+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Литва: из Союза в Союз за четверть века

Вчера организации-инициаторы «Народного референдума» начали цикл общественных слушаний о преимуществах экономической интеграции с Европейским Союзом и перспективах безвизового пространства. Это один из шести вопросов, предложенных для проведения плебисцита. Вопреки заявлениям белорусской пропаганды наши соседи, вступившие в ЕС успешно развивают экономику, социальную сферу и культуру.

Четверть века назад – 8 февраля 1990 года – были признаны недействительными решения Народного сейма 1940 года о вступлении Литвы в состав СССР. Литва вышла из СССР и начала реформы. Прошло 25 лет, и мы можем оценить их эффект – и сравнить с Беларусью, в которой реформ практически не было.

belaruski-chasti-vilna

Экономические реформы: литовская версия

За четверть века независимости Литва сумела провести масштабные экономические реформы, которые позволили успешно перейти к стабильной рыночной экономике. Сегодня в стране низкая инфляция –1,2% в год (Беларуси в 2015-м обещают не меньше 20%). С начала этого года национальная валюта Литвы – евро. При этом никуда не делись и такие проблемы, как скудная сырьевая база и растущий дефицит баланса услуг.

Сегодня в это уже трудно поверить, но еще совсем недавно – в 2009 году – антикризисная помощь Евросоюза стала крупнейшей статьей дохода государственного бюджета Литвы за всю историю страны – 30,8% от всех доходов бюджета страны. Однако потом ситуацию удалось переломить. И сегодня ВВП Литвы – $70,8 млрд (при населении 2,9 млн человек), ВВП на душу населения по паритету покупательной способности – $23.850. Для сравнения: ВВП Беларуси – $71,7 млрд (при населении 9,5 млн человек), ВВП на душу населения по паритету покупательной способности – $7.664. Средняя зарплата в Литве – около $1.109 (хотя и квартплата очень высока), в Вильнюсе – намного выше. Ну а то, что цены в магазинах Вильнюса в среднем в два раза ниже, чем в магазинах Минска, подтвердит любой, кто в последнее время бывал в столице Литвы.

Получается, по большому счету, результатом реформ стало то, что сегодня Литва имеет почти тот же ВВП, что и Беларусь – но при втрое меньшем населении. А сами литовцы живут намного лучше. Так давайте посмотрим, как литовцы проводили свои реформы.

После СССР

В Литве и ранее, в советские времена, не делался упор на развитие тяжелой промышленности (да и промышленности вообще) – в отличие от Беларуси или даже Латвии. Это во многом обусловило и ход экономических реформ в Литве после того, как СССР закончился. Выйдя из СССР 11 марта 1990 года, весь последующий год страна в одиночку боролась за политическое выживание – в условиях угроз и санкций, экономической блокады со стороны Москвы. И только в январе 1991-го независимая Литовская республика начала экономические реформы – освободила цены на продукты, на ширпотреб, а в дальнейшем – и на энергоресурсы.

В то время дефицит был тотальным: централизованное снабжение было перекрыто экономической блокадой, и страна испытывали энергетический голод и недостаток всех без исключения ресурсов. Освобождение цен дало поразительный эффект: когда цены вдруг стали свободны, они резко выросли. А раз выросли, то в Литву, по всем правилам рыночной экономики, хлынули товары с тех территорий, где цены удерживались на искусственно низком уровне. В Литву всеми правдами и неправдами начали поступать товары и ресурсы.

Между Западом и бывшим СССР

Дальше – больше. Литва оказалась промежуточным звеном между Западом с его высокими ценами на ресурсы и Востоком – с низкими. В результате ресурсы потекли не только в Литву, но и через нее на Запад, создавая в стране прослойку капиталистов. Пошло первичное накопление капитала. Взамен на Восток потекли товары – на Западе было их перепроизводство, а на Востоке – тотальный дефицит.

Реформировалась Литва быстро: уже через несколько месяцев после либерализации цен законом была легализована частная собственность. Люди смогли создавать частные предприятия. Но тогда еще основная часть промышленности оставалась в руках государства – все понимали, что без массовой приватизации реформа будет неполной. Приватизацию в Литве начали сразу, в том же 1991 году, почти одновременно с Чехией. Была использована технология передачи госимущества в частные руки посредством купонной схемы. Каждый гражданин Литвы получил инвестиционные чеки, которые можно было использовать для покупки либо квартиры, садового, приусадебного участка, либо акций госпредприятий.

Тогда архитекторы литовских реформ считали, что стартовые условия должны быть у всех одинаковыми, чтобы накопленное общим трудом имущество не было продано иностранцам. В Литве каждый имел свой шанс востребовать часть созданного общим трудом за время Советской власти. В результате массовой приватизации было продано 5714 промышленных объектов, из них 2928 объектов было приватизировано путем подписки на акции, 2726 – на чековых аукционах, 12 – путем конкурса на лучший бизнес-план, 48 – за валюту. Параллельно шла реституция – возвращались прежним хозяевам земли, здания, а также сохранившиеся промышленные объекты. Эту приватизацию уже в конце 1992 года приостановила пришедшая к власти Партия труда (бывшие коммунисты). Однако вскоре экс-коммунисты сняли мораторий на приватизацию и сами стали завзятыми реформаторами.

За несколько лет после 1991 года почти все граждане Литвы стали собственниками квартир, приусадебных участков, многие – акционерами. Потребовалось создание рынка и биржи ценных бумаг, т.е. легализация движения капитала. В 1993-м в Литве начала работать биржа ценных бумаг. В результате предприятия и банки смогли привлекать капитал через публичное размещение акций и других ценных бумаг. Возник и вторичный рынок, особенно актуальный для приватизированных предприятий. По ходу дела многие акционерные общества избавлялись от раздробленной собственности резко сокращалось число акционеров – они становились намного более крупными.

Чтобы смягчить последствия реформ, правительство препятствовало закрытию заводов и выдавало государственные субсидии. Это позволило удержать на приемлемом уровне качество жизни путем индексации зарплат, увеличения пособий пенсионерам и другим малоимущим слоям населения.

К сильному литу

К 1993 году с товарным дефицитом в стране было покончено, и начался новый этап – стало понятно, что Литве нужна самостоятельная денежная система. В какой-то момент реформаторы склонялись к введению золотого стандарта, который был в Литве до 1940 года был золотой стандарт. Старики еще помнили «сильный лит»: «Тогда мы жили так и вот так, а еще у нас был сильный лит», – вспоминали старожилы. Однако скоро стало понятно, что в современном мире уже нет возможности вернуться к золотому, сильному литу.

В тот время, пока в Литве еще не было сильного и независимого центробанка, в обращении были временные знаки – талоны, ходившие вначале параллельно с советским рублем, затем его замещавшие. Эти временные знаки печатались в огромном количестве, так что инфляция достигала тысячи процентов, кредиты стоили дорого и были малодоступны. Было решено ввести собственную валюту – лит. Готовясь к введению лита, Центробанк начал проводить антиинфляционную политику ограничения денежной массы. В результате лит подорожал до такой степени, что доллар США, стоивший прежде шесть лит, подешевел до трех.

Это было шоком – ведь в то время все инвестиционные планы, расчеты, контракты номинировались в долларах. Экономика страны оказалась «положена на лопатки». Ко всем прочим людским заботам добавился валютный курс: отныне все были обречены начинать и заканчивать рабочий день сводкой Центробанка. Но пережили и это. Начатая в июне 1993 года денежная реформа завершилась к сентябрю: лит был введен и набрал силу. Инфляция побеждена, валютный курс был укреплен.

Зимой 1994 года был принят Закон о надежности лита. 1 апреля 1994-го Закон был введен в действие, лит был зафиксирован к доллару США по курсу 4:1. После этого ссудный процент обрушился с 80% до 20% буквально за полтора месяца. Кредиты стали доступны, финансовые границы пали, стало возможно планировать инвестиции, люди оживились и экономика ожила. Это был переломный момент реформы. Государство не только потеряло рычаги денежной политики для перераспределения ресурсов на рынке, но и само попало в полную зависимость от рыночных сил. Начался быстрый рост экономики.

Литовский опыт доказал, что совсем необязательно девальвировать валюту, чтобы росла экономика. С внедрением Закона о надежности лита в стране было преодолено затяжное падение экономики, и она стала расти быстрыми темпами (от 5% до 10% в год). Немаловажную роль в этом сыграла нулевая ставка налогообложения реинвестированной прибыли, принятая в 1995 году. Предприятия получили возможность инвестировать без налогового бремени, исчезла мотивация к сокрытию доходов, и экономическая жизнь забурлила.

Снижение роли государства

Государство уже не могло использовать печатный станок для решения своих проблем – его доходы полностью зависели от налогоплательщиков и налоговой политики. Вслед за частным сектором пришла очередь государства учиться жить по средствам. Начался болезненный переход от «трат по потребностям» к «тратам по возможностям»: деньги, отделенные от государства, начали действовать как пресс, вынуждая государство идти на бюджетную реформу. А бюджетная реформа – лучший способ запустить административную реформу, оптимизацию государственного аппарата, провести ревизию всех государственных функций и затрат.

Российский кризис 1998 года вызвал спад экономики Литвы, бюджет оказался на грани дефолта. Тогда началась новая волна преобразований. Чтобы провести ревизию всех выполняемых государством функций и оставить лишь те немногие, которые не могут выполняться силами рынка и негосударственными инициативами, была создана «Комиссия по закату солнца». Она занималась снятием всех препон на пути частной инициативы, ставила целью сделать государственные функции немногочисленными, ограниченными и эффективными и высвободить простор для частной инициативы.

Это движение застопорилось после выборов в Сейм и смены правительства, а также возобновления экономического роста. На пороге было вступление в ЕС, которое тоже не способствовало сворачиванию государственных функций.

topВ 2002 году лит был успешно «перепривязан» к евро. Когда в 2008 году начался мировой кризис, Литва смогла обойтись без печатания денег. Хотя стране пришлось пережить резкое сокращение всего – производства, потребления, зарплат и доходов. Но реформированная экономика устояла. Будучи вынуждены смотреть проблемам в лицо, предприятия уменьшали затраты, повышали производительность и эффективность, изживали ненужные траты, брались за спасительные инновации, повышая свою конкурентоспособность. Но государство поступило иначе – оно начало брать в долг. За пару кризисных лет государство нарастило долг более чем вдвое – от 16,7 млрд лит в 2007 году и 17,4 млрд лит в 2008-м до 27,1 млрд лит в 2009-м. В 2010-м государственный долг достиг 36,6 млрд. Задолженность государства поставила под удар все достижения частного сектора. Но он устоял и преодолел падение, достигшее 15% ВВП.

Новый союз

Литва вступила в Европейский Союз в 2004 году. После этого в Литву в огромных количествах начали поступать европейские кредиты, субсидии, различные фонды. Денежная масса стала расти с беспрецедентным размахом. Литовским предприятиям стали доступны огромные источники финансирования. Но благодаря льготным кредитам не только резко повышалась конкурентоспособность предприятия и его окупаемость. Во-первых, искажаются цены. Льготные кредиты развращают и получателей, и распределителей, а окольным путем – и всю экономику. В результате капиталы начали перемещаться не в ответ на сигналы рынка, а отзываясь на стимулы ЕС.

В какой-то момент рынок денег и капитала, прежде ограждаемый от государственного вмешательства, оказался подвержен грубому государственному влиянию – прямому распределению средств, вмешательству в рыночное распределение ресурсов. Достижения всех лет реформ были отданы на откуп бюрократии, причем наднациональной – из Брюсселя. Именно противостояние местных реформаторов и брюссельских управленцев сегодня определяет ход преобразований в Литве.

Резюмируем

В Литве сделали ставку на развитие частного бизнеса – и вполне успешно. Сегодня Литва находится на 27 месте из 183-х в рейтинге Всемирного банка по легкости ведения бизнеса в стране. Это существенно лучше российского показателя, выше, чем показатели Латвии и Беларуси, но ниже, чем показатель Польши.

Изменилась сама структура литовской экономики. В ней стал преобладать экспорт услуг – например, транспортно-логистических (транзит, перевалка грузов через порт в Клайпеде) и финансовых. Быстро развился туризм. Кроме того, значительно укрепился аграрный сектор – и для этого не пришлось сохранять и поддерживать колхозы и совхозы.

Нефтеперегонный завод в Мажейкяй, построенный еще в советское время, имеет мощность, в два раза превышающую потребности страны – а потому работает в значительной степени на экспорт. Чтобы меньше зависеть от поставок сырой нефти из России, литовцы построили нефтеналивной терминал в Бутинге на побережье Балтийского моря.

В итоге доля сферы услуг в структуре ВВП приблизилась к 65%, а промышленности – снизилась до 23%. Значительную долю в экономике Литвы занимает сектор химической промышленности (в частности предприятие по производству азотных удобрений Achema), быстрее других растут такие отрасли, как текстильная промышленность, приборостроение и нефтепереработка.

P. S.

Цифры и факты – это хорошо, но они мало что дают без живого повествования. И вот оно вам – рассказ 50-летнего белоруса, гражданина Литвы, который живет в Вильнюсе и работает таксистом. Выводы делайте сами:

«Я сам родом из-под Лиды — там и сейчас живет моя мать. Это проблема: так как я гражданин Литвы, и мне приходится каждый год получать белорусскую визу, чтобы проведать мать. Хорошо, что есть свидетельство о рождении, поэтому в белорусском посольстве проблем не возникает.

У меня жена-литовка, две дочери. Трехкомнатная квартира–«брежневка» еще советской постройки. Я за коммунальные услуги плачу, в зависимости от времени года, 350-400 евро. Это с интернетом и телевидением. Зарабатываю в месяц 2,5 – 3 тысячи евро. Жена тоже работает, бухгалтер, получает где-то 1.700 евро. Так что у меня все получается вполне нормально».

Антон Платов, «Витебский курьер»

13 февраля 2015

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі