+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Татьяна Короткевич: У нас мало успешных политиков

Татьяна Короткевич, потенциальный кандидат в президенты от коалиции «Народный референдум», вернее – выдвиженец кампании «Говори правду», активно ездит по регионам, встречается с людьми, посещает различные мероприятия. Она активна в социальных сетях, выдумывает какие-то поводы, чтобы обратить внимание на себя и свою программу. Татьяна — женщина симпатичная, приятная, но для консервативного белорусского общества, задавленного диктатурой, все-таки несерьезная. Трудно представить, что она сможет противостоять брутальной машине подавления, отстроенной Александром Лукашенко.

Журналисты «Белорусского партизана» встретились с Татьяной Короткевич в Гродно и попытались выяснить, насколько все происходящее вокруг нее серьезно.

— Вы начали активно ездить по регионам еще до старта президентской кампании. А что если вас не зарегистрируют кандидатом? Или вам кто-то дал гарантии на участие в выборах?

— Никаких гарантий и уверенности нет, есть только надежда. Мы начали свою работу еще два года назад. У нас есть коалиция, команда, база тех людей, которые поддержали идею Народного референдума, к ним мы тоже будем обращаться. Мы пришли на старт не пустыми, мы пришли успешными. И то, что меня выбрали как претендента – это гордость для меня, поэтому я начала так активно ездить, знакомиться с людьми, активистами, их проблемами. Главное, что такие встречи дают мне доказательства неэффективности сегодняшней власти. Истории людей, городов, деревень – они вдохновляют.

— К вам на встречи в регионах приходит человек по 20. Успеете ли вы таким образом рассказать о себе белорусам?

— Я новый человек для многих. Но думаю, на вторую встречу придет больше людей, это же не единичные мои визиты в белорусские города. Нужно же еще понимать: лето, выходные, люди на дачах, в отпусках. Конечно, у людей должно быть пространство для личной жизни. Я нормально это воспринимаю, особенно не переживаю от того, что приходит не так много людей, как хотелось бы. Думаю, получится еще раз приехать, встретиться с другими людьми. К тому же, я очень активна в социальных сетях, совершенно доступна людям и открыта к диалогу. Мне можно написать, позвонить, рассказать о том, что волнует. Кого заинтересует – тот всегда может меня найти.

С одной стороны, демократическое сообщество само себя критикует, что люди не активные, все кругом разочаровываются. С другой стороны, приходят те, кому интересно. Этот принцип добровольности работает мне на пользу, потому что люди активные, много вопросов задают и по-настоящему интересуются. Для них я новый человек, а белорусы разучились сегодня спокойно восприним новое. Но мне нравится ездить, общаться и встречаться с людьми, с которыми потом хочется встретиться еще раз.

Все города похожи по набору проблем, которые нужно решать: рабочие места, возможность зарабатывать и быть уверенным в своем будущем, проблемы в сфере образования и медицины, в районных центрах закрываются больницы, школы, коррекционно-развивающие центры. У людей становится все меньше возможностей получить хорошее образование, хорошую оплачиваемую работу. Есть же еще тема власти и того, как она несправедлива к своим гражданам, проблема кумовства во власти. Как например в Речице и Микошевичах — во власти одна семья. Они наживаются на людях, не позволяют быть свободными, не допускают никакой конкуренции – много несправедливости в этих городах. Все мы люди, и все мы хотим перемен, уверенности в будущем.

В то же время мы встречаемся командой, знакомимся с историями успехов, героями, которые были на протяжении 5 лет нашей работы. Где-то добились смены «мэра» — руководителя города, где-то добились того, чтобы построили садик в новом микрорайоне, где-то дорогу отремонтировали. И так приятно, едешь с активистами, и они рассказывают: здесь мы вот это сделали, здесь – это, а в будущем здесь обязательно будет улица имени такого-то активиста (смеется).

Недавно приезжали в Гродно. Наши активисты там активно работают над темой местного самоуправления. Принцип таков: проходят местные выборы, и после них формируется местное самоуправление на 4 года. Местное самоуправление означает, что люди из одного дома, с одной улицы могут объединиться, у них выбирается свой председатель и они решают локальные проблемы, вопросы социальной помощи, культурные вопросы и т.д.

Власти все время говорят, что у нас есть местное самоуправление, она искусственно создает его первичный уровень и они как будто существует. У нашего гродненского активиста Дмитрия Бондарчука есть доказательства того, что они на самом деле не существуют. Он сделал два запроса: один Советам депутатов Гродно – ему там ответили «да, все сформировано», и второй запрос – в администрацию, где ему ответили «нет никаких органов». Это наша реальность. Открываешь сайты, там написано: проводим конкурсы местного самоуправления, на лучший двор, лучшую улицу, а это все сказки. В реальности они не работают. А должно так быть: есть улица, есть председатель, органы самоуправления. Они друг другу помогают, они решают проблемы улиц, подъездов, порядка. Они могут проводить свои фестивали, музыкальные мероприятия, социальные акции. В этом есть и наша цель: чтобы подобное самоуправление на местном уровне активно развивалось, чтобы органы местного самоуправления были центром различных событий.

На какие деньги ездите по регионам и проводите свою кампанию?

— Мы ориентируемся на помощь белорусов. Это будет совершенно новая кампания, как и совершенно новый претендент. Вся агитационная продукция будет печататься на деньги из фонда. Сколько я соберу, столько и потрачу. В этих поездках мы тоже используем средства из пожертвований. В принципе, на такие поездки немного нужно: на бензин, скромно перекусить в какой-нибудь столовой, с собой прихватить водички – так что здесь очень простые расходы.

— Вас не пускают на телевидение, в госучреждения, на заводы. В то же время у Лукашенко есть огромная трибуна. Как Вы будете этому противодействовать?

— Для демократического кандидата единственный способ попасть на центральное телевидение – сделать что-то криминальное, сексуальное или финансовое. Например, потратить баснословную сумму или найти клад. Или платье не то надеть. Но я хочу сказать, центральным СМИ даже ничего не нужно делать, потому что у нас есть независимые СМИ, которые так тебя раскритикуют, что государственным СМИ можно в принципе взять это же и перепечатать.

Я активна в социальных сетях. Сама пишу в фейсбуке, твиттере. Иногда не поспеваю, и мне помогают что-то писать, но в основном старюсь делать все сама. Когда я знакомилась с Твиттером, меня предупреждали, что там все жестко, нужно всегда иметь ответы. Но мне нравится.

— А тролли тоже нравятся?

— Мы живем в очень большом и интенсивном информационном потоке. А тролли в соцсетях помогают найти актуальные темы.

— Мужчины отступили на второй план, спрятались, выдвинув вас в кандидаты, они бросили вас на амбразуру и отошли в сторону. Вам не кажется, что вас просто подставили под удар? Вы готовы оказаться на следующий день после выборов в СИЗО, как это было в 2010 году с кандидатами в президенты?

— Мы все сейчас на этой амбразуре. Я не считаю, что я одна. Мне часто говорят, вот, Татьяна, вас подставят, но мы все – на одной линии. В 2010 году не только кандидаты оказались в СИЗО, но и все руководители штабов, наиболее активные участники кампании. Также тысячи людей, которые вышли с мирным протестом и знали, что акция запрещена. Но они все-таки пришли. Многие тоже оказались на сутках, за решеткой. А сколько человек было избито и пострадало. Никто не застрахован от этого, и я – тоже. У меня такое отношение к этому… Невозможно быть к этому готовым. Если ты там не был, то невозможно до конца себе это представить, все непредсказуемо. То, что я делаю, я делаю на основе закона. И моя цель – чтобы мы все-таки объединились вокруг идеи мирных перемен. Это объединение нас защитит. Я в это верю. Моя защита – это моя правда, то, во что я верю и к чему стремлюсь.

— Как изменилась ваша жизнь после того, как вы решили участвовать в президентской кампании? Может, заметили слежку за собой, другое пристальное внимание органов?

— Мне кажется, тактика карательных и надзорных органов будет заключаться в том, чтобы подавлять не меня и мою активность, а тех людей, которые меня поддерживают. Например, в Речице мы встречались с простыми людьми, которых пытается принудительно выселить из интерната новый хозяин, и неизвестно, вселит ли назад. На следующий день к ним пришли люди в форме, интересовались, о чем мы говорили. То, что такие разговоры имели место после нашего визита – уже факт давления. В Минске у меня тоже есть пример: люди сражаются за свою собственность, провели акцию, сделали растяжку, а на следующий день к ним пришли менты и всех оштрафовали.

Сегодня вся вертикаль власти работает на то, чтобы подавлять любой социальный протест и активность. С другой стороны, президентские выборы – это возможность сказать правду. Я считаю, что я как раз на своем месте. Мы нашли ту формулу, как говорить то, что нам нужно. Учитывая ошибки 2010 года, мы нашли этот путь. И опыт наших соседей показывает, что нам нужно на это решаться. Основным провокатором социального напряжения, давления и какого-то насилия будет власть, а не демократические представители. Мы осознаем, что сегодня возможно принять законы, следовать этим законам, уважать своих граждан. Мы требуем простые вещи.

— Вы сами готовы к возможным провокациям? К эмиграции?

— Даже не собираюсь про это думать. Один политолог мне, правда, уже порекомендовал подумать над этим. Я уважаю наши страны-соседи, европейские державы. Но я считаю, что туда интересно съездить поучиться, на стажировку, но потом нужно вернуться в Беларусь. Тут твой дом, твои корни, твоя история. Это очень важно. Эмигрировать – тяжелое решение. Это значит потерять себя. Не все способны выдержать такое.

— Как вы относитесь к тому, что вас называют псевдо кандидатом, который играет на руку Лукашенко?

— Это политика. Я занимаюсь своим делом, стала политическим активистом не сегодня и не месяц назад. Я член социально-демократической партии. А самое главное в деятельности – это не останавливаться. Анализировать свои ошибки, идти вперед. А то, что говорят – это уже на их совести.

— Каким достижением как политика вы можете похвастаться?

— Теми локальными кампаниями, в которых принимала активное участие. Нам удалось объединить людей и добиться побед: например, отстаивание интересов и прав людей при строительстве китайского индустриального парка в Смолевичах. Также участие в кампании стройконтроль – мы отстаивали интересы жителей Минска в ситуации с уплотнением центра Минска.

Главное, что нам удалось сделать, — что люди сами объединились, смогли собрать подписи, мы им только помогали. В своем микрорайоне тоже навожу порядок. У нас есть экологические проблемы, связанные с борщевиком. Я на «Белпартизане» периодически пишу об этом. Я контактирую с властями, они же ответственны за то, чтобы решать эту проблему. Даю им сигналы, что они плохо работают. Они должны каждый месяц косить этот борщевик, а тут целый гектар возле самой речки, и никто не косит. Реагируют, прислушиваются и что-то делают. Даже мои соседи заметили, говорят, вот, мол, раз — и наконец все скосили. Я им в ответ – так не просто же так скосили, ради этого я пошла, сфотографировала, обожглась, принесла заместителю администрации, показала, потребовала отреагировать.

Во всех кабинетах меня уже воспринимают не как единицу, что я представляю не только свое мнение, а поднимаю важные актуальные вопросы. Это тоже достижение. И конечно, я считаю успехом свою парламентскую кампанию, для меня она была успешная, активная. Я получила поддержку граждан. Конечно, подсчитать реальные голоса мне не удалось, мне показали, что мое участие было достойным. Для меня это был интересный опыт.

— Вы на кого-нибудь ориентируетесь в своей политической деятельности?

— Я ориентируюсь на людей, как они живут. Прислушиваюсь к ним.

— А если взять политических деятелей?

— У нас мало примеров успешных политиков. Сложно сказать. Я думала над этим. В моей жизни моральным и интеллектуальным ориентиром является Алексей Король, с которым мы вместе работали в партии, сегодня он редактор «Новага часу». Еще мой научный руководитель, которого я безмерно уважаю. Я уважаю тех людей, которые твердо стоят на своих принципах и не останавливаются.

— Вы не называете почему-то Владимира Некляева, который руководил вашей кампанией «Говори правду» несколько лет?

— Некляев тоже новый человек в политике.

— Но он более известен, чем вы.

— Он не один, на него работала целая команда 5 лет. Некляев сейчас ушел из политики.

— Возможно, он еще вернется.

— Вернется – тогда и посмотрим. Некляев – поэт, писатель, я его читаю, очень уважаю. Мы с ним вместе работали, для меня это уже больше, чем политика. Если говорить про мои ориентиры, то я говорю о людях последовательных, у которых всю жизнь есть своя идея, линия, они всегда ищут пути самореализации. А у Некляева свой жизненный путь, он не такой. Я его понимаю, но он не мой вариант.

— В интернете развернулась настоящая травля вас как кандидата в президенты. И хотя вырисовывается целая толпа кандидатов, почему-то основные нападки приходятся на вас. Как думаете, почему?

— Ну что значит толпа? Это все стереотипы. Посмотрите на президентские выборы в Польше. Там каждая политическая партия, организация, коалиция считает основным шагом к достижению своих целей участие в президентской кампании. И не важно, какую они имеют поддержку, они за этим и идут, чтобы получить эту поддержку и достигнуть большего результата своей работы. У нас почему-то получается ситуация, что нужно всех оценить – ты достойный, а ты не достойный, ты лучший-не лучший. Я понимаю, что у них там демократия, а у нас диктатура, но мы стоим на той позиции, что нужно все равно оставаться в политическом поле и поддерживать тех людей, для кого важны демократические ценности. Я не считаю, что это неправильно. Бездействовать в этом случае — провластный подход. Власть нас всех делит на пятую колону и нормальных людей. А пятая колона еще внутри себя делится.

А критикуют… Наверное потому, что молодая, неопытная. Пусть это будет моей тайной.

— Как родные относятся к тому, что вы решили идти в президенты?

— Конечно поддерживают. Даже прабабушка моего сына со стороны мужа говорит: «Ну что, Танечка, когда ты там уже станешь президентом, хоть поживем». Ей уже 75 лет, пережила два инсульта, плохо слышит, но все равно интересуется, в курсе всего. Мама моя пойдет наблюдателем на выборы, и свекровь – тоже. Мой сын мной гордится и хочет, чтобы я победила. Потому я и стараюсь.

Ольга Корсун, «Белорусский партизан»

3 июля 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…