+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Андрей Егоров: Мы наблюдаем фатальную деградацию страны

Директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров дал интервью «Белорусскому партизану» по итогам парламентской кампании и перспективам развития страны.

— После 94-го года в Беларуси отсутствуют демократические выборы, но нынешняя парламентская кампания не поддается никакой классификации. Давайте попытаемся определить – что это было…

— Я не думаю, что эта кампания сильно выделяется на фоне предыдущих – просто мы являемся свидетелями постепенной деградации всего избирательного процесса и деполитизацию даже таких политических институтов, как выборы. Это трагично и свидетельствует о том, что система все больше и больше приходит в упадок.

— Прошедшая кампания все-таки засвидетельствовала состояние страны: и власти, и оппозиции, и общества. Как бы Вы охарактеризовали это состояние?

— Это очень печальное зрелище.

Власть, добившись отчуждения людей от политики, сама испытывает проблемы. Власть должна поддерживать некий политический градус в стране, иначе это приводит к фатальной деградации не только политики, но и других сфер. Общественная активность уходит, а человеческий ресурс, который вкладывается в эту активность, теряется; люди, не находя своего места, карьерной реализации ни в политической жизни, ни в профессиональной самореализации, покидают страну. Власть даже пытается привлечь на выборы даже свой электорат, который никогда в мобилизации не нуждался.

Со стороны оппозиции мы тоже видим параллельную деградацию, потому что не использовать эти выборы для решения политических задач национального уровня, достойно подготовиться через эту кампанию к президентским выборам, на которых может решиться дальнейшая судьба Беларуси, оппозиция не смогла. Просто потеряла, проиграла, проспала, прошляпила этот шанс, ничего не сделав в национальном плане. При этом все группы заявляют о каких-то достижениях, решенных задачах и даже победе. На дебатах кандидаты показали уровень ниже плинтуса.

Мы видим фатальную деградацию во всем, и это страшная ситуация.

— Даже сейчас, когда война закончилась, оппозиция продолжает военные действия внутри своего лагеря. Уже очевидно разделение оппозиции на бойкотистов и участников. Что дальше?

— Эта кампания показывает, что никаких содержательных противоречий в стратегиях политических сил на эту избирательную кампанию не было. Не было никаких предустановок ни у «Говори правду», ни у движения «За Свабоду» против бойкота; они на целом округе организовали технологическую кампанию бойкота. Очевидно, что бойкот и участие для них были формами достижения определенных задач.

То же самое с БНФ, ОГП и другими бойкотчиками. Все, что мешало им выработать единую тактику и стратегию на эту избирательную кампанию, —  это личные амбиции лидеров и ни их неспособность договориться.

И появившийся раскол на две группы с очевидностью демонстрирует продолжение этой тенденции.

Теперь важно посмотреть – что произошло и увидеть дальнейшую динамику. Если часть этих групп избавилась от нездоровых сил, которые мешали им проектировать и технологически разрабатывать стратегическую линию на рост политического влияния в стране, если часть  деконструктивных сил и лидеров, с которыми нельзя было договориться, оказалась в другом лагере, значит, одна из двух групп может оказаться более-менее здоровой. Тогда  можно надеяться на положительную динамику развития этой группы и рост ее политического влияния. Но это нужно оценивать по результатам действий, в том числе – по рефлексии к избирательной кампании, как они отнесутся к тому, что произошло на парламентской кампании.

— Чтобы разобраться, кто болен, а кто здоров, понадобится врач. Какие силы способны выступить в роли диагностика?

— С декабря 2010 года в Беларуси наблюдается полный застой. Ничего из того, что можно сделать, не делается, поэтому нужно ждать от этих групп решения нерешенных задач. Кто первый решит эти задачи, тот, собственно, и захватит политическое лидерство на внутриполитическом поле.

— Что необходимо сделать?

— Первый шаг – достигнуть единства, но не декларативного плана, как «шестерка», а реального. Что будет свидетельствовать о реальности объединения? Вывод нескольких лидеров на первый план. Это объединение должно быть представлено несколькими, желательно новыми, лицами. Между этими людьми не должно быть конкуренции – они символически выступают лицами политической силы.

Второе – должен быть сформирован объединенный технологический штаб, вплоть до смешения структур. Если эти структуры не сольются в общее единое движение, и тогда нельзя будет говорить об объединении. Создание технологического штаба должно способствовать объединению структур; аналитики, технологи, организаторы акций среднего звена должны слиться в общую организационную структуру.

Третье, что должно произойти – формирование устойчивых связей этой новой политической группы  с гражданским обществом, и прежде всего – с Национальной платформой Форума гражданского общества «Восточного партнерства». Сейчас ни одна из существующих групп не пользуется доверием гражданского общества, даже идеологически близкие структуры гражданского общества не поддерживают политиков. И первый шаг, который придется сделать, — завоевать симпатии гражданского общества Беларуси, организованных структур гражданского общества.

— Вы обронили такую фразу: новую политическую силу должны представлять новые лица. Значит ли это, что верхушку оппозиции нужно менять?

— Это могут быть те же самые лица, которые есть сегодня. Если мы возьмем, условно говоря, группу, которая формируется вокруг движения «За свабоду» и «Говори правду», то это могут быть Милинкевич и Некляев; если брать попытки переговоров и обсуждения повестки дня между Национальной платформой гражданского общества, «Говори правду» и движением «За свабоду», то рядом с ними может быть и Владимир Мацкевич, который сегодня представляет Национальную платформу.

В любом случае это должен быть единый пул лидеров, между которыми нет разногласий, которые, как триединая голова,  ведет это объединение вперед. Президентские выборы уже скоро. Этот пул (это может быть и 5-6 человек, желательно, не только политики, но и культурные деятели, люди с академическим статусом) должен выдвинуть единую фигуру, а все остальные должны номинировать его. Для примера: если Некляев будет идти в качестве кандидата на следующих президентских выборах, его должен будет номинировать Милинкевич и все остальные из этого пула.

— Отсутствие процедуры выборов вынудило режим пойти на освобождение двух из семнадцати политзаключенных. И это, пожалуй, единственный результат парламентской кампании. Но достаточный ли это шаг, чтобы добиться нерасширения санкций со стороны Евросоюза? Поскольку оценка прошедшей кампании со стороны Европы однозначна — «циничная инсценировка».

— Естественно, это недостаточный шаг. Единственное, чего можно добиться освобождением двух политзаключенных, — перенести рассмотрение вопроса о расширении санкций в октябре. И только в том случае, если Минск явно продемонстрирует Брюсселю готовность освободить всех политических заключенных. В отличие от предыдущей политики Евросоюза, с 19 декабря 2010 года ЕС четко обозначил свои требования для возобновления отношений – это освобождение всех политзаключенных. Вопрос реабилитации можно решать в процессе дальнейших переговоров, но без освобождения всех фигурантов дела «19 декабря» и репрессированных позже, никаких переговоров с Европейским Союзом не будет. И санкции будут только расширяться.

— Каковы вообще сейчас перспективы возобновления диалога Минска с Евросоюзом? Европа не признала «парламентские выборы», а единственный союзник — Москва усиливает экономическое давление на Минск (источник растворителей-разбавителей перекрыт, Россия снижает поставки нефти на 26%). Похоже, у белорусского режима нет иного выхода, как попытаться хоть чуточку разморозить отношения с Евросоюзом. 

— Минск в таких случаях традиционно использует лавирование между Востоком и Западом. В случае усиления давления со стороны России следует ожидать, что Минск попытается найти спасение на Западе, сделает попытку нормализовать отношения.

Более того, это логично, это шаг, который давно назрел и по всем рациональным раскладам, должен быть сделан. Единственная, кому выгодно противостояние Минска и Брюсселя, — это Москва. Противостояние не в национальных интересах Беларуси и явно не в интересах Евросоюза.

Шаг должен сделать Минск. Вот только по каким иррациональным причинам он этого не делает – не ясно.

Источник: Белорусский партизан

28 сентября 2012

Теги:

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета