+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Заметки рогачевского наблюдателя

Сегодня ЦИК планирует провести заседание, на котором будут официально объявлены окончательные результаты президентских выборов, а также рассмотрена жалоба Татьяны Короткевич с требованием отменить их. Как известно, эта жалоба размещается на 200 страницах и подтверждается множеством нарушений, которые зафиксировали наблюдатели от кампании «Право выбора». Интересный рассказ одного из таких наблюдателей мы и представляем вашему вниманию. 

***

Принимая участие в наблюдении за выборами различных уровней с 1994 года, начиная от первых президентских до нынешней электоральной кампании, довелось повидать многое, но такого шока от прошедших «самых честных и демократических выборов» я еще не испытывал.

Но обо всем по порядку. Вместе с соратником по «демократическому гетто» Мельниковым Владимиром благополучно прошел аккредитацию на участке №12  г. Рогачева и с тетрадями от кампании «Право выбора» приступил к наблюдению.

И поначалу ничто не предвещало никаких инцидентов — со скрипом, но все таки дали списочное количество избирателей. Число проголосовавших досрочно по данным комиссии совпадало с нашими подсчетами. На предложения и жалобы реагировали оперативно.

Во время вручения мне ответа на жалобу о том, что комната, где хранился ящик досрочного голосования, не опечатывалась, я поинтересовался у председателя районной комиссии Баранова Василия Ивановича: как будет происходить подсчет голосов, будет ли при этом достаточная наглядность?  На что он заверил меня, что все будет на высшем уровне, и раздельный подсчет будет, и бюллетени рассортируют по табличкам и т д.

По прибытии на участок я передал содержание разговора председателю участковой комиссии Елфимовой Марине Николаевне. Она подтвердила, что так все и будет, и что уже заготовлены таблички с фамилиями кандидатов.

Не буду утомлять подробностями хода голосования, отмечу только, что подозрительно ужался  список избирателей с 1500 до 1483 человек, что автоматически увеличивает процент явки. В устном ответе о причинах уменьшения председатель поведала, что кто-то умер, кто-то выписался и чистосердечно добавила, что списочное количество ей периодически корректируют из районной комиссии. В письменном  ответе на мое предложение дать число избирателей, включенных в дополнительный список, она перечислила права наблюдателей из ст. 13 Избирательного Кодекса. Посчитав этот перечень исчерпывающим, забыв об открытости и гласности и том обстоятельстве, что мой вопрос относится к ходу голосования, за которым я имею право наблюдать по этой же статье, председатель в конце своего ответа резюмировала: «Таким образом, участковая комиссия  участка для голосования имеет право отказать в требовании наблюдателя В.П. Тамковича«. Также удивила «скорострельность» голосования по месту жительства, когда при записавшихся на основной день голосования 14 человек , проголосовавших до обеда, после обеда члены комиссии за час с лишним принесли в урне еще 84 бюллетеня.

И вот пришло время Его Величества Подсчета. Заняв вместе с Владимиром позицию у свободного края сдвинутых столов, мы приготовились «обозревать«.

Закончив с неиспользованными и испорченными бюллетенями, члены комиссии высыпали содержимое ящика досрочного голосования. В результате манипуляций с этим содержимым на столе в хаотичном беспорядке были разложены многочисленные стопки с бюллетенями. Таблички сиротливо оказались не у дел. Успеваю заметить несколько стопок за Короткевич , составляющих примерно 20% от  общего количества. Когда стопки начали исчезать со стола и перемещаться на дальний стол с приготовленной упаковочной бумагой, я предложил произвести подсчет и огласить данные досрочного голосования.

Похоже, мое предложение застало врасплох председателя комиссии, в глазах которой появилась неподдельная растерянность. Прийдя в себя, она стала выговаривать мне, что я отвлекаю ее от исполнения обязанностей, и что все результаты представит в итоговом протоколе.

С трудом воспринимая смысл происходящего, я вдруг понял, что никаких данных по результатам подсчета у них нет! Они совершенно ничего не считали и даже не проводили имитацию подсчета! Просто уносили и упаковывали бюллетени на столе, где лежал готовый к подписи членов комиссии протокол.

Та же история повторилась и с ящиком для голосования на дому. Ни в первом, ни во втором «подсчете» первоначальный подсчет всех бюллетеней (проголосовавших избирателей) не производился.

И вот содержимое основного ящика на столе. Ритуал повторяется. Перед выносом результатов волеизъявления в небытие, успеваю заметить, что стопки с отметкой за Короткевич хотя и меньше, но вполне сопоставимы со стопками Лукашенко. Забегая вперед скажу, что даже упакованная, она заметно превышала толщину стандартной пачки офисной бумаги.

После сортировки предлагаю подсчитать бюллетени, огласить результаты, и на основании раздельного подсчета путем суммирования составить итоговый протокол. Результатом обращения стало «последнее китайское предупреждение« и обещание удалить с участка.

Темпам «подсчета« можно было позавидовать — не успел я закончить писать жалобу на эту процедуру, как она уже была завершена, а запакованные и оклееные скотчем стопки красовались на столе. При этом мой напарник обратил мое внимание на одно важное обстоятельство: ни одна стопка не была опечатана. Фактически был продемонстрирован «полуфабрикат» подсчета. Окончательная «выпечка« происходила, видимо, уже в другом месте.

В итоговом протоколе за Короткевич скромно фигурировала цифра 113, что составило ок. 11% от проголосовавших. Цифра, как минимум в три раза меньше того результата, который я имел возможность видеть собственными глазами.

«Расширив границы» наблюдения за пределы «моего» участка, интересуюсь у коллег, как обстоят дела у них? Констатирую, что не повезло только мне. В здании этой же школы №5 этажом ниже располагался участок №11. Там не только все было гласно и наглядно, но даже позволили наблюдателю Федорову собственноручно удостовериться в правильности содержимого стопок. И результат — 25% за Короткевич — также не вызывает особых сомнений. Идеальную картинку для независимых наблюдателей создали и на других участках, где результаты хотя бы не шокируют: №1 — 278, №3 -188 (13%), №9 — 252 (18,4%), №10 — 267 (18%).  Можно было бы предположить, что выборы в Рогачеве вплотную приблизились к стандартам ОБСЕ, если бы не одно «но«.  На наблюдаемых участках согласно оглашенным результатам за Короткевич проголосовало 1484 избирателя. По данным же ЦИК по всему Рогачевскому району за Короткевич отдали свои голоса аж 916 избирателей. И, получается, что на остальных 46 участках не только не голосовали за Короткевич, но голосовали отрицательно, «отнимая» уже подсчитанные и озвученные голоса! Комментировать это у меня просто  нет желания.

Мои выводы, навеянные первыми впечатлениями:

на наблюдаемом мною участке голоса не считали;

 на тех участках, где голоса считали, результаты этих подсчетов не учитывались, и, на тернистом пути следования к ЦИКу, пропадали, как корабли в Бермудском треугольнике;

 разница в результатах голосования на  участках, где присутствовали независимые наблюдатели, с результатами, где голосование проводилось бесконтрольно («зависимые» наблюдатели не в счет), говорит сама за себя;

— явка избирателей не зависела от участия или неучастия Короткевич в выборах -в последнем случае увеличилось бы количество голосов против всех;

— поощряя на участие в кампании неярко выраженного и почти неоппозиционного кандидата, в немалой степени способствуя ее «раскрутке«, власть, можно сказать, «выпустила джина из бутылки«, загнать которого обратно будет, говоря словами известного классика, «архисложно». Неприятность для власти заключается еще и в том, что она посмела «пастись« на электоральном «огороде Лукашенко. Как результат — за короткий срок рейтинг Короткевич проделал путь от 0 (полной неизвестности) до значения, выраженного двузначной цифрой и полученного в прошедшей кампании. И в отличие от рейтингов всех предыдущих «единых«, которые постепенно падали после выборов, рейтинг Короткевич имеет потенциал роста;

 не отразив реального волеизъявления граждан, власть продемонстрировала, что к мирным переменам она не готова. Любые реформы должны начинаться с честных и справедливых выборов;

— нас ожидают нелегкие времена. Общество будет неуклонно дрейфовать к «точке кипения« со всем драматизмом событий, вытекающих от желания любыми путями сохранить власть.

И, в заключение, немного фантазии на тему перспектив.

Учитывая опыт прошедшей кампании, думается, что игнор будущих выборов любых уровней уже не «прокатит«: придётся ввязываться в «бои без правил«.

И, возможно, от идеи Народного референдума, сыгравшей свою роль, мы придем к идее Народного наблюдения.

И, когда, в результате ее осуществления, фальсификации станут невозможны, для сохранения status quo власть будет вынуждена отменить выборы.

И тогда мы окажемся в той реальности, в которой существуем и сегодня, и которая пока скрывается за красивым фасадом бутафорских выборов.

И только тогда сам собою встанет вопрос о возвращении власти народу иными способами.

Владимир Тамкович, активист из Рогачева

16 октября 2015

Коментарии

  • Павел Крюков20 октября 2015 #

    верю на 100%… моя знакомая входила в комиссию на одном из участков Минска и непосредственно считала голоса… она описала мне очень похожую ситуацию на их участке как с досрочным голосованием, так и с основным…

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…