+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Константин Скуратович: Жертв среди «мирного населения» в экономике никто не подсчитывает

За три недели ноября индекс потребительских цен, по оценке Белстата, составил 107,6% по сравнению со средними ценами октября. Вероятно, что до конца месяца цены на потребительские товары достигнут в росте 10%, а за год инфляция перевалит за 120%.

Впрочем, может быть и 115%, и 125%. При таких темпах обесценивания реальных денежных доходов населения, как говорят, это никакой роли уже не играет. В ноябре продолжалось сезонное удешевление овощей и картофеля, но это не могло остановить мощное и неуклонное движение цен вверх, к высшей точке, высота которой, очевидно, уже не устанавливается ни правительством, ни президентом, ни субъектами экономики. Таким образом, девальвация, о которой сначала молчали, впоследствии плоско шутили, некоторое время обещали обуздать, имела непредсказуемые последствия. Необратимые если не для экономики в целом, то для отдельных предприятий и производств. Жертв среди «мирного населения», как всегда, никто не подсчитывал.

Когда они вопрошали – почему дорожает жизнь, им отвечали – потому что она не предмет первой необходимости. Разумеется, в экономике и государстве, которое обслуживает нужды населения и сурово пресекает поползновения олигархических кланов, должно быть не совсем так. Но получилось именно так.

В жизни такое случается. И в личной, и в общественно-политической, и в экономической. В этой связи вспоминается испытание 30 октября 1961 года на Новой земле 50-ти мегатонной водородной бомбы (Царь-Бомба, Большой Иван, Кузькина Мать). Рвануло так, что взрывная волна трижды обогнула земной шар, а у ученых, как говорили позже, возникло опасение, что в атмосфере началась самопроизвольная термоядерная реакция. Конец света?! Обошлось.

А ведь речь шла всего лишь о скромном подарке ХХIIcъезду партии, обсуждавшему Программу построения коммунизма.

На самом деле, верь после этого данайцам!

Почему Лукашенко отступил от принципа «доверяй, но проверяй», ввиду чего пришлось отправлять в отставку «вольного каменщика» Прокоповича, а сейчас с мясом вырывать у правительства прогнозы роста ВВП и снижения темпов инфляции, неизвестно. Да нам, собственно, и не интересно. Гораздо важнее, что экономике показали Кузькину мать, и она – экономика – едва не загнулась.

7,6% роста цен за три недели через полгода после первого взрыва свидетельствуют о принципиальной разбалансировке всего экономического механизма. Ни одно из сопредельных государство в СНГ и кризисной Европе (за малым исключением) не получат такую инфляцию за весь год. А ведь, как утверждают почти все аналитики, мировую экономику настигает новая волна кризиса. Шансы Беларуси отсидеться на бережке – мизерны.

Тем не менее, как сообщают СМИ, правительство приняло к исполнению поручение Лукашенко заморозить цены. С 24 ноября вновь запускается механизм государственного регулирования. А пока, такое складывается впечатление, производители и торговля вознамерились создать хоть небольшой запас на время возвращения социалистических отношений. И выбирают для этого самые ходовые товары и услуги. За три недели ноября больше всего подорожали алкогольные напитки (21,2%), консервы мясные (14,1%), консервы рыбные (9,7%), мука пшеничная (8,7%), молоко и молочные продукты, масло животное, консервы фруктовые и овощные, овсяные хлопья «Геркулес», кондитерские изделия, сельдь соленая, колбаса полукопченая (7-8%), яйца куриные, маргарин, фрукты, хлеб и хлебобулочные изделия, колбаса вареная, безалкогольные напитки (5-6%), трикотажные изделия (6,2%), чулочно-носочные изделия (5,9%), ткани, мебель, посуда, бензин (3-4%), проезд в автомобильном транспорте пригородного сообщения (63,6%), в железнодорожном транспорте международного сообщения (50,6%), в городском транспорте (35,4%). «Коммуналка» подорожала на 13,7%, услуги высшего образования – на 13,1%, медицинские услуги – на 10,1%, бытовые услуги – на 9,4%, услуги связи – на 7,3%.

То есть бьют по площадям (дорожает все) и по целям, выбирая самые крупные. Как тут не вспомнить «Фарс-гиньоль» Александра Галича: «Надо и того купить, и сего купить//А на копеечки-то вовсе воду пить//А сырку к чайку или ливерной//Тут двугривенный, там двугривенный…»

А где взять?

Впрочем, молодые современники родились или выросли в эпоху демонетизации денежного обращения и потому вряд ли понимают разницу между гривенником и полтинником, они легко оперируют тысячами и сотнями тысяч, миллионами. И поэтому к инфляции относятся как к естественному для нашей модели экономики явлению. Которая мало зависит от времен года, циклов экономической активности и прочих тонкостей. То есть приходит сама по себе. Зима может наступить летом, а зимой и сады расцветают, и птицы поют.

Наиболее полно эту позиции выразила первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Надежды Котковец, которая заявила, что «резкого скачка цен на сельхозпродукцию в нашей стране не должно быть и не будет, да, собственно, никогда и не было». Судя по высокой занимаемой должности и фотографиям в СМИ женщина, в общем, зрелая. Но не чуждая некоторых романтических упрощений, позволяющих смотреть на мир легко и непринужденно.

Впрочем, возможно, мы с ней живем в разных странах, в которых и сельское хозяйство разное. В нашем, например, уже в сентябре 2011 года по сравнению с декабрем 2010-го темп роста цен производителей составил 193,4%, в том числе в растениеводстве – 238,8%, а в производстве пшеницы – 388,5%! Вот вам и «хлеб всему голова».

То есть ценовой потолок далеко не достигнут. И сели производители не смогли (им не позволили) поднять отпускные цены пропорционально росту производственных издержек, следовательно, они работают себе в убыток. И чем дольше, тем убытки больше. Такое заканчивается или банкротством, или, как это практикуется у нас, выделением бюджетных средств. Той самой эмиссии, которая привела к краху.

Правда, сейчас активно используется третья возможность – девальвация улучшила ценовые условия для наращивания продовольственного экспорта в Россию. И потому, как утверждает та же Котковец, на внутреннем рынке они имеют нулевую или даже отрицательную рентабельность. Но на этом коньке тоже далеко не уедешь. Колоссальные производственные успехи нашего сельского хозяйства все же ограничены, поэтому экспорт нельзя наращивать за счет безоглядного оголения внутреннего рынка. К тому же, наращивание производства удорожает себестоимость продукции, поскольку сельское хозяйство является крайне ресурсоёмкой отраслью. А ресурсы у нас в большинстве привозные.

1 декабря 2011

Теги:

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета