+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Андрей Поротников: Мы все агенты КГБ, только пока не все об этом знаем

Война в Украине продемонстрировала, что именно спецслужбы являются мечом и щитом, эффективность действий которых во многом предопределяет победу или поражение в конфликте. К сожалению, в Беларуси соответствующие выводы не сделаны, по крайней мере, пока.
Проект Belarus Security Blog презентовал новое исследование, посвященное спецслужбам Беларуси. Исследование развенчивает ряд мифов о белорусских спецслужбах.
181c6c0a658826e3c69759ae302da8dd
Подробнее о белорусских спецслужбах и мифах вокруг них рассказал руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

-Не страшно было затрагивать такую неоднозначную тему?

— Запрета на обсуждение спецслужб нет. По крайней мере, пока. Так что нет и причин для опасений. Проблемой, скорее, является закрытость темы и её мифологизированность. С одной стороны, на это влияет специфика работы органов безопасности во всем мире. С другой, Беларусь относится к числу стран, где шифруется все подряд. Даже то, что элементарно можно вычислить по косвенным признакам. Но, как говорится, каждый сходит с ума по-своему.

-Вы не боитесь, что факт обращения к тематике деятельности спецслужб вызовет подозрения в связях с ними? Начнутся разговоры, что вы, например, агент КГБ. Кстати, внимание спецслужб к своей персоне не ощущаете?

— Эти разговоры идут давно. Причем, не только в связи с КГБ. Несколько месяцев назад один самодеятельный философ-метаполитик в узком кругу своих последователей авторитетно завил, что я агент КГБ и одновременно продаю государственные секреты НАТО за американские деньги через эстонскую разведку. Как видим, имеется полный набор. Для визита «мыслителя» к психиатру.

Относительно внимания спецслужб: нет, не чувствую. И сомневаюсь, что наш проект им в принципе интересен. Во-первых, времена сейчас такие, что есть задачи поважнее, чем проявлять интерес к Belarus Security Blog. Особенно сейчас, в свете украинских событий и предстоящих выборов.

Во-вторых, насколько это возможно, я стараюсь работать открыто, избегая игр в конспирацию и конспирологию. Хотя бы по той причине, что выиграть в таких
играх шанса нет.

В-третьих, надо четко понимать, что есть моменты и темы, которые лучше не затрагивать. В-четвертых, главное не пытаться укусить определенные персоналии в верхах, чтобы не нажить себе врагов. В общем, учет этих простых моментов позволяет чувствовать себя весьма свободно даже в наших условиях.

А вообще стоит помнить, что обвинение в сотрудничестве с КГБ – это бон-тон белорусской политики и третьего сектора. Так что все кругом агенты, только не все про это ещё знают.

— Исследование посвящено вопросам реформирования разведки и госбезопасности. Насколько в сегодняшних условиях это в принципе реализуемо? С учетом наличия того режима, который существует в Беларуси?

-Любая власть заинтересована в наличии эффективных спецслужб. Так что специфика режима как таковая не причем. Значение имеет только текущая эффективность имеющейся системы спецслужб и её соответствие перспективным вызовам. На основании этого принимается вопрос о реформировании.

Относительно текущего момента вынужден признать, что он неблагоприятен для реформ в сфере органов госбезопасности. Надо понимать, что любая трансформация имеет своим промежуточным результатом ослабление дееспособности, иногда резкое и глубокое, реформируемых структур.

С учетом ситуации в регионе и непредсказуемости её дальнейшего развития поле для маневра очень узкое. По крайней мере, если говорить на момент здесь и сейчас, то КГБ я бы стал трогать в последнюю очередь.

Конечно, есть вариант создания новой параллельной структуры с дублированием функций, задач и полномочий уже существующего органа госбезопасности. А когда она встанет на ноги, то старая поэтапно демонтируется. Но, на вскидку, для реализации такого сценария потребуется 2-3 года и порядка 300 млн долл. С учетом текущего финансово-экономического кризиса этот вариант отпадает.

Остается оптимизировать ту систему, которая имеется за счет её внутренних организационных и человеческих ресурсов. Одни направления сокращать, другие усиливать.

— Если в настоящее время вероятность реформирования белорусских спецслужб невелика, стоило ли заниматься исследованием? Ведь оно, по сути, будет невостребованным.

-Я считаю, что стоило. Во-первых, сама идея вызревала довольно долго, несколько лет. И наконец созрела. Во-вторых, содержание исследования способствует развенчанию ряда мифов, которые сложились вокруг темы. Например, о границах контроля за деятельностью спецслужб. Мол, у нас они обществу неподконтрольны, а на Западе подконтрольны.

На самом деле спецслужбы подконтрольны, и то до определенных рамок, только политическим элитам, а не обществу. Общество узнает о деятельности спецслужб в основном в связи с их провалами и скандалами.

В-третьих, одна из задач исследования – начать дискуссию насчет того, какие спецслужбы Беларуси нужны и чем они должны заниматься. При этом желательно, чтобы дискуссия была аргументированной и с адекватными участниками. Последнее для нашей страны вообще на грани фантастики – слишком много откровенно неадекватных персонажей в публичном поле.

Причем, и со стороны власти, и со стороны невласти.

Само по себе исследование не есть истина в последней инстанции. Возможно, оно даже не представляет наиболее оптимальный вариант. Хотя лично я уверен, что представляет.

Оптимальные решения всегда вырабатываются в ходе обсуждения, изучения всех возможных нюансов. А это требует привлечения как можно большего числа участников. Плохо то, что большинство наших сограждан ленивы и не любопытны. Но большинство — не все. Есть и исключения. Для них наш проект и существует.

-Какие направления деятельности белорусских спецслужб, на ваш взгляд, сейчас наиболее приоритетны в свете российско-украинского конфликта?

— Вопрос не по адресу. Если вы хотите получить на него ответ, надо обратиться к Лукашенко
Александру и Виктору, или к Александру Межуеву. Эти три человека смогут ответить компетентно и полно за всю систему спецслужб Беларуси. Я могу только ответить, какие приоритеты видятся мне как рядовому гражданину, интересующемуся тематикой.

Исходя из печального опыта Украины, их три. Первое: специальная связь. Устойчивая система связи означает устойчивую систему государственного управления в гражданской и военной сферах. Связь — приоритет приоритетов.

Второе: контрразведка. Это достаточно широкая сфера, но ключевыми мне кажутся два направления: недопущение создания внутренних сетевых структур, работающих на иностранные государства (всяческие «колонны»); предотвращение проникновения иностранных спецслужб в органы госуправления и силовые структуры.

Третье: военная разведка, которая должна своевременно вскрыть подготовку агрессивных действий в отношении нашей страны. Так как мы страна континентальная, то приоритетным регионом активности для военных разведчиков должны выступать соседние страны.

С Луны на нас никто не свалится.

23 января 2015

 
А также…
«Беларусь не только Минск»: форум регионального развития в Бобруйске