+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Татьяна Короткевич: власть нам может преподнести любой сюрприз

В предстоящих выборах впервые в истории Беларуси в президентской гонке могут принять участие женщины – по крайней мере, две женщины настроены на это очень серьезно. Одна из них – Татьяна Короткевич, кандидат от гражданской кампании «Говори правду» и политического альянса «Народный референдум».

Выдвижение Татьяны Короткевич в качестве кандидата в президенты, состоявшееся в конце марта, многих обескуражило – до этого мало кто сомневался, что кандидатом станет самый авторитетный (по данным независимых соцопросов) белорусский оппозиционер Владимир Некляев, на тот момент – глава «Говори правду». До сих пор не очень понятно, как велась подковерная борьба, но в итоге кандидатом от «Народного референдума» была выдвинута Короткевич, а Некляев громко покинул оппозиционное движение.

Сегодня Татьяна Короткевич отвечает на вопросы БДГ.

— Не кажется ли Вам, что готова повториться ситуация 2010 года, когда представители демократических сил пошли на выборы настоящим «табуном»?

— Сегодня многие демократические лидеры – Калякин, Лебедько, Гайдукевич, – заявили о своем участии. Очевидно, что они будут регистрироваться, собирать подписи… Я не вижу в этом ничего плохого.

— Власть всех зарегистрирует?

— Я не власть, я не знаю. В прошлый раз зарегистрировали всех, и возможность каждого кандидата агитировать, выступать, доносить свои идеи до избирателей – это все-таки, наверное, дало больше позитивного, чем негативного. Люди узнали, например, что есть Белорусская христианская демократия – в этом нет ничего плохого. Узнали про нашу новую организацию «Говори правду» Некляева, про «Европейскую Беларусь» Андрея Санникова.

— Ваша целевая группа: каким Вы видите своего избирателя?

— Наша кампания будет ориентирована прежде всего на белорусские семьи, на избирателя – человека моего возраста. С четкой установкой, что он останется в Беларуси, с четкой потребностью, чтобы у него появились перспективы в будущем – для развития, для роста его благосостояния и его семьи. Это тот человек, который точно уверен, что если он отправляет своего ребенка за границу (скажем, учиться), то хочет, чтобы он вернулся и самореализовался здесь.

Также я думаю, что и часть пожилых людей станет моими сторонниками – те, которые сегодня более политически грамотные, следят за ситуацией, понимают, анализируют. У которых четко сохранилась память о прошлом и они могут сравнивать прошлое и настоящее и понимают, что 20 лет в стране ничего не происходит. Они тоже готовы проголосовать за мирные перемены.

— Если не говорить про Лукашенко, то кого Вы видите своим основным соперником?

— Я думаю, что все демократические кандидаты настроены на то, чтобы работать со своим электоратом и не конфликтовать. Потому что основной наш соперник – понятно кто. Но я все же буду больше прилагать усилий на то, чтобы говорить с людьми. Основной соперник – это ком нерешительности, неуверенности, бесперспективности внутри каждого. И вот это будет моим основным соперником и тем, к чему я буду обращаться в первую очередь. Потому что политик – это тот человек, которого поддерживают люди. И если будет поддержка, то это будет хороший аргумент для победы.

— Считаете ли Вы, что именно участие в выборах женщины – впервые – может что-то кардинатьно поменять в избирательной кампании?

— Конечно, это будет привлекать больше внимания. Но в итоге все равно победит, получит результат тот, кого поддержат. Гендерный фактор, возможно, срабатывает, когда создается первое впечатление. А дальше – все, дальше начинаются дебаты, дискуссии, общение с людьми, выступления, и тут уже вопросы кто ты, какого возраста, – они отходят на второй план. Важно, какую идею ты несешь.

— Буквально пару дней назад в социальных сетях появилась такая версия: Лукашенко надоел Гайдукевич в качестве спарринг-партнера, и на этих выборах спарринг-партнером действующего президента может стать женщина – состоявшаяся, скажем, в здравоохранении или образовании. Заодно так власть выбьет у оппозиции и «гендерный козырь». Как Вы думаете, какова вероятность этого?

— Возможно, конечно, и такое развитие событий. Власть нам может преподнести любой сюрприз. Могут также возникнуть какие-то провокации в среде демократических кандидатов. Мне кажется, нужно уходить от этого, нужно фокусироваться на том, в какой сложной ситуации находится Беларусь. Потому что белорусы сжались в комок и просто ждут, они не готовы ни на какой протест. И любой кандидат должен предложить свой выход, свой путь.

— Сейчас в социальных сетях и некоторых СМИ в отношении Вас идет целая волна негатива. Но у меня, и не только у меня порой создается впечатление, что на Вас многие деятели оппозиции просто проецируют свою неприязнь по отношению к Андрею Дмитриеву. Вас воспринимают как его креатуру и относятся соответственно. Что Вы сами думаете об этом?

— Мое мнение таково: среди демократического сообщества большое влияние имеет фактор личных отношений. Это действительно есть. И для этого есть какие-то объективные факторы – то, что мы слабые, нам не доверяют. Большинство оппозиции, те, которые по 20 лет борются за свои ценности, так и не аккумулировали поддержку людей. И не добились тех целей, которые декларировали. В данном случае «Говори правду» и коалиция «Народный референдум», конечно, вызывает неравнодушную реакцию.

Но также среди политической борьбы, конкуренции, есть личностный фактор, который, к сожалению, сложился так, что многие политики порой не могут говорить друг с другом, потому что есть какие-то предубеждения, стереотипы, недоверие. Мне кажется, это очень плохой фактор, который мешает работать. А все эти проекции… я думаю, они скоро исчезнут, уйдут. Потому что это уже мало кому интересно.

— Ваша версия, почему демократические силы так и не смогли выдвинуть единого кандидата?

— Это очень сложный для меня вопрос, я не участвовала в переговорах. Я понимаю, что голосование так сложилось, что решили не проводить Конгресс демократических сил. Я считаю, что мы правильно голосовали за то, что конгресс не нужен. Если бы он произошел в декабре и в нем участвовало больше людей, еще не заангажированных в политике, тогда бы мы смогли привлечь больше новых людей, и это было бы эффективно. И статус единого кандидата был бы выше.

Но в условиях, когда до выборов остается несколько месяцев, это не имеет смысла.

— Есть кто-то конкретно виновный в том, что «не получился» единый кандидат, или это общая вина?

— Это общая вина. Вернее, это не вина, это решение. Мы этим решением не казнили Иисуса Христа, это политическое решение. Мы два года дискутировали о том, как это сделать, нужен он или нет, вот и приняли решение. Послушайте, мы несем ответственность – вот это важно.

— Можно ли в какой-либо форме ожидать повторения событий «Площади» 2010 года?

— Повторюсь: сейчас у белорусов нет настроений на протест. Но исключать ничего нельзя, потому что у людей есть это право – выйти и показать свое настроение. Главное, чтобы это право осталось правом и никто за него не наказывал. Если люди выйдут, я тоже обязательно приду и буду стараться сделать так, чтобы никаких провокаций не было, чтобы это был только мирный протест.

Денис Лавникевич, БДГ Деловая газета

6 июня 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…