+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Территориальная оборона — уроки Холодной войны для Беларуси

В Беларуси под территориальной обороной (далее по тексту ТО) официально понимают систему формирований из местных жителей, которые получили военную подготовку, подчиняются местным чиновникам и осуществляют свою деятельность в пределах своего района.

танк ТО

До 2014 года, который резко повысил внимание к вопросам национальной обороны в европейских государствах, «золотым веком» территориальной обороны стал период Холодной войны.

В это время почти все государства Европы, перед которыми стояла угроза масштабного советского вторжения, считали необходимым двух-трехчастную организацию сухопутных войск, важным компонентом которых были войска территориальной обороны (далее по тексту ТВ).

Перед Беларусью и ее соседями стоят сейчас примерно аналогичные угрозы, что делает полезным рассмотрение различных национальных моделей развития территориальных войск в Центральной и Северной Европе в 1950-1970-е годы.

Факторы и цели при создании ТО

Территориальные войска европейских стран со свободной экономикой в период активного противостояния НАТО и СССР были предназначены практически исключительно для обороны своей страны в случае нападения со стороны Москвы.

Это, естественно, не исключало атакующих действий на своей территории против сил вторгнувшейся армии. Более того, некоторые доктрины территориальной обороны (например, швейцарская) требовали как можно более активных действий против войск агрессора.

Одновременно территориальные войска, сформированные в основном из резервистов, позволяли получить в случае мобилизации части значительной численности, хорошо знающие свой регион, но не нуждающиеся в значительном финансировании в мирный период. Основной личный состав ТВ в мирное время занимается обычным трудом и не носит форму, их вооружение и снаряжение находится на хранении, и постоянных бюджетных расходов требует лишь небольшая часть кадрового состава. Так, в Норвегии Краевая Оборона в случае войны должна была вырасти в численности с 1000 до 85000 человек, а югославская Территориальная Армия — с 3000 до 1 миллиона.

В то же время назначение частей войск территориальной обороны варьировалось от страны к стране. Так, если в Западной Германии ТВ должны были почти всегда обеспечивать безопасность и порядок в тылах собственных войск, заниматься вопросами гражданской обороны и не предназначались к прямому столкновению с регулярными частями противника, то в Норвегии и Австрии Краевая Оборона должна была непосредственно участвовать в боях с войсками противника.

Важным идеологическим и пропагандистским фактором создания мощной системы ТО было и то, что страна, ставя под ружье многие тысячи человек, в то же время демонстрировала исключительно или в основном оборонительный характер своих усилий в сфере военного строительства.

Сильная система территориальных войск в период Холодной войны также давала определенные военно-политические возможности — если регулярные войска непосредственно входили в подчинение командования НАТО или Варшавского договора и должны были при необходимости отправляться за границы своей страны, то внешний контроль за ТВ был на порядок слабее. Отправить части ТВ «выполнять союзнический долг» заграницу было невозможно.

Сильные территориальные войска, обычно построенные в соответствии с той или иной концепцией «тотальной обороны», также напрямую были связаны с построением разветвлённых и мощных систем гражданской обороны.

Нельзя ожидать, что ТВ будут воевать с силами противника, но оставят в этом же районе свои семьи на произвол судьбы. Одно невозможно без другого, отмечали западные военные аналитики.

Концепции «тотальной обороны» в странах с наиболее развитой и массовой ТО (Югославия, Норвегия, Швейцария), подразумевали продолжение сопротивления даже в случае вражеской оккупации. Подготовка такого сопротивления и даже просто многолетнее информирование населения о таких планах уже создавали у граждан определенный морально-психологический настрой.

Развитая территориальная оборона также означала, что страна в значительной степени ставит на собственные силы в вопросе национальной обороны. «Тотальная оборона» и территориальная оборона были некоторой степени подпоркой нейтралитета и заменой членству в том или ином военном альянсе.

Создание, расширение или сокращение системы территориальной обороны может также быть обусловлено чисто внутриполитическими факторами — антивоенными настроениями и нежеланием большой части потенциальных призывников служить за пределами страны, наличием или отсутствием компактно проживающих национальных меньшинств, федеративным или унитарным государственным устройством, просто военными традициями страны.

Три модели

1. «Фронтовая» модель. Австрия

Одним из ярких примеров организации ТВ в системе Вооруженных Сил является Австрия, которая в период Холодной войны была нейтральной страной, однако считала, что через ее территорию Советская армия может нанести удар во фланг западногерманской группировки НАТО. Не исключалась агрессия и со стороны НАТО.

Вооруженные силы Австрии в этот период состояли из Войск постоянного состава (Bereitschaftstruppe), Мобильной Краевой Обороны (Mobile Landwehr) и Стационарной Краевой Обороны(Raumgebundene Landwehr).

Мобильный ландвер фактически представлял из себя войска резерва — 8 механизированных бригад, которые формировались при мобилизации. Стационарный ландвер состоял из более чем 20 пехотных полков, которые также наполнялись личным составом при мобилизации, однако предназначались для действия в районах проживания ополченцев. Вооружение, снаряжение и униформу солдаты ландвера хранили дома.

В случае войны все три компонента входили в состав 2-х армейских корпусов, при этом роли стационарных подразделений были жестко определены заранее. Система стационарного ландвера в преимущественно горной стране действовала в рамках стратегии, основанной на защите ключевых магистралей и долин.

Страна построила развитую сеть оборонительных сооружений и подготовила к взрыву значительную часть дорожной инфраструктуры. Ландшафт, укрепления и мины должны были замедлить и остановить противника, разбить его наступающие колонны на отдельные части, неспособные оказать друг другу поддержку.

Батальоны специального назначения (егеря) с горной подготовкой должны были наносить удары во фланг и тыл остановившимся частям агрессора.

Войска постоянного состава и Мобильный ландвер должны были парировать удары войск агрессора на наиболее опасных направлениях и контратаковать.

В итоге можно предположить, что австрийцы планировали в масштабах страны операции, подобные осуществленным финской армией в начале 1940 года на лесных зимних дорогах к северу от Карельского перешейка. Тогда, например, относительно немногочисленным финским силам удалось остановить и разгромить по частям две дивизии 8-й советской армии в битве на Раатской дороге.

2. «Вспомогательная» модель. ФРГ

В противоположность Австрии, как уже отмечалось, в ФРГ Территориальная Армия (далее по тексту ТА) в 1970-е годы в целом не предназначалась для ведения активных боевых действий на линии фронта.

ТА ФРГ была разделена на 6 окружных и 29 региональных командований.

По предназначению части ТА разделялись на:
1. штабные,
2. Краевую Оборону,
3. части боевой поддержки (части связи, строителей, военной полиции, защиты от ОМП),
4. части обеспечения (транспорт и склады),
5. медицинские части.

Основными тактическими частями ТА были силы Краевой Обороны, состоявшие из:

1. Рот обеспечения безопасности объектов (в военное время — около 150 человек). В мирное время фактически роты представляли из себя 1-3 человека и склад снаряжения и стрелкового оружия. Всего было сформировано около 200 таких рот. Предназначением этих подразделений была охрана важных объектов, прежде всего транспортной инфраструктуры, связи и ключевых предприятий.

2. Отдельные пехотные батальоны (в военное время — до 900 человек) должны были обеспечивать охрану конкретных районов большой важности. В мирное время они представляли из себя также лишь 1-3 человека и склад снаряжения. Батальоны имели на складах более тяжелое вооружение, в том числе бронетехнику, в этом мало отличаясь от регулярных батальонов мотопехоты. Всего в начале 1970-х годов было сформировано 20 таких батальонов.

3. Также были сформированы 4 (по состоянию на начало 1970-х годов) бригады Краевой Обороны. Фактически они состояли из 4 пехотных батальонов, 2 противотанковых рот (в качестве противотанковых средств использовались танки М48 Patton), 2 минометных рот и других подразделений общей численность в 6200 человек.

В мирное время в бригаде оставались полностью боеспособные пехотный батальон, одна противотанковая рота и одна минометная рота.

Считалось, что силы Краевой Обороны ТА будут полностью отмобилизованы в случае войны за 2 дня. В 1972 году они насчитывали 7500 человек постоянного состава и в случае войны наполнялись личным составом до 65500 военнослужащих.

Все части ТА (включая Краевую Оборону) в совокупности имели 38600 человек постоянного состава и в военное время вырастали до 218700 человек.

3. «Партизанская» модель. Норвегия

Краевая Оборона (далее по тексту КО) в Норвегии является одним из ключевых видов Вооруженных Сил и была основана в 1946 году при значительном участии бывших бойцов и командиров антинацистского сопротивления. Командующий Краевой Обороной подчиняется непосредственно Министру обороны и является членом Генштаба Норвегии.

В период Холодной войны предусматривалась, что организация за один день из примерно 1000 человек кадрового офицерского и унтер-офицерского состава вырастет до 80000 человек. Командование считало, что именно части КО во многих районах страны будут самыми первыми, кто встретит удар агрессора.

Части КО (обычно не более взвода в 30-40 человек) в оперативном отношении подчинялись военному командованию. Их целями были:

1. обеспечение сети связи для армейской разведки и передачи приказов,
2. оборона блокпостов и коммуникаций,
3. обеспечение подрыва объектов,
4. обеспечение действий регулярных войск в качестве разведчиков и проводников,
5. предотвращение диверсий,
6. партизанские действия на оккупированной и ничейной территории,
7. помощь в сфере гражданской обороны.

Для отработки взаимодействия уже в мирное время каждый полк регулярной армии имел прикомандированные подразделения КО. КО имела также вооруженные суда для патрулирования прибрежной обороны и занималась обороной некоторых аэродромов.

Личный состав КО отбирался среди солдат, прошедших срочную службу, а также набирался из добровольцев из числа женщин и даже подростков. При этом старались не увольнять со службы и опытных военнослужащих-резервистов старше 45 лет. Лица без опыта военной службы проходили 3-месячную военную подготовку. Затем все без исключения не менее недели в год проходили сборы в центрах подготовки КО или по месту жительства, если речь не шла о получении специальных навыков.

Солдаты КО хранят оружие, снаряжение и униформу на дому, имеют простую систему оповещения о сборе. Вооружение преимущественно было ограничено легким стрелковым, а также минами и взрывчаткой, но иногда подразделения вооружались и минометами, и противотанковыми средствами. Предполагалось, что они будут перемещаться в своем районе пешком или на мобилизованном гражданском транспорте.

Как и в Австрии, Краевая Оборона в Норвегии должна была максимально использовать сложные ландшафтные условия — лесисто-гористую местность — чтобы задержать и остановить продвижение врага.

Исключением был густонаселенный район вокруг столицы — Осло. Тут группировка КО насчитывала до 8000 человек, организованных уже в 8 батальонов легкой пехоты по 500-600 человек, а также около 10 отдельных рот и ряд подразделений ПВО. Задачей КО в Осло было оставаться в городе, из которого в военное время эвакуировалось правительство и большинство населения, и вести городские бои, даже в случае отсутствия поддержки со стороны регулярных войск. Поэтому КО Осло получала более тяжелое вооружение.

Солдаты и офицеры КО, имея обширные и часто очень рискованные задачи, не получали каких-либо повышенных льгот или денежного довольствия. Несмотря на это, американские офицеры периода Холодной войны, проводившие совместные учения, чрезвычайно высоко оценивали их подготовку, физический уровень и мотивацию.

До сих пор норвежская КО, поддерживая традиции сотрудничества, сложившиеся в период Второй мировой, ежегодно проводит обмен личным составом с частями Национальной Гвардии США. 100 американских национальных гвардейцев получают норвежскую, а 100 норвежцев — американскую подготовку. Учитывая высокий уровень подготовки НГ США, это свидетельствует и о качестве личного состава норвежской Краевой Обороны.

Популярность КО в Норвегии связана прежде всего с тесным взаимодействием со структурами местного самоуправления и демократическим характером системы, построенной на доверии между соседями и коллегами. Члены КО избирают местные комитеты, которые имеют права разбора и голоса при разрешении проблем дисциплинарного характера. Региональные советы КО более высокого уровня состоят из представителей военных и избираемых населением гражданских властей, Красного Креста, молодежных, женских и профсоюзных организаций. Таким образом, в поддержании боеспособности КО занято все общество каждого конкретного района, а о хорошей или плохой подготовке солдата знают его соседи или прихожане местной церкви, которых он видит каждое воскресенье.

ТО

Выводы для Беларуси

Почти все причины, по которым в период Холодной в Европе развивались части ТО, актуальны и в случае Беларуси. Это относительная дешевизна частей ТО в мирное время, гибкость — способность ТО быть разной в зависимости от условий конкретной страны, ограничение международных военных обязательств, подчеркнуто оборонительная направленность, морально-психологическая подготовка населения и вовлечение широких слоев общества в обеспечение национальной обороны.

Однако складывается впечатление, что построение системы ТО в Беларуси в настоящее время не обусловлено четким видением роли ТО в обороне стране. Отряды резервистов с легким вооружением под руководством лиц, которые не имеют военного образования, в «лучшем» случае могут стать «титушками» с автоматами в руках, но вряд ли смогут сыграть даже минимальную роль в обороне страны от агрессора.

Если ТО в Беларуси должна оборонять ключевые населенные пункты и объекты инфраструктуры, став стационарным «скелетом», основываясь на котором части регулярных Вооруженных Сил и специального назначения будут наносить удары по противнику, то ТО должна стать гораздо более массовой, получить действительно профессиональный командный состав и тяжелое вооружение, проводить регулярные учения совместно с ВС.

Однако австрийская модель ТО в первую очередь была обусловлена сложным характером ландшафта страны, который позволял остановить вражеское наступление, опираясь на замаскированные фортификационные сооружения и подготовленные к взрыву туннели в горах. То же самое можно сказать о норвежской ТО в сфере задачи по замедлению продвижению врага. Ландшафт Беларуси для этого не подходит, за исключением части районов Полесья.

Возможно, в современных условиях единственным способом создать эффективную ТО в Беларуси будет реформировать войска резерва по территориальному признаку, создавая полноценные механизированные бригады резерва по примеру австрийского мобильного ландвера или американской Национальной Гвардии, а стационарные части готовить по образцу норвежской Краевой Обороны.

Однако в любом случае для эффективного действия системы ТО, для того, чтобы оружие не попало в руки людей, которые будут сочувствовать возможному агрессору или дезертировать, потребуется
— активная работа с командным составом и населением по повышению беларуского национального самосознания,
— построение общества с более высоким уровнем осознания своей гражданской ответственности,
— преодоление атомизации и стимулирование людей к сотрудничеству и совместной гражданской активности.

Александр Гелогаев, Belarus Security Blog

25 апреля 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…