+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Александр Милинкевич: Сейчас местное самоуправление — это лукавство, миф

Можно ли «приглянцевать» феодализм оптоволокном?

Сегодняшний гость нашей рубрики — Александр Милинкевич. 28 лет назад его выбрали заместителем председателя Гродненского горисполкома, он был кандидатом в президенты на выборах 2006 года, учредителем Движения «За свободу». Сейчас работает с польскими коллегами над проектом «Свободного белорусского университета» с европейским дистанционным обучением. С польской «привязки», «дистанционного» и реального общения и начали разговор о прошлом и настоящем белорусского самоуправления…

I. О белорусских ультрапрорывах и простой кузнице

— К старту польских реформ выяснилось: пакет готовых предложений есть лишь у разработчиков программы местного самоуправления. Напомню: в то время наши восточные соседи находились на экономическом дне, страна была в шаге от вооруженного конфликта противоборствующих политических сил… Для большинства именно эти проблемы казались главными!

Однако началась модернизация Польши с идеи далеко не топовой в общественном умонастроении. Под нее в срочном порядке внесли изменения в сотню законов, и в результате люди быстро почувствовали: государство их не обманывает. После этого народ поддержал и другие перемены. Ну а у нас, говоря о реформах, упор делается на построении айти-государства, на криптовалюте и прочих модных, а то и реально перспективных экономических новинках…

— …Добавлю: чиновники хвалятся и тем же широким внедрением скоростного интернета. Причем небезосновательно. Им у нас пользуется почти такой же процент граждан, как в Соединенных Штатах, и больше, чем в той же Польше. Видите, в инфраструктуре, технической модернизации есть некоторые прорывы к современному мировому уровню, но в социальной коммуникации, общественном плане мы застряли в каком-то феодализме.

— То есть мало, что президент и премьер сегодня имеют прекрасную онлайновую связь с жителями ваших родных Бершт? Рассказы о перспективах Парка высоких технологий, призывы к вашим землякам начать новую жизнь все равно останутся просто лозунгами?

— Знаете, для реформ нужны реформаторы, а для демократии — демократы. Притом не только в столице, но и в областном центре, и в районном, и в Берштах тоже. Было бы ошибкой считать, что достаточно расставить в столице по министерствам звездных современных политиков, экономистов, лидеров мнений, которые начнут в один прекрасный день трансформацию, и вся наша страна стройными колоннами пойдет за ними. Для успешных структурных реформ нужны настоящие «лидеры перемен» на местах. Иначе низы просто скажут: ну, давайте, посмотрим, что у вас там получится. Скоростной интернет, современное телевидение, прекрасные инженеры, технари, программисты, образованные специалисты в различных сферах — все это чрезвычайно важно для успешной модернизации любой страны. Но если в глубинке, в регионах нет своих ярких ретрансляторов новых идей, своих прорабов реформирования, то дело будет буксовать. Точно так не окрепнуть демократии, если не будут подготовлены демократы. А кузница для них одна — местное самоуправление. Конкретная практика в нем. Именно через него поляки в далеких девяностых подготовили практиков национального масштаба для политического, экономического, социального реформирования страны и государства. И что не менее важно — настроили на позитивную волну общественное сознание. Отодвинули в сторону гражданскую пассивность и апатию.

II. О демократии при коммунистах

— Применительно к нам можно вспомнить и прочно вжившиеся в сознание народа мифы патернализма… Разве реально разрулить сегодняшнюю критическую ситуацию быстро и успешно?

— Да, ее можно начать исправлять достаточно быстро. Говорю об этом как свидетель реальных успехов местного самоуправления. Многие забыли или вообще не знают, что на волне «перестройки» закон о нем был принят в Беларуси в 1990 году — еще при советской власти и монополии КПСС! Тогда все с изумлением и огромным воодушевлением участвовали в первых реальных выборах. Общественная и политическая жизнь бурлила: граждане продвигали во власть тех, в кого верили и с кем связывали надежды на лучшее. Например, главой Гродно на альтернативной основе выбрали пробелорусски настроенного представителя технической номенклатуры 40-летнего Семена Домаша, будущего альтернативного кандидата в президенты. Меня избирали его заместителем реально выбранным горсоветом. И при этом все знали, что я — представитель демократического движения. Нас не назначали, а действительно выбирали, и мы были подотчетны жителям Гродно. Это в принципе меняет мышление власти: она не думает, как услужить и понравиться тем, кто тебя назначил, а старается служить людям, чтобы быть избранной ими в следующий раз.

— То есть в новейшей истории Беларуси уже был опыт самоуправления по европейским лекалам?

— Да. Короткий, но очень яркий исторический отрезок, до середины 1990-х. Открытые, достаточно прозрачные выборы депутатов и мэров, представительство в Советах и даже в исполнительной власти самых различных политических сил, время, когда решения горсовета не могли отменить в верхах — все это было. И здорово срабатывало на укрепление гражданских основ нашего государства.

— Но лет через 5—7 оно все же вырулило к унитарной системе старой БССР?

— Увы. В итоге сейчас местное самоуправление — это лукавство, миф. Я знаю немало достойных, разумных людей, назначенных в вертикаль. Их драма в том, что в этой системе каждый поставлен для того, чтобы в первую очередь исполнять указания пирамиды госорганов. Сегодняшние Советы — именно госорганы. Если ты обязан своим назначением кому-то вверху, то обречен оставаться без обратной связи с людьми. Эта пагубная ситуация привела к массовому безверию: порядка 80 процентов населения считают, что местная власть мало влияет на их жизнь. Нет реальной связи избирателей с депутатами: люди не чувствуют, что через них можно добиваться улучшения своего быта и решения своих проблем.

Да, управлять пассивным обществом вроде легче. Но будучи патерналистски настроенным и воспитанным, оно не поддержит те новые идеи развития страны, которые власть в конце концов обязана будет выдвинуть и реализовать. С помощью того же оптоволокна мои Бершты о новых трендах узнают, но вот на их поддержку вертикаль рассчитывать навряд ли сможет. Потому что мои земляки лишены возможности участвовать в решении даже своих проблем на локальном, своем уровне. Они не станут осознанно затягивать пояса во имя некоей назревшей идеи, так как не подготовлены к реформам и не видят своего места в них.

— Сейчас по телевизору большие начальники так прямо и говорят: мы бы и пошли на эксперименты, но общество не готово! Видите, мол, кто виноват в застое?!

— Лукавое. Это власть повинна, что у нас нет демократических традиций. Умение брать ответственность на себя никогда и не появится, если люди не поживут в реальных условиях местного самоуправления. Гражданское чувство общества воспитывается прежде всего через практику, демократии не научишься по учебникам. Тем более, что у нас в них про нее почти ничего и нет.

— Есть же классическая формула о первичности экономики…

— А какая экономическая, финансовая составляющая у местного самоуправления? Крайне малая. Чем ниже, тем хуже, часто не хватает даже для скудного выживания. Отчисления в местный бюджет должны быть максимальными — без финансовой самостоятельности местной власти нельзя воспитать их экономическую самостоятельность и готовность к серьезным переменам. Отсюда и непонимание назначения местного самоуправления, и люди просто не верят в лучшее, в то, что они смогут обустроить хорошую жизнь.

III. Об уникальном опыте далеких веков

— Здесь уместен убедительный местный пример, но в тех же 1990-х, когда страна двинулась в сторону демократии, она еще выкарабкивалась из нищеты. Так что — останемся без иллюстрации?

— Почему же, в белорусской истории есть четыре века Магдебургского права, права на самоуправление, его имели около 120 наших городов. Мы до конца XVIII века выбирали себе мэров и депутатов, говоря нынешним политическим языком. Наши монархи понимали: богатые местные сообщества — это сильное государство. И давали так называемые привилеи городам и местечкам, в результате чего избранные горожанами бургомистры и старосты освобождались из-под государственной юрисдикции. Тем не менее местное самоуправление в те времена отнюдь не становилось из-за этого антагонистом государства, а наоборот, оно было элементом связи с жителями Беларуси. К сожалению, мы отсекли свое историческое прошлое, потеряли традиции местной общины и гражданского общества, а западная и центральная Европа постоянно развивали их. И там сегодня люди могут не вспомнить имя своего премьера, однако практически все знают, кто у них президент города.

— Но ведь короли давали Магдебургское право не всем подряд, а тем, кто соответствовал своду неких правил. Может, и сейчас есть смысл делегировать право на местное самоуправление тем, кто будет на высоте современных требований к нему?

— Базовые нормы, о которых вы говорите, разработаны в Европейской Хартии. И главный принцип, который там зафиксирован, очень простой: у местной власти должно быть право и реальная возможность определять значительную часть публичных дел и управлять ими. А самоуправление, конечно, не родится в один день, это процесс постепенный. Только уж, пожалуйста, не надо рассказывать, что мы опять не готовы. Шесть столетий назад были готовы, а теперь совсем вот такие бедные и несчастные!

— Гм, в белорусских реалиях это покушение на абсолютную централизацию, что для нынешней вертикали смерти подобно… Вы верите, что система готова перейти к новой модели управления страной?

— Тут нет однозначного ответа. Давайте порассуждаем.

Во время многих выборов, в которых мне довелось участвовать, я каждый раз слышал горькие слова простых людей о власти: они сами по себе, а мы сами по себе, между нами пропасть. Это потенциальная трагедия для белорусской государственности. Она становится все очевиднее. Как и то, что единственный способ перешагнуть через эту пропасть, наладить взаимопонимание государства и граждан, восстановить взаимное доверие и уважение — это опять же эффективная система реального местного самоуправления.

Во власти уже ведутся разговоры о необходимости территориально-административного передела страны. Через него вчера прошли поляки, украинцы идут сегодня, мы также не исключение. Нынешняя система не соответствует современным требованиям и часто является тормозом нашего развития.

Но!

Если мы хотим соответствовать Европейской Хартии, начинать нужно с другого, с главного: с настоящих, честных и прозрачных выборов депутатов, мэров, с допуска в избирательные комиссии представителей политического и гражданского, общественного секторов. Без этого будет, как с той же школой, когда все видят, что многое в ней надо менять, но при этом говорят и спорят не о содержании учебных программ и внедрении современных форм обучения, а о том, в 8 или в 9 утра начинать занятия…

Пока не будет реальных выборов, то дискуссия о местном самоуправлении будет просто имитацией процесса.

Повторю еще раз: важно думать о территориально-административных новациях, но начинать нужно с возвращения настоящих избирательных кампаний, с выдвижения во власть тех, кому доверяют люди. Гражданам нужно вернуть возможность контролировать местную власть. В этом огромный потенциал развития страны и даже укрепления ее независимости. Иначе снова профанация и очередное разочарование. А ведь у неудач государства есть свой лимит.

IV. Об истоках электорального энтузиазма

— Наш польский эксперт в предыдущем материале о проблемах самоуправления сетовал на низкую электоральную активность. Откуда взяться энтузиазму у белорусских избирателей?

— Например, из расширения возможностей для участия в выборах политических партий и гражданского сектора. Пусть сегодня массово народ и не готов включиться в государственное управление, но некоторая — совсем не малая — его часть всегда идет впереди. И она должна знать: у нее есть шансы изменить ситуацию. Тогда эти люди постепенно увлекут за собой массы, как говорили большевики. Так уже было и в советскую перестройку. И когда я сейчас разговариваю с молодежью, не знавшей СССР, меня постоянно спрашивают: мы хотим перемен, надо ли идти в депутаты на местных выборах? Зачем? Отвечаю: непременно идите, ведь вы же хотите сделать что-то для своего города! Хотя и честно говорю: будьте готовы, что голоса, отданные за вас, скорее всего не посчитают. Трагедия нового поколения во многом в отсутствии реальных гражданских свобод и выборов, шансов на самореализацию. Молодежи импонируют мирные перемены. Не позволит им власть, не использует их потенциал, отбросит желание быть полезными Беларуси — они укатят в эмиграцию и страна будет еще больше отброшена в развитии.

— 25 марта именно молодые гражданские энтузиасты добились праздника демократии для всей страны — им разрешили отметить юбилей БНР. Выходит, власть слышит голос разума?

— Некий условный, негласный консенсус между большинством демократического общества и вертикалью об идее эволюции есть. Да, это все очень зыбко, не везде и не всегда ощущается. Но в государстве на разных уровнях хватает людей, которые понимают: если не идти навстречу местным сообществам, активным людям, не развивать самоуправление, не начать системные реформы, то будет расти социальное напряжение и может случиться взрыв. Революцию у нас не готовят, но если власть не понимает перспектив, то серьезнейшая, кризисная ситуация назреет, выспеет сама по себе.

V. О физике, фундаментализме и национальной перспективе

— Противостояние есть, но система немного уступает — такова тенденция?

— Не скажешь, что государство способствует развитию устоявшихся общественных центров, структур, инициатив: в том же Гродно продолжаются репрессии против Союза поляков, увольняют национально ориентированных историков из университета… Однако что-то новое, необходимое для развития местного самоуправления постоянно рождается. Потому что в нем большая потребность. И разговор сегодня не про ослабление контроля над обществом, а про шанс на развитие страны.

У нас огромное количество проблем. Третий сектор как раз и существует для их решения. И тут самое сложное в сотрудничестве с чиновниками. Нужен общий язык, диалог, но они часто смотрят на нас, как на тех, кто скорее против них, кто вечно недоволен, критикует, нарушает покой… Независимые кажутся им неуправляемыми. Да, мы неподконтрольны, самостоятельны, бываем нелояльными, но как раз в этом наша сила и польза для развития страны! Вот что надо понять власти и принять. Не искать бесконечно врагов и различные заговоры против себя. Стране катастрофически не хватает солнышка оптимизма, взаимного доверия.

— А вы оптимист?

— Я физик по образованию и знаю: существуют законы природы и законы развития общества, и те, кто их нарушают, не имеют перспектив. Страна движется вперед лишь тогда, когда в ней живут свободные люди. Когда налицо консолидация общества. Когда граждане не власти боятся, а нарушения законов. Местное самоуправление все сказанное и олицетворяет. А значит, оно — фундаментальная ценность государства и общества. И ему — быть. Потому что без него — никак. И никуда.

Александр Бойчун, «Свободные новости-плюс»

18 октября 2018

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі