+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Константин Скуратович о достижениях белорусского сельхозпрода: кефир с запахом навоза

Казалось бы, вхождение Беларуси в Таможенный союз навсегда ликвидировало угрозу товарных войн в его пределах. Молочных, сахарных, сальных…

Отнюдь. Не более года прошло после подписания судьбоносных документов, как в воздухе вновь запахло грозой. В России заговорили о том, что благодаря ненормально высокой бюджетной подпитке белорусские животноводы, норовя удушить российского собрата низкими ценами, наводнили страну дешевой колбасой. А в Беларуси, по всем правилам, подготовку к войне начали с маневров. Зимним морозным февральским утром в сопровождении милиции в деревню Незнамово Новогрудского района прибыли работники районной санэпидемстанции, провели арест свиного поголовья в частном секторе и произвели его забой с последующим сожжением.

Что это было? Начальство через день ответило: учения в обстановке, максимально приближенной к реальной. А немного погодя на официальном сайте Минсельхозпрода появилась информация, изложенная в стиле пропагандисткой войны: так было и так будет с каждым. Специалисты поясняли, что ввиду отсутствия на границе с Россией таможенного и ветеринарного контроля существует повышенная опасность занесения в Беларусь распространителей ящура, африканской чумы свиней и прочих болезней.

По этой причине соответствующие учения Минсельхозпрода совместно с местными властями проводились и будут проводиться впредь.

Предельно конкретно и потому убедительно. На самом деле у нас всегда начальство проводило любые учения, не ставя в известность население, и за счет населения.  Между частным поросенком и колхозной свиньей всегда существовала дистанция огромного размера. И когда уничтожают частных свиней – это действительно учения. Если приступят к казенным – эпизоотия.

В общем, незнамовские селяне, которым государство пообещало компенсировать потери по цене 15 тысяч за килограмм живого веса, открытого неудовольствия не проявили.

Но совсем недаром говорят, не буди лихо, пока оно тихо. На странную возню в Незнамове обратили внимание в Украине. Здесь очень хорошо помнят, что в прежние времена именно Украина была всесоюзной житницей и ее «сальным цехом». А в последние годы слишком часто страна становится объектом разного рода дискриминаций и инсинуаций со стороны конкурентов. Например, Россия недавно запретила ввоз в страну сыров трех украинских производителей. А тут белорусы со своей пугающей избыточным натурализмом антиэпизоотической профилактикой.

Почему бы не воспользоваться?

Украинские чиновники мало отличаются от своих российских и белорусских коллег. Им тоже порой за державу обидно. И потому в тамошней Госветеринарной  и фитосанитарной службе, посчитав, что Беларусь не обеспечивает достаточного контроля за безопасностью своего молока, молочных продуктов и свинины, с 1 марта запретили их ввоз на территорию Украины.

Де мол, дальше терпеть невозможно, поскольку, по заявлению председателя Госветслужбы Владимира Горжеева, его специалисты уже с октября начали фиксировать в белорусском молоке превышения допустимых норм по содержанию антибиотиков. В этом он обвинил не производителей молока, а Департамент ветеринарного надзора Беларуси, который не обеспечил должного контроля продукции по всей стране. Таким незатейливым приемом, г-н Горжеев получил возможность запретить к ввозу в Украину всю молочную продукцию из Беларуси.

Все, запрет на экспорт состоялся. Решение по молоку грозит серьезными последствиями, поскольку  Беларусь поставляет в Украину довольно много масла и сухого молока. А почти все свое мясо продает в Россию. Но ведь и принципы играют не последнюю роль. Российского потребителя наверняка станет беспокоить то обстоятельство, что его вынуждают покупать белорусское мясо, которое Украина отказывается приобретать по подозрению в зараженности свиней африканской чумой.

Украинцы обещают отменить все запреты на ввоз после того, как белорусская сторона предоставит документальные свидетельства восстановления полного контроля за качеством экспортной продукции. Примерно такие же требования периодически выставляет белорусам и главный санитарный врач России Владимир Онищенко. Это значит, что надежды белорусского министра сельского хозяйства Михаила Русого решить проблему за пару дней в рабочем порядке абсолютно беспочвенны. Зато украинцы вполне могут получить право на проведение полной проверки молочных предприятий, на которой они настаивают. И проводить такую проверку всякий раз при обнаружении нарушений нормативов.

В этой связи сам по себе возникает вопрос о зависимости. Лукашенко с первого дня своего президентства стремился к усилению статуса самостоятельного политического игрока, которого «не наклонят» ни «жулики из МВФ», ни «российские олигархи»,  вынужден читать скучные бумаги украинских ветеринаров. Разве для того он отверг европейский производственные технологические стандарты, чтобы европейскую инспекцию в любимом колхозе сменила делегация хохлов в широких шароварах и с оселедцами? Со своим салом и горилкой…

Кто ж такое вытерпит? Вероятно поэтому, белорусская сторона, не опровергая факты массового превышения норм содержания антибиотиков в молочной продукции (как утверждает украинская сторона), вместо конструктивного сотрудничества по их исключению в будущем, предъявила противной стороне ультиматум: если до 15:00 понедельника украинская сторона в одностороннем порядке не отменит ограничения, то Беларусь введет запрет на ввоз в страну украинской продукции широкого ассортимента.

Так оно будет или все-таки договорятся, непринципиально. Главное случилось: братья-славяне вступили на тропу войны. В этой связи надо определяться каждому. Можно в системные и режимные патриоты, можно поиграть в объективность, можно обратиться к специалистам, можно к собственному опыту. А лучше сочетать собственный опыт со свидетельствами компетентных очевидцев. Например, на днях премьер Мясникович возмутился тем, что коров в колхозах кормят прокисшим силосом. От чего те подыхают. Но через сутки премьера поправили из Минсельхозпрода: подыхают не все. Некоторых успевают «дорезать» и отправить на переработку.

Надо полагать, в высшие сорта колбасной продукции.

Личный опыт позволяет судить: так было и прежде. Высказывания высших чиновников доказывают: так оно и осталось.

Вспомним: главный санврач России Геннадий Онищенко периодически обвиняет белорусских переработчиков в том, что они нарушают предельные нормы содержания в молоке посторонних веществ. И вводит соответствующие санкции. Обычно возникает серия скандалов, после все затихает, а затем неожиданно все повторяется практически в прежнем виде.

Возникает вопрос: нельзя ли решить проблему качества молока раз и навсегда? Оказывается, нельзя, а в нашей системе хозяйствования практически невозможно. Оказывается, очень сложно сделать квалифицированный анализ на содержание в продукте разных полезных, бесполезных и вредных веществ. Примерно на уровне исследования проб мочи олимпийских чемпионов. Техническое состояние лабораторий в пищевой отрасли не позволяет его сделать. И нет ничего удивительного в том, что к экспорту предлагается мясо-молочная продукция с повышенным содержанием вредных веществ. А когда от потребителя поступают претензии, их трудно оспаривать.

А если учесть, что поступающее от разных коров молоко сливается в одну емкость, то качество в целом определяется не лучшими, а худшими партиями. Исключить их из производства невозможно, поскольку от этого ухудшатся количественные показатели. Поэтому все действующие в отрасли и исполкомовских структурах руководители требуют только одного – наращивания объемов производства и поставок ее на экспорт.

По ГОСТу подлежащее реализации молоко делится на сорт «экстра», высший, первый и второй. И только в «экстра» общее удельное содержание микроорганизмов, соматических клеток (лейкоциты, эритроциты, клетки плоского, цилиндрического и кубического эпителия молочной железы) соответствует европейским критериям.

То есть, из других сортов молока (кроме «экстра») получать высококачественную молочную продукцию (сметана, творог, сыры и т. д.) невозможно.

Но выход «экстра» очень невысок. Около 5% общего объема получаемого молока. Некоторые специалисты считают, что намного меньше.

Почему?

В первую очередь качество молока зависит от санитарной культуры его производства, то есть от выполнения основных гигиенических требований по содержанию и уходу за животными, доению коров, первичной обработке и хранению молока, изложенных в Ветеринарно-санитарных правилах для молочнотоварных ферм, личных подсобных и крестьянских (фермерских) хозяйств по производству молока (2005 г.).

Качество молока во многом зависит и от состояния здоровья животных. В основном это связано с наличием воспалительного процесса в молочной железе, половых органах, конечностях и др.

Если обобщить приведенные данные белорусских ученых, то можно сделать вывод, что до 50% поголовья дойного стада болеет и требует проведения курсового лечения. Таких животных необходимо доить отдельно, чтобы исключить возможность смешивания получаемого от них молока с общим удоем.

Справедливости ради следует заметить: на фермах, особенно крупных, всегда будут присутствовать недостатки и факторы, способствующие развитию маститов и эндометритов – самых распространенных болезней коров.

Если делать выводы из этой ситуации, то главный напрашивается сам собой. По всем нормативам реализуемое молоко не должно содержать антибиотиков, сульфаниламидов и других химико-терапевтических веществ. Проще говоря, лекарств, которыми лечат больных коров дойного стада. Иначе человек, потребляющий такое молоко и изготовленные из него продукты, подвергается воздействию, которое может оказаться для него пагубным.

Можно ли повысить качество молока?

Скорее всего, нет.

Если исключить больных коров из дойного стада, то резко, предположительно на треть, упадут достигнутые показатели продуктивности и валового производства.

Кто ж на это пойдет?! Кто публично признается, что приоритетное развитие животноводства, о чем усердно говорили со всех трибун, под которое выделялись огромные бюджетные деньги и расходовались валютные кредиты, завершится очевидным провалом, в котором как всегда виноваты все и никто конкретно.

Система у нас такая: кому ни скажи, что плохо работает, – обижается. За исключением тех людишек, которые копошатся где-то внизу и все это производят. Им давно все безразлично.

Предъявляемые к ним претензии десятилетиями кочуют по страницам районных газет, так сказать, в условиях предельной гласности: нарушение технологий содержания и выращивания телят, неполноценное кормление коров, низкая трудовая и исполнительская дисциплина, пьянство в рабочее время, неопрятность в одежде, низкая или отсутствующая санитария и в производственных, и в подсобных помещениях и прочие культурные изъяны.

В этой связи хочу процитировать одни исчерпывающий сетевой комментарий по проблеме, поскольку он выразил все изложенное выше предельно образно и лаконично:

«Ещё 8 лет назад я часто ездила в деревню. Так «бабы Мани» говорили, что колхозные коровы лейкозом болеют, а молоко это люди пьют. С тех пор молоко не покупаю. Но кефир иногда пью. Пару раз покупала свежий кефир и выливала в унитаз. Стесняюсь сказать, но «оно» воняло говнецом. Даже моя мама, очень экономная женщина, отказалась пить тот кефир. Я думаю, неужели это мне одной кажется? Но иногда кефир очень даже ничего».

Бывает…

6 марта 2012

Теги:

Коментарии

  • Живсвет6 марта 2012 #

    А ещё молоко и молочные продукты сильно соленые. Это из-за силоса. Опасность в том, что соль, которой солят силос, не пищевая, а техническая. А это — большие проблемы со здоровьем и коров и людей.

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі