+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

27 июля: перечеркнутый День независимости

Этот день выбрали в качестве Дня независимости потому, что 27 июля 1990 года Верховный совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете тогда еще советской республики.

Но Александр Лукашенко через два года после победы на выборах, в 1996-м, поставил вопрос на референдум и перенес главный праздник страны на 3 июля — день освобождения Минска от гитлеровцев.

Таким образом, дата 27 июля не успела закрепиться в массовом сознании, молодежь ее практически не знает.

Почему Лукашенко переиграл дату? Это было продиктовано и его ретроградным мировоззрением; и конъюнктурной политической игрой (включая российское поле) на теме воссоздания СССР; и логикой безжалостной борьбы против акцентированной на национальных ценностях оппозиции, которую глава государства презрительно именовал «нашими нацменами» (видимо, не зная истинного значения этого архаизма).

Верховный же совет, с легкой руки которого стал праздничным день 27 июля, в принципе раздражал властолюбивого молодого президента: много себе позволяют.

По итогам референдума-96 глава государства, резко потянувший одеяло полномочий на себя, не только переиграл день главного праздника, но и разогнал прежний парламент, заменив его послушным Национальным собранием.

День же освобождения Минска был целиком в русле родной для Лукашенко советской идеологии с ее культом Великой Отечественной войны.

Несколько раз оппозиция попыталась отметить перечеркнутую дату массовыми мероприятиями (выделялся активностью социал-демократ Николай Статкевич — нынешний политзаключенный № 1), но постепенно энтузиазм заглох. Что коррелировало, впрочем, с ослаблением оппозиции как таковой. Теперь лишь отдельные группки ее активистов пробуют как-то обозначить почти забытый праздник.

Но в нынешнем году, после Крыма, белорусские власти, кажется, почувствовали, что излишнее увлечение советизированной идеологией может вылезть боком.

Оказалось, что мозгами массы белорусов фантастически легко манипулирует кремлевская пропаганда (которой ну просто раздолье в здешнем информационном пространстве). И если сейчас около двух третей белорусов поддержало аннексию Крыма, то не поддержит ли завтра большинство аншлюс собственной страны?

В том, что Лукашенко на торжественном собрании в честь официального Дня независимости заговорил по-белорусски, эксперты увидели симптом мягкого дистанцирования от Москвы.

Но насколько далеко готов пойти президент в плане белорусизации? Сможет ли переступить через себя и вернуть отмененные символы (также через плебисцит были унижены в 1995 году исторический бело-красно-белый флаг, герб «Погоня»), наберется ли духу реабилитировать сакральные даты (а это еще и День Воли 25 марта, и День белорусской воинской славы 8 сентября)?

Нет, в этом плане Лукашенко через себя не переступит. «Ведь это означало бы признать ошибки, признать, что вел страну не тем курсом», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Эксперт уверен, в частности, что нынешний глава государства будет и впредь держаться за мифологию Великой Отечественной войны, «не станет отрывать День независимости от темы победы над фашизмом, ведь это культовое событие в его идеологическом конструкте».

Стоит отметить, что в нынешнем году праздник 3 июля ловко использовал для своих пиаровских целей Владимир Путин, прилетев накануне в Минск на открытие нового военного музея. Ведь кремлевская пропаганда изображает конфликт с Украиной как некое продолжение святой борьбы с фашизмом.

Стоит ожидать, что белорусское руководство пойдет путем дальнейшей автономизации трактовок Отечественной войны, аккуратно микшируя москвоцентризм. Уже сегодня дело подается так, что ее выиграли чуть ли не здешние партизаны.

Но статус 27 июля Лукашенко восстанавливать точно не станет. Да и, положа руку на сердце, 27 июля — дата тоже небесспорная. Декларацию 1990 года Беларусь приняла лишь десятой из 15 советских республик, когда к этому подтолкнул парад суверенитетов, так что особого героизма в этом деянии не было.

И уж наверняка более решительным шагом к реальной независимости стало придание этому документу статуса конституционного закона. Что произошло после разгрома путча ГКЧП, 25 августа 1991 года.

Чтима оппозицией, но остается чужой для многих обывателей дата 25 марта, связанная с недолгим существованием Белорусской Народной Республики в 1918 году. При этом над дискредитацией Дня Воли и самой БНР изрядно поработала в свое время государственная пропаганда. А силовики по отмашке сверху показательно душили уличные акции в этот день.

Итак, «националистические», «оппозиционные» даты нынешней власти явно не по вкусу. Причем и масса за них сражаться не готова.

«Нет даты, относительно которой в белорусском обществе был бы консенсус», — отмечает Карбалевич, подчеркивая, что «это проблема недоформированной нации». К тому же, добавляет собеседник Naviny.by, многое определяется тем, что навязывает в этом плане власть.

В актив же Лукашенко, по мнению политолога, можно занести то, что за годы правления первого президента День независимости, пусть и с искусственной привязкой, «стал действительно самым важным праздником страны». 

В самом деле, многие тысячи людей охотно собираются в центре столицы, поют белорусский гимн. Пусть в усеченном, официозном варианте, но идеи независимости как-то укореняются.

Однако большим грехом на совести властей остается то, что ставка на интеграционные игры с Россией значительно затормозила, законсервировала процесс национальной самоидентификации белорусов, которых в коммунистическую эпоху Кремлю и так удалось советизировать, русифицировать больше других.

А что в перспективе? Не факт, что эпоха Лукашенко закончится триумфальной победой его идейных антиподов. И потом, массовое сознание в любом случае не перекуешь за один день.

Чтобы нация выбрала оптимальную дату праздника независимости, нужны две вещи — формирование гражданского общества с развитым национальным самосознанием и возможность свободной дискуссии на эту тему.

Нынешняя власть по причине своего авторитаризма и привязки к России таких условий обеспечить не может. Еще печальнее то, что авторитаризм и привязка к России создают реальные угрозы белорусской независимости.

«Чтобы поглотить Беларусь, России даже не нужно прибегать к военной агрессии, — заявила в комментарии для Naviny.by политолог, эксперт по Беларуси Анаис Марин (Варшава). — Достаточно заставить белорусское руководство подписать ряд бумаг, что позволит Москве взять под контроль армию, финансы, налоговую систему».

Собеседница считает, что при желании российское руководство, прекратив субсидировать белорусскую экономику, способно за считанные месяцы поставить Минск на колени и продиктовать свои условия. «Первым шагом может стать предложение перейти на российский рубль», — полагает Марин.

Она обращает внимание на то, что в Беларуси — персоналистский режим, и потому Москве «достаточно взять под контроль вершину, а это президент и КГБ».

Фатален ли такой исход? По мнению Карбалевича, сейчас России долго еще придется расхлебывать украинскую кашу, так что будет не до Беларуси. К тому же конфликт с Киевом (а в итоге и с Западом), по словам аналитика, уже нанес Москве «глубокую травму», причем последствия будут усугубляться.

Беларусь, скорее всего, выживет, но будет еще долго становиться сама собой.

Александр Класковский, Белорусские новости

27 июля 2014

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета