+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Константин Скуратович: Русские идут

В связи с очередным обострением интеграционной лихорадки на постсоветском пространстве, все более очевидными становятся казавшиеся непринципиальными ошибки, сделанные Александром Лукашенко в самом начале его битвы за электоральные души и тела.

Говорят, первый поцелуй помнится даже тогда, когда забывается последний. Последним ошибкам несть числа, и для их удержания «в оперативной памяти» нет никакой возможности. А первые переживаются так, будто бы они сделаны вчера.

Например, министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис считает, что Беларусь остро нуждается в деньгах и поэтому постепенно отказывается от своего суверенитета в обмен на российскую поддержку своей политики. Действительно, такое впечатление возникает. Но простому человеку многое видится лучше, чем дипломату, и сказать он может больше. Вполне очевидно, что интересы Лукашенко и его окружения, обративших в свою собственность государственный аппарат, давно разошлись с интересами общества, страны и даже государства, понимаемое в традиционном смысле этого слова.

Государство немыслимо без суверенитета. Благодаря ему, оно становится субъектом международного права, членом мирового сообщества, приобретает право и возможности осуществлять самостоятельную политику. Как взрослый человек, в отличие от недоросля, приобретает право и возможности самостоятельно совершать сделки, пользоваться гражданскими правами и защищать их от неизбежных посягательств.

Без таких прав нет гражданина, без суверенитета нет государства. Для государства суверенитет – это своего рода чудесный неразменный рубль, который всегда остается в кармане, какие бы сделки ты с ним не совершал.

И потому берегут его пуще зеницы ока, но в то же время используют для презентации и реализации политических и иных интересов государства и его граждан. В этом смысле суверенитетом, что называется, торгуют все государства, но каждое помнит об опасности вконец проторговаться. Подобным образом командир артиллерийской батареи следит за расходом боеприпасов.

Вполне очевидно, что Лукашенко шел во власть не ради того, чтобы упразднив государственный суверенитет, тут же от него отказаться. Курс на интеграцию с Россией он продекларировал для завоевания на свою сторону ностальгирующей электоральной массы. Для того, чтобы получить от этой страны (тоже, кстати, новой и независимой) преференции, которые она представляла тем охотнее, чем «интегративнее» выглядели декларируемые намерения Лукашенко на фоне растущего недоверия и отчуждения остальных «бывших советских республик».

В той или иной степени к такой политической риторике прибегали почти все новые независимые государства. Но это выглядело как качание на качелях – никто не принимал решений, от которых впоследствии трудно было бы отказаться. В частности, новые государства приняли государственную символику, в которой, по их мнению, наиболее полно воплотились исторические и культурные особенности народов, Беларусь в том числе. Это было право, возможность, первейшая обязанность суверенного государства. Характерно, что в вопросе о новой государственной символике между новыми независимыми государствами существовал абсолютный консенсус. Например, никто не оспаривал право России иметь триколор в качестве флага и двуглавого орла в качестве государственного герба. Хотя именно последний в СССР считался символом царской России – тюрьмы народов. Больше домыслов, в основе которых лежало многолетнее пропагандистское осмеивание стремления «к самостийности», было высказано по поводу украинских трезубца и жовто-блакитного флага.

Белорусская национальная символика, вызывала внешний благожелательный интерес и критиковалась внутри страны прежней номенклатурой и подстрекаемыми к тому ветеранами. О созидательном потенциале первой можно было судить совершенно определенно. А ветераны, безусловно заслуживавшие уважения, сходили со сцены. Такова жизнь – не ветераны определяют тренды и тенденции.

Псевдосоветский герб, псевдокоммунистический флаг… В итоге получилось, как в фильме Рогожкина в эпизоде с коровой в бомболюке самолета.

«Господин президент», «гражданин президент» – эти имена соответствуют статусу субъекта. «Товарищ президент» напоминает выведенный народным селекционером Гладышевым из «Ивана Чонкина» гибрид, у которого на корнях растет картофель, а на ветках – помидоры.

Кунштюк, одним словом.

Хуже «товарища президента» только «так называемый президент», который вершит политику от имени государства, не имеющего указывающей на стремление к безусловному сохранению суверенитета, обращенной в будущее символики.

Белорусская государственная символика формально ограничивает ее президента в международных контактах. Вроде бы приоритеты должны отдаваться не левым даже, а ортодоксальным коммунистам, включая троцкистов. Но где таких найдешь в современном капитализированном донельзя мире? Даже партию Зюганова называют партией миллионеров. Вот и приходится контактировать с олигархами. По сложившимся обстоятельствам, просить у них денег.

Отвергнутая Лукашенко символика в классово-партийном отношении была абсолютно нейтральной и позволяла налаживать международные контакты без идеологических увертюр. Можно было приступать прямо к делу.

Венгерский социализм в свое время называли «гуляшным», поскольку еды в этой стране было чуть больше, чем пропаганды. И по этой причине было вполне очевидно, что страна больше стремится к капитализму, чем к коммунизму. Как только народ узнает, что ему за это ничего не будет, рыночная экономика возродится сама по себе.

«Рыночная» в этом контексте звучит как «эффективная». На таком базисе, где доминирующей формой диалектической взаимосвязи является конкуренция, безболезненно для граждан и общества возникнет демократическая надстройка. Что тут первично, что вторично, не имеет абсолютно никакого значения. Главное, что ВВП сохраняет свое реальное наполнение, и «гуляша» на душу населения становится больше. С другой стороны, государство занимает вполне ограниченное пространство в социуме, предупреждая возможные инциденты, проистекающие из несовершенства гражданского общества, и устраняя их последствия, если профилактика запаздывает. У нас же государства стало слишком много. Не проходит дня без «доверительных бесед» его с гражданами, без обысков, задержаний, арестов, мордобитий.

При этом оно до предела инфантильно, что выражается, например, в нездоровой обидчивости аппарата на малейшее проявления инакоделания и инакомыслия гражданами, которые им гарантированы Конституцией.

Всякие пропорции и соотношения нарушены. Ситуация такая, что классический анекдот про внимательно смотрящие из унитаза слегка усталые умные глаза майора Пронина подходит для ее описания больше, чем труды самых авторитетных политологов. Если дело так пойдет и дальше, то мало кто из «инакомыслов» выскажет удивление, обнаружив в том же унитазе и ядовитую рептилию.

Смешно, стыдно, неприятно. А ведь вся эта стыдоба создавалась, как объясняли, ради того же «гуляша», названного в пропагандистских целях ВВП. В доказательство его роста демонстрировались разнообразные чудеса. Но одно совершенно неоспоримо: эффективной, обладающей стимулами к саморазвитию экономики как не было, так и нет. В лучшем случае, если все пойдет более-менее гладко, достигнутый к началу очередного президентского срока уровень жизни восстановится к его завершению. А после что?

Но кто скажет королю, что его народ голый. Голым пришел под его псевдознамена, голым боролся за его псевдоцели, голым вступает в единое экономическое пространство.

Перечень утрат, понесенных Беларусью за это время, неисчерпаем. По сравнению с куцым списком достижений, его можно считать бесконечным. В оплату обещанного, но не съеденного «гуляша» пошла национальная культура. Деяние само по себе немыслимое для государства, которое обрело и отстраивает свой суверенитет. Имея за спиной два вуза, можно щеголять знанием языка основного партнера-оппонента. Но для большей солидности государственному деятелю с другим государственным деятелем лучше всего общаться через переводчика. Как это делают отдельные оппозиционеры в судах.

Как в Библии – отказ от первородства в обмен на чечевичную похлебку. Но библейский Исав, подчинившись младшему брату Иакову, голод утолил. А Лукашенко лишь червячка заморил. Остался голодным. И теперь вынужден отдавать названному старшим брату все, что приносит с охоты.

На днях было заявлено о намерении отстаивать суверенитет с помощью создаваемого территориального войска. Что-то типа народного ополчения военнослужащих запаса и председателей облисполкомов, которым срочно пожалованы звания генералов. И что характерно, будто бы время застыло. Та же схема, что и у Салтыкова-Щедрина. Те же штатские генералы, тот же мужик, которого можно осчастливить рюмкой водки да серебряным пятаком.

Нелепицы сами по себе множатся, ясности никакой нет, определиться на местности невозможно, поскольку никакой карты нет. В прошлом году внешнеторговый оборот России превысил 400 млрд. долларов, из которых 340 млрд. пришлось на дальнее зарубежье, и положительное сальдо в размере 150 млрд. долларов. При гораздо меньших показателях, Беларусь превзошла Россию по результатам внешнеторговой деятельности – сальдо в торговле товарами сложилось отрицательное в размере без малого 10 млрд. долларов, в том числе с Россией – более 8 млрд. долларов.

Некогда в Испании жил настолько ревнивый король, что в спальню к королеве без шпаги не входил. В конце-концов ее величеству это надоело, и она заявило его высочеству, что мужские достоинства доказывают при помощи другого вида оружия. Так и с этой территориальной армией.

А тем временем в Беларусь открывается дорога для многочисленных российских мелких держателей капитала. Начав игру по общим отныне правилам, они сумеют продиктовать свои условия местным – немногочисленным и еще более мелким.

Русские все-таки идут. И речь больше не идет о чечевичной похлебке.

8 ноября 2011

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Мы открыли горячую «антитунеядскую» линию помощи гражданам