спортсмена есть человек, который его сделал. Система поощрения его работы очень сомнительна. Насколько я знаю, не все специалисты удовлетворены условиями, которые им создаются. Спортсмены, которые заканчивают карьеру, неохотно соглашаются на работу тренера. Для них это благотворительность. Более того, многие из тренеров выполняют работу менеджеров. Они решают не только профессиональные задачи, но и занимаются организационными вопросами. Это отвлекает.

Тренеры сборных также боятся вылететь со своего места. Система наказания очень жестокая. Нет результата – уволен. Это неправильно. Иногда поражения дают больше полезной информации, чем победы. У нас же происходит постоянное обновление.

– Вице-премьер Наталья Качанова по этому поводу сказала, что молодые тренеры должны адекватно воспринимать зарплату в 1,3 миллиона рублей. Как вы отреагировали на это высказывание?

– Пусть попробует Наталья Качанова прожить три месяца на эти деньги. Александр Лукашенко дал правительству такой срок, чтобы осуществить реформы. Пусть Качанова это делает за «адекватную» зарплату. Мне кажется, нужно быть ближе к реалиям. Это высказывание – очередное неуважение к людям и их труду.

В этом вопросе еще проблема в том, что отсутствует перспектива роста. Между выпускником ВУЗа и тренером с 15-летним стажем разница в зарплате мизерная. Окей, я молодой специалист, я готов потерпеть, но ради чего? В этой сфере нет четко прописанной карьерной лестницы.

– Вы говорите, что в профессиональный спорт нужно запускать частный бизнес, но это до сих пор не сделано. Почему?

– Государство не дает развиваться частному бизнесу в целом. В Беларуси государство – это такая фирма, которая вкладывает деньги, а потом требует результат. Но государство – плохой бизнесмен. Мы видим, что многие предприятия не выдерживают конкуренцию на рынке. Прямо сейчас правительство больше заботится о программе сохранения рабочих мест, а не о развитии.

Это же происходит и в спорте. Как-то мое внимание обратили на то, что в чемпионате города среди детских команд участвуют «Минск 1», «Минск 2» и «Минск 3». Это же удивительно. Пусть клуб «Минск» проводит турнир уже в своей структуре. А так происходит по той причине, что клубу дают деньги, в ответ на которые он должен показать результат в виде представительства этих команд. Если же войдет частный клуб, то, возможно, государственные клубы не выдержат конкуренции. Это страшно для них. У нас привыкли бояться на всякий случай, поэтому и не пускают. Хотя здоровая конкуренция должна быть. Это единственная возможность вырастить хороших профессионалов.  

Вообще, это еще такой имиджевый вопрос. Государство показывает, что все контролирует.

– Может, хотя бы в спорте стоит отпустить узды правления, раз денег в стране не так уж много?

– Нужно. Знаю, что в брестском «Динамо» годами не платят обещанную зарплату. В «Гомеле» были большие финансовые проблемы. Из-за отсутствия нормальной системы местного самоуправления спорт не развивается в привязке к региону. Именно в областных командах большие проблемы. Клубы расписываются в беспомощности. Система государственной поддержки не функционирует. Яркий пример, почему все это уже не работает, – «Крумкачы». Эта команда на голом энтузиазме вышла в высшую лигу, а «Днепр» с деньгами от государства – нет.  Это приговор.

– А Белорусская федерация футбол боялась как раз за благосостояние «Крумкачоў», а не областных команд. Возможно, федерация просто испугалась частного игрока?  

– Это вообще отдельная история. На государственном уровне всегда есть кураторы, которые занимаются распределением денег в спорте. Зачем это все? Это еще одна дополнительная верхушка, которая обладает ресурсами. Причем эти люди к спорту не имеют никакого отношения. Чиновники могут быть хорошими менеджерами, но они не должны решать вопросы спорта. Их нужно привлекать только для решения конкретной задачи.

У меня есть пример по этому поводу. В Узде есть хорошая юношеская команда, но у нее нет поля. Ее руководители обратились в мою партию, потому что местная власть отказывалась помогать. Только сказала, чтобы тренер сам искал деньги. А в это время многое теряется. Спортивное развитие стопорится. Вот здесь чиновники должны помогать, а в остальном – лишнее.

– Хорошие специалисты уже боятся стать топ-менеджерами в спорте, потому что это влечет за собой уголовные дела. Сейчас они работают за небольшую зарплату в клубах с оборотом несколько миллионов долларов. Уверен, вы остро реагируете на эту проблему. Как ее решить?

– Добавить прозрачности. По-другому никак. Никто не может со 100-процентоной уверенностью сказать, виноват человек или нет. А надо показывать бюджет команды, на что он направлен, сколько получают спортсмены, на чем клуб зарабатывает. Болельщики должны все это знать. Это единственный способ решить многие проблемы. Больше прозрачности и понятности, особенно если это касается государственной поддержки. Если что-то пошло не так, тогда уже можно судить человека.

Правда, еще моя позиция заключается в том, что если человек совершил экономическое преступление, то должен нести экономическое наказание. Надо сделать так, чтобы люди финансово могли расплачиваться за свои ошибки. 

– Принято считать, что спорт – вне политики. Как это видите вы?

– Ха! Когда я болела за «Крумкачоў», могилевские фанаты предъявили мне, что я не должна была этого делать. Мол, если я кандидат в президенты, то должна болеть за всех. Как уже сказала, в нашей стране спорт сильно политизируется. Нельзя сказать, что спорт – вне политики. Хотя в  целом так быть не должно. Спорт – отдельная сфера деятельности. Она должна быть свободной от политики. Какие-то чиновники могут поддерживать определенный вид спорта, но это должна быть свободная коммуникация между спортом и политикой. Я бы ответила, что политика в спорте есть, но ее не должно быть.

– Тем не менее, политики любят причаститься к успехам спортсменов, выдавая их за свои. Владимир Путин принимал у себя российских хоккеистов после победы на чемпионате мира, Александр Лукашенко чествовал Дарью Домрачеву на Олимпиаде. Показалось, что и вы пошли по схожему сценарию, собирая подписи на матче БАТЭ и прикрепляя свое имя к «Крумкачам» – аудитории хипстеров.

– Я как политик хожу туда, где есть люди, тема и проблемы. Точно так же появляюсь на каких-то культурных мероприятиях, образовательных лекциях и вот спортивных событиях. Какая-то привязка к тем же «Крумкачам» получилась абсолютно спонтанно. Это произошло за счет моей политической команды. У нас есть люди, которые до сих пор активно играют в футбол и просто болеют за свою команду. Я же ловлю любую возможность пообщаться с новой для себя аудиторией, проблемы которой еще не знаю.

Здесь, например, не понимаю некоторых вещей. Для наших болельщиков постоянно создают какие-то препятствия, делают из них социально опасных людей, навязывая мнение, что они несут угрозу. Не вижу в этом никакого смысла. В Орше подошел футбольный фанат, очень хотел сфотографироваться со мной, но в последний момент отказался, потому что забоялся, что его узнают. Похожая ситуация иногда возникает на бизнес-мероприятиях и экономических конференциях.

– Почему из фанатов создают такой ужасный образ?

– Это результат политизации спорта. В фанатах видят потенциальную угрозу, потому что они организованны, прокачаны и шумны. Для государства это не очень хорошо. Вдобавок с фанатами сложно вести диалог, поэтому с ними ведут борьбу, то беря под стражу, то выпуская на свободу.  

– Вдогонку темы спортивной аудитории. В одном из интервью вы произнесли фразу, что Дарья Домрачева в качестве героя Беларуси – преувеличение. Вы не боялись этим высказыванием отвернуть от себя всех спортивных болельщиков?

– Быть политиком и бояться – неправильно :). Очень уважаю успехи Домрачевой. Я, конечно, не раскладывала ей гонку, но сердце у меня сжималось на каждом огневом рубеже. Я сильно переживала. Просто тогда сказала это под впечатлением от музея белорусской государственности. Я была удивлена тому, как мало внимание уделено белорусам, которые действительно достойны какого-то признания. Мне кажется, номинация «Герой Беларуси» лишняя. Она разделяет общество. В любой сфере есть люди, которые впереди других. Везде есть свои успешные архитекторы, физики, строители, биологи, психологи и, конечно, другие политики. В этом музее рассказ только об одном человеке и о десяти героях. Я не против Дарьи Домрачевой, я против разделения на героизм и выдачи каких-то государственных медалей, которые в конечном счете потеряют свою значимость.

– Из нашего интервью я понял, что вы достаточно позитивно относитесь к спорту.

– Конечно!

– То есть, придя к власти, вы бы изменили лишь подход к организации спорта?

– В этой теме я выделяю две важные вещи. Первая – здоровье белорусов. Мужчины в нашей стране рано умирают. Это неправильно. А спорт помогает гармонично развиваться человеку без болезней и вообще воспитывает сильную личность. Вторая – имидж страны и уважение к человеческому потенциалу. Если люди хотят заниматься спортом, то задача государства создать условия для этого и обеспечить возможность раскрыть потенциал, а дальше пусть занимается бизнес.

«Трибуна»

30 апреля 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…