+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Юлия Мостовая: Мы имитируем реформы, которые должны привести нас в тупик, в который уже зашел мир

Квартиры Лещенко, фотографии Деевой, драки Парасюка – украинцы спорят о несущественном, о цвете обоев, пока дом летит кувырком. О чем на самом деле нужно спорить, рассказывает главред Зеркала недели (Украина)

entry1008236736

Та часть украинского общества, которая могла бы двигать изменения в стране, тратит себя на обсуждение несущественных вещей в фейсбуке, вместо того, чтобы решать действительно серьезные и жизненно важные вещи. Так считает Юлия Мостовая, известная украинская журналистка и главный редактор издания Зеркало недели, которая прибегла к иронии в выходные, обращаясь к этой аудитории на Конференции выпускников Украинской школы политических студий в Мыстецком арсенале.

Парасюк ногой открывает дверь в квартиру Лещенко и находит там Савченко с Зеленским, которые рассматривают фотографии Деевой – так она охарактеризовала украинский фейсбук, пользователи которого с энтузиазмом увлекаются этими не самыми важными темами в то время, пока страна летит в тартарары. Она рассказала, о чем на самом деле стоит переживать «агентам изменений» и о чем они должны говорить, вместо квартир Лещенко, драк Парасюка, карьеры Деевой и тому подобного.

***

Мы можем говорить, конечно, с определенной долей таинственности, о том, какие сейчас кульбиты производят с ПриватБанком.

Мы можем говорить о том, как с Авакова на охране снимают часы на четвертом этаже на Банковой, потому что президент знает, каким образом снимал копии их соглашений Онищенко – камерой в часах.

Мы можем говорить о министре культуры, которому можно задать вопрос «Сколько у тебя хромосом», а он ответит «Да побольше, чем у тебя».

Все это неинтересно. Поверьте, это неинтересно, как споры о том, какой цвет обоев должен быть в спальне, когда в нашем доме отрезана вода, летят вниз лифт и балки и приближается ураган. Об этом нельзя говорить и это неинтересно.

Сегодня день, когда мы вспоминаем жертв Голодомора. Почему такое с нами случилось? Потому что мы были объектом. И на самом деле сегодня мы тоже являемся объектом. Мы настолько слабы. Мы настолько не знаем, чего хотим на самом деле для себя в этом мире. Нам необходимо с собой что-то делать.

На ваше поколение, на вас – самая главная надежда. Знаете, почему вам будет тяжелее всего? Ваш челендж, челендж вашего поколения – это осознание того, что рецептов нет и не у кого спросить.

Звучал вопрос о том, можно ли сравнивать нынешнюю Украину с Польшей начала 1990-х годов. Нет, нельзя. Уже в задачке после «дано» – совсем другие вещи. Мир меняется, а мы сейчас имитируем реформы, которые нас должны привести к тому тупику, в который пришел мир.

Мы должны осознать (и это вам решать), что закончилась эпоха, когда две наибольшие электоральные части Украины имели простые ответы на сложные вопросы. Одна часть всегда говорила: мы идем в Европу, мы вступим в НАТО и ЕС и решим все наши вопросы. Другая половина говорила: мы идем в Россию, мы идем в Таможенный союз. Это были очень простые ответы на очень сложные вопросы. Сейчас (давайте попробуем осознать это) обе противоборствующие стороны потеряли возможность использовать эти ответы. Мы никому не нужны. Мы никому не нужны сейчас в том виде, в котором мы есть. К нам относятся как к средству, а не как к цели.

На самом деле, нас никто не ждет в Европейском Союзе. Не только потому, что мы этого не заслуживаем, а потому что того Европейского Союза, который мы себе представляли, уже нет де факто и не будет де юре, по крайней мере в том виде, к которому мы привыкли.

НАТО. Нас там никто не хочет видеть. Возможно, есть отдельные государства, которые чувствуют холодное дыхание из пасти. Но на самом деле они не смогут нас никогда туда затянуть.

Россия. Посмотрите: они забрали себе «ДНР» и «ЛНР»? Они их признали? Они их поддержали? Деньгами? Они их интегрировали? Нет. И они не будут этого делать. Это не Крым.

Те люди [в Донбассе] еще не чувствуют, не понимают, что их бросили, что они не нужны Путину и не нужны России. Они средство для того, чтобы лихорадило всю страну и она демонстрировала, в том числе и через войну, что бывает с теми странами, где народ берется выбирать власть. Мы просто наглядная агитация и демонстрация.

Мы не нужны. Мы даже не интересны как рынок сбыта. Потому что все алибабы, амазоны и так далее через пять лет все это захватят.

Мы интересны только сами себе.

Если мы не хотим, чтобы нас просто разобрали на органы… Элементарно. Разобрали на стрит или авеню, или в мутной «волговской воде» – без разницы. Ископаемые ресурсы, сельскохозяйственные ресурсы, сланцевый газ и так далее.

Осознаем ли мы, что та ситуация, в которой мы оказались – ужасная?

Но с другой стороны это чрезвычайно интересная задача. Чрезвычайно. Собраться интеллектуально, организационно, заглянуть в будущее.

Нам нечего терять.

Мы можем нарисовать с нашим потенциалом совсем другую картину будущего взаимоотношений между гражданами государства. Довольно всех этих грязных историй – сфотографировать дом того или часы того. Мы должны подумать о совсем других вещах.

Мне кажется, что всем было бы интересно, кто еще не читал, прочитать произведение Кафки о том, как строилась Великая китайская стена. Это маленькое великое произведение. Стена строилась полторы тысячи лет. Но если бы народ строил ее с одного конца, не видя никого перед собой, они бы выгорели еще при жизни одного поколения. Они бы никогда с этим не справились. Но на фоне того, что были архитекторы, которые видели этот проект, и вынашивали его, и готовились к нему, люди строили кусками стену, идя навстречу друг другу. Десять лет одни люди строили и двигались слева, а другие люди десять лет с другой шли им навстречу. И они встречались. И у них было ощущение сделанного дела. Конечной, качественной, и не в один кирпич лишь бы как.

Или: это уже прозрачно, только потому что закупки уже являются самыми дешевыми! Но ведь есть и другие индикаторы – качество и так далее.

Должны быть продуманные, качественные куски, которые завершены. И не могут быть отдельно куски, а отдельно архитекторы. А у нас нет ни того, ни другого.

Вы должны объединиться. Вы должны передернуть дискурс в том же фейсбуке, от которого мы уже никогда и никуда не денемся.

Мы кое-что должны понять о самих себе. Мы очень гордимся Майданами, которые происходили в нашей стране. Это для нас трудно, потому что мы не привыкли доверять чужим людям. Мы ломаем в себе стереотипы. Мы строим гражданское общество. Это чрезвычайно важно. Но. Мы можем объединяться для того, чтобы разрушить. И нам чрезвычайно трудно объединяться, когда мы хотим и пытаемся что-то восстанавливать.

370 политических партий. Это приговор. В такой ситуации это приговор. Мы должны с этим что-то делать.

У меня нет однозначных рецептов того, что мы должны сделать, чтобы лидеры поверили друг другу, а мы, люди, поверили друг другу. Я говорю немного о других вещах. Партии это тоже определенный рудимент и атавизм того, что было, того мироустройства. Это все будет меняться при вашей жизни, и я, если буду меньше курить, это тоже увижу. Мир меняется чрезвычайно быстро. И сам для себя он меняется непрогнозируемо. И мы должны в этом мире не просто выжить. Мы должны быть конкурентоспособными. Поэтому я прошу вас, именно вас, искать эти рецепты. Не бить по рукам тех, кто вам не нравится. Научиться слушать. Потому что нас на самом деле интеллектуально пропалывали много веков. И те крохи интеллекта, которые остались, необходимо слышать, независимо от того знака, который, по моему или вашему мнению, эти люди имеют. Тем более, что нам еще нужно привыкать к той мысли, что у нас нет простых ответов на сложные вопросы. Ни со стороны Европы, ни со стороны России для тех, кто на нее ориентировался.

Об образовании и о науке. Это трагедия. Я считаю коррупцию лишь частью того главного вызова, который стоит перед нашей страной – профессиональная деградация. Коррупция – это неотъемлемая часть этой трагедии.

Мы должны спасти хотя бы что-то для того, чтобы через несколько лет, я не преувеличиваю, у нас не остались «мафостроительные университеты» или «джондирзаправляющие». А что еще нам доверят, когда наши главные конструкторы, атомщики уезжают в Казахстан, в Россию, в Индию, а сейчас поедут в Турцию? Когда люди с Турбоатома едут в Ирак. Лучшие. И не возвращаются.

Сюда!?…

Когда Моторсич ведет переговоры, чтобы перевести производство в Китай. С чем мы здесь останемся? С наукой, которая финансируется на 0,71%? Это не будущее. Это – не будущее.

И это в сравнении с Деевой, Парасюком и другими вещами просто катастрофа. Это катастрофа даже в сравнении с приватбанками и ахметовыми, которые в соглашении с президентом и в шоколаде в прямом смысле этого слова. Это катастрофа.

Коррупция, которая пошла с этапа поступления в вузы, зашла в сами университеты. Сколько стоит сдать экзамен, написать курсовую? Мы чмырим Гриневич за плагиат. Но посмотрите, сколько у студентов этого всего – переписанного, передранного вообще из интернета. Там убивается будущее.

И самая главная вещь, о которой я хотела сказать и с которой нам всем надо бороться, но так не хочется. Это наш менталитет. Есть очень много людей, которые все хотят списать на «совок», на 70 лет Советского Союза. Конечно, след остался. Но!

Мы нация с большой историей, но без истории государственности. Над нами всегда были чужие. Чужие государства. Почти всегда. И это привело не только к недоверию среди украинцев. Это привело к тому, что у нас не сформировалась собственная элита. Это привело к тому, что люди говорили: нас туда не пустят, они там без нас разберутся. И вследствие этого произошла очень страшная вещь – у украинцев сузилась рамка задач до выживания собственной семьи. Вы знаете, кто такой Порошенко? Кто такой Янукович? Кто такой Ющенко? Это среднестатистические украинцы, которые получили возможность масштабно позаботиться о своей семье. Все. Люди, которые зациклены исключительно на своей семье, не полетят в космос. Понимаете? Они плотины не выстроят. Они не сделают каких-то шокирующих и необходимых миру открытий.

Мы хотим новой судьбы? Нет. Мы не хотим новой судьбы.

Мы должны осознать одну вещь: кроме расширения рамки задач, необходимо повышение амбиций украинской нации и украинского народа. Для этого мы должны создать не только национальную идею, о которой все время говорят (хотя эмоция чрезвычайно важна, я это понимаю).

План. Нужен рациональный план, который скажет, в чем наше уникальное экономическое предложение на мировых рынках. С кем мы будем тогда, когда будут разрастаться все эти биг даты, экономические системы и так далее, которые сейчас страны выстраивают уже совсем в другом масштабе, чем одесский седьмой километр или Барабашово.

Где наше место в мире? Мне пофиг, будут досрочные выборы следующей весной или не будут. Если будут – ничего не изменится. Потому что мы не успеем качественно перестроиться. Потому что мы не успеем еще сделать этот план. Потому что мы не успеем еще создать те группы, которые будут его реализовывать так, чтобы село пело через десять лет работы, как в Китае, при строительстве, этой смычке и встрече. У нас просто нет этих десяти лет. Это все надо делать быстрее.

И мы должны научиться не перекладывать на кого-то свои проблемы. Я завожусь страшно, когда вижу: «Так а кто голосовал за Порошенко?» или «Да они там так считают, гуру фальсификации выборов…». Юрий Левенец (академик, эксперт по этнополитологии) мне объяснял, что при концентрации финансового, административного, медийного, силового ресурса власть может сфальсифицировать максимум 5%. Это мы! Это мы так голосуем. Кто хочет досрочные выборы? Вы кого хотите там увидеть? Вадика Рабиновича, который в своей жизни не сказал слова правды? Это и есть качественные изменения?

Мы обвиняем Запад за то, что он нам дал мало денег. Мы обвиняем Запад за то, что он нам выдвигает требования, которые развивают не экономику, а долги. А кто нам мешает сказать им: это – да, а это – нет? Кто нам мешает это сделать?

Кто мешает нам не врать все время Обаме, Меркель, Путину, Оланду, обещая все и не делая ничего? На самом деле, мы должны в себе разобраться, себя атомарно перестроить.

Почему очень важно, чтобы вы обратили на эти ментальные вещи внимание, на необходимость этой Китайской стены? Почему важно передернуть этот дискурс в фейсбук? Потому что кроме вас некому. В целом мире некому. Вам не к кому обращаться и говорить: Лешек [Бальцерович, автор польских реформ в 1990-х], дай рецепт. Он уже не работает.

Сами. Вам 30-35 плюс минус. Приходит такое время, когда человек становится отцом и своим детям, и своим родителям. И те, и те на них смотрят с просьбой о помощи в глазах. И дети, и родители, которые без нее уже не справятся. Вы же будете родителям помогать? Вы же будете искать лекарства или деньги на лекарства. Или решать, продавать ли эту дачу, на которой уже нет сил работать. С этой землей что делать, когда спина не сгибается, и за сколько же, сынок, ее продать? Доченька, а что же делать? болит, не вижу, помоги!

Так на вас смотрит страна сейчас. Возможно, даже не осознавая этого.

Вы отвечаете за тех, кто младше, и за тех, кто старше. Потому что сейчас вы самые умные. Да, вам не хватает опыта. Вы слишком убеждены в своей гениальности. Но если вы будете объединяться для интеллектуальных мозговых штурмов, будете искать ответы в мире, который меняется, ответы на те вопросы, на которые ответа еще никто не дал, вот тогда вы выполните свое предназначение. Это мое убеждение.

Когда-то я по радио слышала, как определяется глава семьи. Как утверждают психологи, главой семьи является не тот, кто принимает решения, а тот, кто формирует повестку дня.

Формируйте другую повестку дня. Иначе не сможете помочь никому. Ни детям, ни родителям, ни стране.

«Новое время»

29 ноября 2016

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…