+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Андрей Дмитриев: «Статкевич в тюрьме – это не для оппозиции проблема и не для Лукашенко. Это проблема всей страны»

Интервью под таким названием дал сегодня «Народной воле» Андрей Дмитриев, один из лидеров кампании «Говори правду».

“Да кто такой, этот Дмитриев! Откуда он взялся?”

Про молодого политика Андрея Дмитриева заговорили в мае 2010-го, когда он оказался в милиции вместе со своими товарищами во время повальных обысков на квартирах руководства кампании “Говори правду”.

Оказалось, что у “Говори правду” есть узнаваемое лицо — это Владимир Некляев, есть разный партийный актив, который собой олицетворял коммунист Сергей Возняк, но помимо них есть новые, молодые и амбициозные… Например, Андрей Дмитриев.

Дальше — больше. Руководитель инициативной группы по выдвижению Владимира Некляева в президенты, руководитель предвыборного штаба, сегодня на политических и околополитических мероприятиях Дмитриев появляется не реже, чем его лидер. Так кто он и откуда?

Андрей Дмитриев ответил на вопросы “Народной Воли”.

Досье

Андрей Дмитриев родился в 1981 году в Минске. Учится в ЕГУ. Служил в армии. Выпускник Восточноевропейской школы политических исследований (2007).

Член Объединенной гражданской партии в 2001 — 2012 годах. В 2007 -2010 годах — международный секретарь Объединенной гражданской партии. Имеет большой опыт работы в различных политических кампаниях в Беларуси, России, Украине. Один из основателей «Школы молодых менеджеров  публичного администрирования» (http://sympa-by.eu).

Заместитель руководителя кампании «Говори правду», которая так и не смогла официально зарегистрироваться в Министерстве юстиции.

— Почему вы ушли из Объединенной гражданской партии? Почему решили участвовать в создании новой политической силы, хотя большое количество небольших оппозиционных структур только вносит сумятицу?

— У каждого в жизни бывают соответствующие возрасту желания и амбиции. Параллельно с работой в ОГП (руководил Московской районной организацией Минска, потом был заместителем руководителя молодежного крыла ОГП, международным секретарем) я еще занимался бизнесом. Потому что чувствовал: оставаясь только в партии, деградирую — нет должных вызовов, нет нужного роста… То, что в наших оппозиционных партиях, как правило, есть три-четыре узнаваемых лица, а других не слышно и не видно, — это замечают все. Но кампания «Говори правду» построена совершенно по другому принципу. Ее лицо определяют не только люди из верхушки: заметны многие. Все, кто жаждет публичного признания и активно работает в кампании.

— Не захотелось стоять за чужой спиной?

— Резонный вопрос. Отвечу на него так. Мне интересно расти и развиваться. В 2009-м задался вопросом: «А что дальше? Я хочу еще десять лет делать то же самое, не иметь никаких реально ощутимых результатов и понимать, что круг поддержки в обществе только сужается?» Ведь политик — это человек, который должен постоянно расширять поддержку в обществе. Кроме того, нужен личностный рост…

— И все же как вы примкнули к Некляеву?

— Очень просто. Помните, как его соратник Александр Федута объявил в своем блоге конкурс, который касался истории декабристов. Победителю обещалась книга с автографом и обед. Так я оказался у него дома. По ходу общения стало очевидным совпадение взглядов на то, как должна развиваться ситуация, что нужно сделать для усиления влияния на общество, при каких условиях общество нас услышит. Вот так и формировалась кампания «Говори правду».

— Но ни о каких ваших политических достижениях в этой самой тусовке никогда ранее не слышали. Да и сегодня многие считают:  Дмитриев — всего-то молодой, богатый и модно одетый!

— Моей машине шесть лет, живу в обычном доме, одеваюсь как европейский политик среднего звена. Для этого надо всего лишь много работать и везение. Я был два раза женат, и у обеих жен главной была и остается одна претензия — меня никогда не бывает дома. Да, все время на работе. А когда дома, то все равно пашу. Это сознательный выбор, и я рад: он приносит результат.

— Работа… Результаты… Вы это о чем?

— Мне нравится строить структуру, делать ее привлекательной для людей. Самый яркий пример — кампания «Говори правду» и ее «Гражданский договор» — стратегия, направленная на то, чтобы представлять интересы и идеи граждан и в большом, и в малом. Зачастую среди прочих мы решаем совершенно приземленные вопросы и добиваемся конкретных ощутимых результатов. Здесь и сейчас. Это другой подход к политике.

— И многим удалось помочь?

— Десяткам. Иногда сотням. Были случаи и с тысячами. В основном решаются социальные и бытовые проблемы. Люди приносят тома своей переписки с самыми разными органами вертикали. Власть ничего не делала, отмахивалась, а мы заставляем ее заметить проблему и начать шевелиться. Как? Подключаем СМИ, экспертов, правильно организовываем общественное давление. Это тоже надо уметь делать! Не просто тупо накапливать бумажные Гималаи, а правильно собирать подписи, правильно их подавать, по правильному адресу, чтобы заставить власть правильно действовать. Это и есть часть моей, нашей хорошо видной работы. Мне нравится чувствовать, что мы вместе с обществом можем влиять на государство, видеть, как работает «Гражданский договор».

Обысками и задержаниями в мае 2010-го власть сама преподнесла «подарок» — о «Говори правду», извините за тавтологию, заговорили все. Даже в тусовке. Хотя мы не обращали внимания на пиар внутри нее. Зато организовали около 30 общественных приемных по всей стране, куда потом и пришла милиция и сотрудники «в штатском» с обысками. И люди сделали свой вывод: «Значит, что -то делают. Значит, что -то получается. Может, и нам помогут?»

— В Смолевичах, когда разгорелся конфликт между сельчанами, дачниками и властями из-за строительства китайского индустриального парка, вы умудрились оказаться уже на самом первом собрании. Это был «срежиссированный конфликт»?

— О каком «срежиссированном конфликте» вы говорите? Пришел человек из дачного кооператива под Смолевичами: мол, у него есть важная информация, но сам он боится что-то предпринимать, поскольку речь о нешуточном конфликте с государством. Раз «нешуточный» — тем более следовало ввязываться. И мы без всякой «режиссуры» расклеивали листовки с объяснением проблемы. Это был не дешевый спектакль, а многодневная рутинная работа. На первое собрание пришли около 50 человек, на второе — больше сотни, а потом эта проблема вышла на национальный уровень.

— И что, с такими проблемами обращаются люди?

— Полно звонков: «А вы можете нам помочь не под флагом «Говори правду», а так, чтобы об этом никто не знал?» Мы всегда отвечаем: «Извините, не можем. Мы политическая сила и представляем ваши интересы».

А проблем действительно сотни. Но можно выделить три основные категории. Первая касается ЖЭСов — это мокрые стены, прокладка труб, капремонты и т.д. Вторая — то, чем должна заниматься местная власть: дороги, светофоры, недостроенные детсадики, не вычищенные парки, незаконная застройка и т.д. Третья — это коллективные права, которые связаны с продлением контрактов, увольнениями и тому подобным. Но суть везде одна и та же: государство игнорирует мнение, интересы людей, и они ощущают несправедливость.

Сейчас начали новый проект «Стройконтроль». Это целый ряд проблем — уплотнение, долевое строительство, взятки и т.д. Важно? Для людей, обычных граждан — да. Но от тех, кто относит себя к гражданам «необычным», я часто слышу: «Ай, пустое! «Говори правду» занимается какими -то садиками, лавочками, что к политике не имеет никакого отношения!» Гм, а припомните хоть один вопрос, решение которого не выводило бы на разговоры о политике! Но в отличие от простой пустопорожней болтовни тут четко видно наше место. И это важно.

В английском языке есть такое выражение: «основание для доверия». У белорусской оппозиции сегодня, к сожалению, нет таких оснований, или их столь мало, что они попросту не замечаются.

Претензия людей к оппозиции не в том, что у партий плохие идеи, а в том, что никто не верит в ее силу. Когда начинали общественные приемные в регионах, как правило, нам говорили: «Вы оппозиция, вас все равно задавят…» Но вот набирается с полтысячи дел, как, например, в могилевском офисе, и люди начинают верить. Поэтому наша Оксана Закревская, даже по официальным данным на выборах в Палату представителей, вышла на второе место, набрала, по независимому наблюдению, 28% голосов избирателей. Причем у нее в команде не было ни одного политического активиста. Работали люди, которые ранее получили реальную помощь от «Гражданского договора».

— Вы говорите cейчас об удачно реализованной идее «Гражданского договора» в отдельно взятом городе?

— Это наше понимание политики. Говорить с людьми, представлять их интересы. Крайне важно быть в их ежедневной жизни, а не приходить к ним раз в 4 года. Понимаю, что звучит пафосно. Но как много политиков, которые после парламентских выборов сказали, что продолжат работать в округах, не кинут людей один на один с государством? Мы это не только сказали, но и сделали. Основали 18 офисов депутатов «Гражданского договора», которые будут как бы  альтернативой назначенным депутатам «палатки».

Хватит заниматься политикой, словно нерадивые студенты, — «от сессии до сессии», то есть «от выборов до выборов».

Приходите к нам, мы не кинем.

— Кстати, о выборах. Вы не поддержали идею бойкота. За эту позицию многие открыто обвиняют вас в штрейкбрехерстве. Что ответите?

— Решение о том, идти или не идти на выборы, принимали сами кандидаты. Это 24 человека! Они посчитали, что бойкот в том формате, в котором он был, — это профанация. Это диванный бойкот, ведь о нем слышали в интернете, и его не было на улицах. Не было агитации: флагов, растяжек, тысяч листовок за бойкот. Значит, для общества бойкота не существовало. Но мы призвали все политические субъекты: «Давайте проверим и эту технологию, технологию бойкота». Ведь ее никто и никогда от начала и до конца не опробовал. На 101 — ом округе в Минске проверили на деле всю технологическую цепочку. Это была коалиция с движением «За Свободу» и Партией БНФ в действии: и агитация за бойкот (когда мы прошли от двери к двери), и последующее наблюдение за голосованием.

Мы сразу решили: если выскажем предложение «красиво» — публично, ради красного словца,  как это любят делать отдельные политики, то никто идею не поддержит. Поэтому с 15 августа две недели пытались собрать всевозможных оппозиционных политиков, рассылая свои предложения и план, сколько нужно людей и что надо сделать, и не получили ни одного ответа от тех, кто громче всех призывал к бойкоту. Почему? Потому что там пахать следовало, а не лозунгами интернет засорять. Показать структуру, взвалить на себя реальную работу  и нести ответственность.

И второй существенный момент: если ты агитируешь за бойкот, твоих активистов сажают.

— Избиратели хоть знали, что на их округе «показательный бойкот»?

— Большинство было в курсе. Показателем является и то, что именно там сосредоточились главные силы наблюдателей, десяток человек из числа жителей предложили свои услуги в качестве добровольных волонтеров. Практически вся независимая пресса наблюдала: мы действительно занимаемся организацией важного дела или спекулируем на «модной» теме? Никто не написал, что все свелось к пустому звону…

Но если говорить в целом о стране, то списывать на бойкот игнорирование выборов со стороны общества — это то же самое, что дуть в сторону урагана и приписывать все разрушения себе.

В общем, насчет обвинений в штрейкбрехерстве отвечу так: «Говори правду» на данный момент одна из самых сильных демократических структур, мы имеем собственное мнение. Это всегда вызывает раздражение. Особенно у тех политиков и интернет-троллей, кто ничего не делает. «ГП» выбрана своеобразной мишенью. Политтехнологам известен такой метод — выбирай сильного конкурента и начинай его атаковать в надежде на  ответ. Потому что тогда заметят тебя! Честно скажу,  не надейтесь. Поэтому главным является то, что думают о нас люди в тех округах, где шли наши кандидаты, где после выборов начали работать офисы депутатов «Гражданского договора».

— Но вы ведь признавали, что реальных выборов в стране нет. Ряд оппозиционных партий принял решение не участвовать в фарсе, использовать возможность агитации среди населения, а перед самым голосованием снять своих кандидатов. Почему же вы не поддержали своих товарищей? Почему дали задний ход и передумали действовать согласованно?

— Мы говорили людям: именно потому, что наши кандидаты будут представлять интересы людей, а не чиновников, их в Палату представителей власть не пропустит. Но наши кандидаты оставили свои фамилии в избирательных бюллетенях как альтернативу провластным депутатам. На первом этапе избирательной кампании собрали 40.000 подписей за выдвижение. Поэтому решение идти до конца было логичным, оно объяснялось тактическими задачами наших местных лидеров. А именно: остаться работать в этих округах, стать узнаваемыми.

Ну как могут политики решить эту задачу, если они не участвуют в выборах, бросают перед голосованием тех, кто подписался за их выдвижение? Для большинства тех людей, которые не сидят в интернете, такие действия непонятны.  Гораздо более разумно и правильно прийти и сказать: «Татьяне Короткевич власть сегодня написала 10% ваших голосов, а социология показывает — проголосовало «за» 25%. Поэтому она имеет моральное право оставаться здесь как альтернативный депутат».

И не надо упрекать нас в непоследовательности. Мы с самого начала говорили, что решение будет принимать Совет кандидатов, все входящие в него люди известны, публичны. Всего 24 человека! Поезжайте по Беларуси, встретьтесь, найдите аргументы, если вам так важно решение «Говори правду», убедите. Не было аргументов. Зато наша команда ощутила все «прелести» интернет — атаки: их и сексотами называли, и откровенно оскорбляли, и от оппозиции «отлучили»… Но в итоге все, что было сделано «бойкотчиками», — это игра по сценарию властей — сделать так, чтобы общество не интересовалось политикой. Отсутствие выборов не должно означать отсутствие выбора. Мы  показали гражданам, что есть достойная альтернатива власти.

Еще один важный момент: за всю кампанию ни разу не оскорбили тех, кто идет другой дорогой. Говорили: две тактики — одна стратегия на перемены, главное — делайте что -то в реальности. Можете два пикета провести, как ОГП в Минске, — что ж, молодцы! Я полностью поддерживаю Некляева, что чем сильнее будут «Говори правду» и любая другая демократическая сила, тем ближе перемены.

— Банальный вопрос: почему оппозиция не может объединиться?

— Все время кто -то пытается построить армию, подчиняющуюся только ему, а не партнерство, основанное на доверии.  Настоящая демократия — это как раз единство разных. Равноправное единство. И то, что «Говори правду» пошла своей дорогой, не означает, что мы сделали свою работу плохо. Кто вешает на нас ярлык предателей? Те, кто не способен что -то противопоставить своей деятельностью. Самое простое: приехать из Праги, просидев там все выборы, попивая хорошее пиво, и сказать: «Вы предатели!» А ты тут поработай!

На участках к нам люди подходили и говорили: «Мы знаем, что вас не пропустят, но мы за вас болеем, переживаем, будем за вас голосовать». Это того стоит. Поймите наконец: общество стоит того, чтобы за него бороться. Если оппозиция хочет стать эффективной, она должна понять: разные пути не означают, что надо быть врагами. Это значит, что у нас просто разные целевые аудитории.

Мы протянули руку дружбы тем, кто пошел другой дорогой. Мы против объяснения своего ничегонеделанья тем, что в стране есть политзаключенные. Наша избирательная кампания дала ответ на вопрос, что нужно делать ради освобождения политзаключенных. Тысячи пикетов и листовок. На пикетах мы все время говорили об этой проблеме.

— Ну и каков итог проделанной работы — политзаключенные скоро выйдут?

— Мы должны сделать так, чтобы общество перестало быть безучастным к этому больному вопросу. Людям следует объяснять его не только с точки зрения политической. Обыватель должен понимать, почему не только Статкевичу, Дашкевичу, Беляцкому, но и лично ему плохо от этого позорного приговора. Надо подсказать, что пока «политические» сидят — никто не даст Беларуси денег на модернизацию производства. А значит, будет новый обвал рубля, рост цен, падение пенсий, зарплат и так далее. Статкевич, Дашкевич, Беляцкий в тюрьме — не для одной лишь оппозиции проблема и не для одного Лукашенко. Это — проблема всей страны, ее будущего. Проблема каждого…

— И все же ситуация непростая. Против кого и с кем «Говори правду!» будет дружить после выборов?

— 23 сентября Владимир Некляев, выступая по доверенности движения «За Свободу», Партии БНФ, БСДП (Г), «Справедливого мира», «Говори правду», четко обозначил: мы готовы договариваться, находить понимание со всеми, кому важны перемены в Беларуси. Крайне важно, чтобы в выстраивании такого партнерства участвовали не только политики, но и гражданское общество. Не как «ноги» оппозиции, а как равноправный партнер. Без него не вытянем 2015 год. Сегодня мы видим большой потенциал в гражданском обществе и считаем, что и так уже упустили много времени на внутренние оппозиционные разборки в стиле «в ногу шагать или нет?». Хватит! Все, кто с этого момента прикрывается то ли своими прошлыми предложениями, которые не услышали, то ли своей исключительностью, то ли условием, пусть и не высказанным, «если меня не выберете, вы все предатели», то ли каким-то другим «предлогом», — все они думают о том, как бы не сесть за стол переговоров. Действуют в интересах режима, помогая ему удержать ситуацию под контролем.

— Андрей, но до сих пор кое-кто не хочет садиться за один стол из-за того, что гложет вопрос финансирования…

— Сегодня проблема финансирования стоит перед всеми, кто занимается политикой в Беларуси. Государство делает все, чтобы никто, у кого точка зрения не совпадает с официальной, не получил и копейки внутри страны. Только неадекватный интернетчик может себе представить, что власть будет финансировать своих оппонентов. Да она скорее удавится! За нами следят еще более тщательно, чем за другими. Ведь мы работаем с людьми — что может быть опаснее? Поэтому сегодня есть разные способы поддержки кампании и через пожертвования, и через другие каналы, много пришло волонтеров. Могу сказать однозначно: русских денег у нас нет. Обещаю: когда в стране наступят перемены, мы опубликуем все источники нашей поддержки. У нас нет грязных денег.

— И последнее. Правда ли, что ваш отец — генерал ФСБ?

— Нет. Мой отец — человек, на которого я мечтаю быть похожим. Он был военным переводчиком, лучшим из всех, прослужил в армии 28 лет. Умер 10 лет назад. Езжу на его могилу регулярно, мне, моим сыновьям его очень не хватает. Сразу скажу тем, кто постоянно спекулирует на этой теме: не лезьте в семью…

Источник: сайт «Народная Воля»

9 октября 2012

Коментарии

  • Александр9 октября 2012 #

    Моё личное мнение очень сильная статья, она как программный документ для членов организации и как меседж, послание для руководителей оппозиционных организаций и конечно для внешних доноров, с кем можно в белорусии сотрудничать. Я как понимаю в ней определены для нас, для кандидатов Гражданского договора основопологающие тезисы которые должны будут озвучены нами перед СМИ. А вообщем и целом я поддерживаю это послание и буду в своей деятельности дальнейшей придерживаться его. Александр.

    Нельзя не обратить внимание на идею, что старыми методами которыми пользуется титульная оппозиция достигнуть перемен в Белорусии не возможно, а вот кампания использующая политтехнологии, о которых в статье говориться есть ,то новое ,что может принести свой положительный результат, и как следствие того, это участи выборах, признание и узноваемость лиц на местах. Мз решения частных вопросов ,зачастую местного значения переходим к национальным проблемам.

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі