+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Белорусская «пирамида»: где брать валюту, если нет растворителей-разбавителей

После краха «растворительного бизнеса» ситуация с валютой в стране становится все более плачевной.

Усугубляют ее и неблагоприятные для нас тенденции на мировом калийном рынке. А тут еще пришло время отдавать существенную часть набранных заимствований. В общем, все валютные «беды» сошлись вместе. Поэтому на фоне нарастающих сложностей с привлечением внешних кредитов белорусские власти начали ускоренными темпами строить пирамиду, аналогичную российской пирамиде ГКО-ОФЗ конца 1990-х годов.

Белорусская валютно-фондовая биржа (БВФБ) в четверг провела первую сделку с валютными облигациями Минфина Беларуси, сообщается на сайте БВФБ. По данным биржи, состоялась сделка на Br 250,4 млрд (USD 28,95 млн по текущему курсу) с облигациями 87-го выпуска ВГДО, сообщает «Интерфакс-Запад». Ранее также сообщалось, что в период с 29 декабря по 9 января к обращению на бирже были допущены все 15 размещенных Минфином Беларуси выпусков ВГДО с общим объемом эмиссии USD 1 млрд 378 млн. Наиболее крупными первичными инвесторами являются ОАО «Беларуськалий» (USD 1,1 млрд), ОАО «Банк БелВЭБ» (USD 100 млн), ОАО «АСБ Беларусбанк» (USD 100 млн).

О том, что мы имеем дело с «пирамидой», говорит и доходность наших ВГДО. Доходность бумаг на вторичном рынке составила 7,41% при доходности при первичном размещении 7,5% годовых, сообщает «Интерфакс-Запад». А финансовые предложения с доходностью выше реальных темпов экономического роста в подавляющем большинстве случаев являются «пирамидами». Вообще-то, государства с пирамидами борются. И мы раньше боролись. Но, видимо, сильно прижало. Поэтому, как сообщает «Интерфакс-Запад», в конце ноября 2012 года правительство Беларуси отменило действовавший с 1999 года запрет на вторичное обращение государственных облигаций в инвалюте на внутреннем рынке и расширило возможности Минфина по первичному размещению валютных госбумаг. А ведь запрет был правильный, он был принят в ответ на российские события 1998 года и страховал нашу национальную финансовую систему от краха. Теперь и мы увлеклись строительством пирамиды ГКО – ВГДО. Заметим, что наши власти никогда не перенимают выигрышные решения, а только неудачные. Как говорят: из всех возможных вариантов решений наша власть безошибочно выбирает наихудший.

В связи с этим, стоит напомнить нашим властям о российском дефолте 17 августа 1998 года. Обратимся, в частности, к «Википедии». «Негативные результаты состояли в том, что было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также к национальной валюте. Разорилось большое количество малых предприятий, часть банков лопнула. Банковская система оказалась в коллапсе минимум на полгода. Вкладчики разорившихся банков потеряли вклады, сбережения населения девальвировались в пересчёте на твердую валюту, упал уровень жизни, количество получающих пособие по безработице удвоилось. Одновременно произошёл политический кризис…». Который, заметим, привел к смене власти в стране в течение последующих пары лет.

Далее: «Как установила комиссия Совета Федерации по расследованию обстоятельств дефолта 1998 года, «непосредственной причиной принятия решений от 17 августа [1998 года] стало отсутствие у Правительства Российской Федерации средств, необходимых для исполнения своих долговых обязательств по ГКО – ОФЗ, а также резкое ухудшение условий привлечения для этого новых займов». В свою очередь, причиной возникновения долгового кризиса стало «завышение доходности ГКО – ОФЗ практически с первых же месяцев их размещения, что привело к осуществлению «пирамидального» принципа обслуживания накапливаемого государственного долга, согласно которому для погашения обязательств по уже размещенным ГКО – ОФЗ производилась эмиссия новых займов». Это, по мнению комиссии, «неизбежно должно было привести к саморазрушению строящейся таким образом системы государственных заимствований и банкротству государства».

Отчет российской комиссии по 1998 году звучит как отчет аналогичной нашей комиссии по году 2013-му или 2015-му, то есть после нашего грядущего обвала.

К тому же мы не просто строим финансовую пирамиду. Мы строим дополнительную пирамиду, которая стоит на острие уже существующей пирамиды внешнего долга. То есть пирамида «в квадрате». Но финансовые пирамиды рано или поздно – и в принципе неизбежно – рушатся. Когда обрушится наша пирамида, состоящая из множества пирамид, она обещает похоронить под собой и всю нашу экономику, а может даже и белорусскую «уникальную модель» в целом. Рухнет белорусское «суперсооружение» уже в этом году или нет – зависит исключительно от России. Если Россия купит в Беларуси собственности миллиарда этак на три долларов да еще и выделит запрошенный Минском кредит в два миллиарда, то пирамиды не рухнут в этом году. Рухнут когда-нибудь потом.

Хотя, в принципе, дефолт может и оздоровить экономику страны, придать ей стимул для развития, как это произошло после 1999 года в России. Но тут нужны два непременных условия: смена власти и быстрые радикальные реформы. Если же власть останется прежней и реформ не последует, то крах финансовой пирамиды последующим оздоровлением экономики не сменится, как ни привела к реальному оздоровлению экономика наша трехкратная девальвация 2011 года. В результате наше «пирамидостроительство» ради исключения реформ, «стабильности» так сказать, может привести к прекращению существования страны как самостоятельного субъекта.

Юрий Пшенник, «Наше мнение»

 

17 января 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Беларусь не только Минск»: форум регионального развития в Бобруйске