+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Белые пятна в темном деле «витебских террористов»

Теракт 11 апреля на станции метро «Октябрьская» унес жизни 15 человек, более 300 получили ранения разной степени тяжести. Главные подозреваемые были задержаны спустя сутки после взрыва.

Судебный процесс начался 15 сентября, а 30 ноября суд приговорил Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева к смертной казни (расстрел).

Это преступление квалифицировано для Коновалова по ч. 3 ст. 289 (терроризм) УК Беларуси, а для Ковалева – по ч. 6 ст. 16 и ч. 3 ст. 289 (пособничество в терроризме).

2 декабря на пресс-конференции первый заместитель председателя Следственного комитета Андрей Швед, заместитель генерального прокурора Алексей Стук, первый заместитель министра внутренних дел Олег Пекарский, первый заместитель председателя КГБ Виктор Вегера и многие другие специалисты попробовали в очередной раз развеять все наши сомнения касательно следствия и суда по «делу 11 апреля».

Но само дело все равно остается «тёмным». Итоговая конференция, где не было ни одного представителя защиты обвиняемых, выглядела уж очень неубедительной.

* * *

30 ноября заместитель председателя Верховного Суда Беларуси Александр Федорцов отсутствие на Коновалове следов взрывчатых веществ объяснил тем, что устройство было изготовлено заранее и находилось в герметично закрытых емкостях.

На пресс-конференции 2 декабря первый заместитель начальника ГЭКЦ МВД Сергей Евмененко объяснил это простой гигиеной: «…мытье рук, умывание утром лица – было достаточно для того, чтобы эти химические вещества сошли на нет!» Смущает, во-первых, отсутствие единой точки зрения на этот счет. Во-вторых, неужели и верхнюю одежду Коновалов тотчас же по приходу постирал и высушил?

Вопрос журналиста: «Почему на изъятых реактивах и пачках селитры отсутствовали отпечатки пальцев Коновалова?»

С.Евмененко: «Что качается отпечатков пальцев, нельзя трактовать так, что они были не найдены. Было найдено много отпечатков пальцев. …Это были динамические следы, т.е мазки, многочисленные наложения отпечатков друг на друга, какие-то небольшие фрагменты. Только, исходя из этих позиций, не удалось провести полную идентификацию принадлежности этих следов тому или иному человеку».

Хвастаться многочисленными наложениями и мазками без установления личности субъекта – по меньшей мере, сомнительное дело.

* * *

О.Пекарский: «Во-первых, сама методика осмотра места происшествия имеет свою специфику: если не провести осмотр места происшествия в кратчайшие сроки, то утрачиваются улики. В 2008 году мы это прошли, когда на месте происшествия, пока мы разворачивались, пока было темно, начали осмотр через два-три часа. Триперекись ацетона, которая изготавливается с гидроперидом, имеет свойство просто улетучиваться, и через три часа там бы мы не нашли вообще никаких взрывных остатков, взрывного вещества».

Здесь только один вопрос: почему через 2 часа была остановлена работа следователей на 30 минут? Лукашенко с сыном возложили цветы? Это, конечно, важно, но как же ацетон, который может улетучиться, и улики, которые можно затоптать?

* * *

14 апреля Олег Пекарский в эфире телеканала ОНТ заявил о том, что «местонахождение подозреваемых установили, ведя одного из них из магазина, где тот покупал спиртное!»

На пресс-конференции Андрей Швед исходя из показания Яны Почицкой отметил, что 12 числа Коновалов выходил в магазин.

Все вроде бы отлично складывается. Но мы напомним, что в показаниях на суде 22 сентября свидетель Почицкая говорит: «После того, как 11 апреля Коновалов вечером вернулся на квартиру и вплоть до задержания, никто из квартиры больше не выходил!»

Почему Андрей Швед на итоговой конференции позволяет себе привирать слова прямого свидетеля?

Во многих магазинах есть видеокамеры. Но если допустить, что в магазине, который выбрал Коновалов, видеонаблюдения нет, то есть продавщица, способная опознать «главного террориста страны». И где она, почему ее не привлекают в качестве свидетеля?

Почему не вызван в качестве главного свидетеля сотрудник милиции? На это О.Пекарский дает размытый ответ: «Его опознал сотрудник милиции… Есть специалисты, которые могут по определенным приметам вычленить человека из толпы. Вы их никогда не увидите!»

Вопрос о свидетельнице-продавщице вообще остался без ответа.

* * *

По поводу странного сотрудника милиции, о котором никому ничего не известно.

По каким признакам супермилиционеру удалось в обычном покупателе спиртного вычислить террориста-одиночку? Рассмотреть портретное сходство на видео из метро с ходу не представляется возможным. Составленный фоторобот далек от настоящего изображения Коновалова. Черная куртка и походка стали ключевыми в этом вычислении?

Почему гособвинение выразило протест против удовлетворения иска потерпевшего Самвела Саакяна о вызове в суд для дачи показаний сотрудников «Алмаза», которые производили задержание? Опять же, по каким признакам был вычислен Коновалов?

Результаты анализа российских экспертов ФСБ видеозаписи от 10 апреля находят портретное сходство с Коноваловым: когда он ехал на съемную квартиру – сходство «незначительное», когда выбирал место для закладки взрывного устройства – сходство «среднее».

Ходатайство адвоката Станислава Абразея вызвать этих специалистов суд отклонил. Согласно ст. 335 УПК РБ, допрос экспертов – это не обязанность, а право.

Почему же суд не воспользовался этим правом? Если судье все понятно, то у многих остался вопрос: на основе чего сделаны выводы о среднем портретном сходстве Коновалова и человека на видео?

Почему сравнить особенности поведения не представилось возможным, в частности, из-за разного веса сумок 11 апреля и в день следственного эксперимента? Неужели сделать сумку в 20 кг – это очень сложная задача? Тем более, что манера держать эту сумку стала ключевой в опознании Коновалова витебским таксистом?

Некоторым свидетелям вообще не предлагали опознать Коновалова. Сотрудница фирмы по сдаче квартир в аренду Татьяна Варавко в зале суда затруднилась опознать Коновалова, во время допросов на предварительном следствии провести процедуру опознания ей не предлагали вообще.

* * *

Главная нестыковка: на видеозаписи в метро эмблема на сумке то появляется, то исчезает.

Эксперт ГЭКЦ объясняет это тем, что эмблема на сумке была с одной стороны. Когда мужчина выходит из вагона на станции метро «Купаловская», он держит сумку таким образом, что эмблема повернута, обращена к ноге. На видео заметно, что эмблема – это приличного размера белое пятно. Контраст на черном фоне, несмотря на невысокое разрешение и удаленность съемки, все равно делает его заметным.

При перекладывании сумки с правой в левую руку полностью закрыть эмблему ногой вряд ли возможно. Тем более, по кадрам мы видим и одну сторону, и другую – ни малейшего признака эмблемы.

Главная проблема видео уже в том, что, по мнению адвоката Абразея, при рассмотрении такого важного уголовного дела необходим первоисточник, а не фильм, который смонтировало следствие, не «копия копии».

Но следствию в этой стране ничего не докажешь. Как ни старались обратить внимание адвокаты на присутствие межкадрового монтажа и других модификаций на видео (пропажа эпизодов, странное перемещение одних и тех же лиц, большая степень сжатия файлов и хромающее при этом качество изображения и многое другое, задержка ритма воспроизведения), Коновалов и Ковалев все равно были признаны виновными.

* * *

Обратить внимание хотелось бы еще на два факта: почему еще до официального вынесения приговора официальные СМИ называли Коновалова и Ковалева «террористами и преступниками»? Они никогда не слышали о презумпции невиновности или кто-то им уже дал разрешение на такую уверенность?

Почему на итоговой пресс-конференции используются дешевые приемы типа «не верите – откройте материалы следствия». Как их открыть, если отсутствие грифа «секретно» все равно исключает общий доступ к ним?

Алёна Сойко

14 декабря 2011

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета