+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Константин Скуратович: Лукашенко понадобились виртуальные хунвэйбины

Есть в Беларуси молодежная организация – БРСМ. Уникальная во всех смыслах. А главное, единственная легальная на всем постсоциалистическом пространстве организация, которая официально позиционирует себя в качестве правоприемницы комсомола.

То бишь Ленинского коммунистического союза молодежи, который боролся за победу коммунистической революции во всем мире. Под руководством КПСС – политической партии, целью которой был коммунизм.

Путь к нему лежал через революцию. А революции, какой бы мирной она ни была, приходится силой подавлять сопротивление классового врага. Не останавливаясь перед применением террора. По необходимости массового. И потому гениальный во многих ипостасях Ленин по праву считается первым террористом всех времен и народов, сознательно заменивший индивидуальный террор далеких от жизни «пламенных революционеров» массовым, тотальным, не знающим нравственных сомнений и правовых ограничений. Повсюду, куда приходит комиссар в кожанке и «человек с ружьем», начинается окончательная физическая ликвидация эксплуататоров и их пособников.

Достойными продолжателями этого дела были и Сталин, и Гитлер, и Пол Пот, и другие диктаторы, но только Ленин мог бы получить патент на это социальное ноу-хау.

Вот такие делишки делают детишки под руководством взрослых дядей: на первом съезде у них выступал Ленин, а на последнем, 47-м по счету, – Лукашенко. Ленин учил делать все полезное мировой революции и никогда не поступать ей во вред, а Лукашенко учит жить тихо и мирно, помогать ему укреплять его собственную власть.

Например, вести борьбу против революции в социальных сетях. То есть предалагает стать виртуальными хунвэйбинами. Де мол, надо, а они отвечают – есть! Почти как прежние, с той несущественной разницей, что раньше «надо» говорила КПСС, а сейчас ТНП.

И что, главное, интресно – никогда богато не жил совесткий человек, бедно живут и современные белорусы. Причем последним, как и первым, обещают «скромное изобилие» в будущем. Что вполне возможно, поскольку самым расчудесным образом «белорусское экономическое чудо» завершилось падением денежного содержания «людей труда» в самый низ шкалы, по которой измеряется уровень благосостояния европейских (цивилизованных) народов. Ниже Молдовы, значительно ниже Албании, ниже всех ближайших соседей по бывшему соцлагерю. На таком уровне даже евроцент месячной надбавки к жалованию уже будет выглядеть как революция в доходах.

Почему так случилось, многие знают, а большинство догадывается. Отметим только: так всегда случается там и тогда, где и когда экономические своды уничтожаются тотальным государственным контролем над производством и потреблением. Например, в течение 20 лет белорусы, не имющие соотвествующего собственного производства, ввозили из-за рубежа подержанные в основном иномарки для себя и на продажу. Практически каждый, не избалованный советским автопромом, любитель мог выбрать машину на любой вкус. По своим деньгам, разумеется. Но вот пришла блажь руководству оказать помощь России в защите его собственного автопрома. Взяли и повысили ввозные пошлины. И бедные белорусы по прихоти чужого дяди оказались лишенными прежних возможностей. И теперь по доступным ценам смогут покупать лишь подержанные «жигули».

А в историческом плане доказательств не счесть. Например, Финляндия неимоверными усилиями отбилась от Совесткой России и сейчас живет едва ли не лучше всех в мире. После войны Восточная Пруссия отошла к СССР. И Калининградская область, несмотря на выгоднейшее географическое положение, сразу же превратилась в стагнирующую террриторию. Такой она и остается до сей поры. В довоенной Европе лидирующие позиции в экономике занимала Чехия, а Португалия была безнадежным аутсайдером. После сорока лет социализма Чехия опустилась ниже Португалии. И даже сейчас, после вполне успешных реформ, Чехия по валовому национальному доходу на душу населения поднялась на 56 место в мире, а Португалия занимает 50 строчку, вдвое превосходя по этому показателю среднемировой уровень (17,7 против 8,2 тысячи долларов в год). А президентская Беларусь на пике своего подъема имела среднедушевой ВНД, рассчитанный по паритету покупательной способности, в 6 тысяч долларов и занимала 102 место в мире. Можно считать, что инфляция уполовинила эту сумму, и по уровню благосостояния Беларусь еще опережает Папуа – Новую Гвинею (2,25 тысячи и 153 место в мире), но опустилась намного ниже Албании (4,7 тысячи и 126 место).

С кем поведешься, от того и наберешься. А бедность принадлежит к тому типу социальных болезней, от которой очень трудно избавиться. А нищета, лишающая людей всяких надежд, просто затягивает. У нас даже общественные деятели этого не понимают. Ссылаются, например, на рост автопарка населения, на жилищное строительство, на отдых, туризм и прочие дорогие вещи и престижные затеи.

Но, кроме всего прочего, это свидетельствует о продолжающемся бурном социальном расслоениии. Деньги, безусловно, в стране есть, как есть и богатые люди. Но бедных, если не принимать во внимание рассчитанные по минимуму социальные стандарты, гораздо больше. И масштабы бедности уже стали представлять собой социальную угрозу, а сужение потребительского спроса лишает экономику шансов на развитие. Если так дело пойдет и дальше, то народно-хозяйственный комплекс страны распадется на относительно успешный экспортный сектор и стагнирующий, работающий на удовлетворение скромных потребностей местного люда. Которому негде заработать – не позволяет состояние экономики, ее низкая конкурентоспособность.

Низкая и постоянно ухудшающаяся. Ведь даже после девальвации, которая привела к росту экспорта за счет искусственного обеднения внутреннего рынка, сальдо внешней торговли остается отрицательным. Валюта в страну не идет. Приходится прибегать к заимстовавниям для обслуживания прежних долгов, спешно продавать те самые «лакомые куски», о которых городо заявлялось, как о не подлежащих продаже. Ну, если только за очень большие деньги. Но в экономике не бывает ни большого, ни малого, есть только такие, которые определяются рынком, геополитическими и иными факторами, которые у нас или не изменяются в лучшую сторону, или деградируют. Так, очень слабо используется географическая открытость Западу. Кроме нефтепродуктов, мы в Европе практически ничего не продаем. И даже в этом не имеем большого профита. В лучшем случае получаем валюту для закупки сырья. Как в СССР добывали руду для производства шагающего экскаватора, добывающего руду, и далее до бесконечноости.

Но Лукашенко об этом не говорит. Он страдает, о чем рассказал комсомольцам, от того, что в Беларусь проникают с враждебными целями «конкретные воротилы с большими денежными мешками». И потому нельзя терять бдительность. Ведь «культ денег – это ложный кумир, который не приносит счастья, а лишь порабощает человека».

Что ответить на это? Безусловно, порабощает. Особенно тех, у кого их нет. И потому не могут они ни молока купить детям, ни «чарку со шкваркой» для себя. Ночами не спят, ломают голову, где бы заработать, перхватить, украсть…

Не так уж давно проповеди Лукашенко были противоположными. Когда, например, публично поклонялся «золотому тельцу» на фотосессии в хранилище собственного золотого запаса, его физиономия выражала полное удовлетворение достигнутым. И он отнюдь не обещал пустить золото на строительство общественных уборных. Как его коллега-экономист Ленин. Но пустил неизвестно куда. Отправил надобность в неположенном месте. А теперь напоминает тех советских писателей, которые вовсю обличали алчность классового врага, все извращающую природу денег, пробивая ради гонораров заказы на толстенные тома.

Деньги на самом деле действительно не пахнут. Особенно когда они не чужие, а свои.

15 декабря 2011

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі