+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Крайний – он всегда крайний

Должен извиниться перед читателями, но в заголовке просто обыграна фамилия главного героя – Павла Степановича Крайнего. Как ни странно (и как ни больно), Крайний действительно оказался крайним.

Он живет километрах в четырех от Новогрудка, в деревне Большие Лезневичи. Большие они только по названию, чуть больше десятка старых, каких-то понурых домиков, древних, как время.

Да и жители тут, мягко говоря, не очень молоды. Павел Крайний мог бы считаться крепким мужчиной, всего-то 42-го года рождения. Да только он инвалид 1 группы еще с 1947 года. Рожденный во время войны и оккупации, он заболел сухим плевритом уже после войны. Теперь, наверное, его смогли бы вылечить. Тогда не хватало лекарств и врачей на просто раненных.

Одним словом, ноги у маленького Пашки начали отказывать. Передвигался он в основном «на карачках», по его же выражению. Гораздо позже появилась инвалидная коляска. Только он ею пользуется нечасто. В деревне, а скорее – хуторе, подъемы больно крутые. Я, вроде, пока не инвалид, но пока взобрался к хате Павла Степановича, вспотел.

В чем, собственно, проблема инвалида с детства? Он желает получить социальное жилье с туалетом, ванной и т.д. Не может он уже жить почти в первобытных условиях сельского хутора. Описать их вам?

До сих пор Павел Степанович ногами не владеет. Во все время нашего разговора он просидел за столом, двигая лишь руками да глазами. Туалет, между тем, находится, как и положено в деревне, на улице. Добраться до него Крайнему не представляется возможным. Это еще хорошо, что в своих скитаниях по больницам и прочим присутственным местам Павел Степанович встретил Ирину Антоновну Радюкевич. Она тоже инвалид, но уже 2 группы. Еще живая, подвижная женщина, она Павлу Степановичу заменяет ноги. Да и руки иногда тоже. Говорить тут о любви не приходится. Просто встретились два больных старых человека и решили, что выживать вдвоем им будет легче.

Жить даже здоровому человеку в такой деревне трудновато. Здесь нет даже магазина. Хочешь – езжай в Новогрудок, а это 3-4 километра до остановки городского автобуса. Автолавка приезжает два раза в неделю. Ассортимент там небогатый: хлеб, колбаса (иногда), водка и вино. Последние продукты, кстати, помогают выживать.

Дело в том, что зимой деревенскую улицу не чистят. Учитывая крутые подъемы, ходить здесь зимой довольно опасно. Павел Степанович нашел выход. Когда в очередной раз приехала автолавка, он приобрел бутылку водки и литр вина. После этого поговорил с трактористами, которые чистили соседнее шоссе. Великая вещь – материальная заинтересованность…

Теперь давайте о главном. О том, как Павел Степанович хотел получить социальное жилье и что из этого вышло. Да ничего не вышло. Однако, по порядку.

Как и положено, Крайний обратился в вышестоящую инстанцию, коей в районе является райисполком. Нельзя сказать, что там равнодушно отнеслись к просьбе инвалида. Ответили. Хотя, думаю, лучше бы и не отвечали. Судите сами по отрывку из официального ответа: «Отказать Крайнему П.С. составом семьи 2 человека, проживающего в собственном доме общей площадью 54 кв.м. (всего проживает 2 человека)… в принятии на учет в улучшении жилищных условий в связи с отсутствием оснований состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в соответствии с п.3 Положения. Председетель райисполкома А.М.Маркевич, управляющий делами райисполкома В.И Лапушко, зам. нач.управляющего С.И.Ванагель».

Просто и понятно: нет оснований, отказать. Оно бы можно и смириться. Да только более ранние документы опровергают более поздние. Техпаспорт дома, выписанный еще на имя покойной матери Крайнего, четко утверждает, что общая площадь дома составляет 25 кв.м., а жилая – 17. Откуда тогда взялось 54 кв.м? Это надо бы спросить у чиновников, которые писали ответ инвалиду. Возможно, посчитали площадь сараев, хлева, а также туалета? Сие неизвестно. Зато известно окончательно и бесповоротно, что Крайнему в получении социального жилья, даже постановке на очередь – отказано.

Перед моим приездом была «прямая линия» г-на Маркевича с жителями подведомственного района. Павлу Степановичу удалось прорваться на связь. Председатель был сух и лаконичен: «Вы получили мой ответ. Я с вами говорить не желаю».

К слову сказать, Павел Степанович в бане не был уже 5 лет – нет в деревне бани. Может, председатель об этом знает и заранее не хочет испытывать некоторых неудобств при общении с инвалидом? Это мне неизвестно.

Точно знаю только, что сокращение социальных программ уже произошло на 10 трлн. рублей. Поставлена задача сократить их еще на 4 трлн. Значит, прощай социальное государство? Видимо, так.

Кстати, в деревне Большие Лезневичи обитает всего одна корова. Я ее не видел, но говорят, она все-таки есть. Пока. Как ни крути, она тоже может стать жертвой сокращения социальных программ. По причине преждевременной кончины хозяина.

Андрей Сержан

14 октября 2011

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета