+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

ЛУЧШЕЕ СРЕДСТВО ПРОТИВ АПАТИИ. Андрей Дмитриев о походах от двери к двери с рекламой «Народного референдума»

ДмитриевНедавно я писал, что за четыре месяца сам позвонил 500 людям. Останавливаться на этом не собираюсь: с тех пор добавилось еще 30 человек. Но! Телефонный разговор — это одно, личная встреча — другое.

Самый эффективный способ общения политиков с народом сегодня в Беларуси — поход от двери к двери. Диалог офлайн. Он требует много сил и времени, но такое общение запоминается, как ничто другое. Это лучшее средство против апатии и ощущения, что ничего не имеет смысла сегодня делать в Беларуси.

С 1 сентября в рамках «Народного референдума» мы собираем вопросы. Технология проста (зачем выдумывать, когда все уже есть): листовка и купон. В ходе разговора объясняем, что такое «Народный референдум», и просим высказаться, какие вопросы нужно вынести на него. По итогу у нас остается плотно и по делу заполненный купон, а у нашего собеседника — листовка о Референдуме.

Эту работу нельзя делать «валом»: убогий вариант по схеме «пробежался — подмахнул подписи — дело в шляпе» тут не прокатывает. Вся сила идеи Референдума в том, чтобы слушать и слышать людей. Уважать те истории, которые они рассказывают. Их жизнь, их мнение. За эти полтора месяца накопилось много историй, они у каждого о своем и у всех об одном и том же. Хочу рассказать вам три эпизода.

Первый эпизод: «Абы дожить, и чтобы не стыдно»

Пенсионерка поначалу не хочет с нами общаться. Говорит, ей не интересна политика и «абы дожить, сколько осталось». Держит дверь полуоткрытой и недоверчиво смотрит на листовки. Слушает. Наше политическое красноречие ее не трогает: ни про перемены не хочет слушать, ни про страну, ни про будущие поколения. Оставляем тогда «высокую политику» и спрашиваем: «А как тут с лекарствами, с больницами — что надо менять?».

«Все! Это же издевательство! Какая у меня пенсия, а я 40 лет работала… Прихожу к врачам, а они советуют: белорусское лекарство, мол, не покупайте, все равно не поможет — берите сразу импортное… А оно по 200 тысяч стоит! Я сердечница. Там курс, так это я полпенсии на лекарства, остальное на молоко, хлеб и квартиру. Потом сберегу немного и гробовые доллары эти куплю. А оно, это правительство, говорит — мы своими гробовыми все развалили»! Заволновалась, открывает широко дверь: «Я пошла уборщицей подработать, так за это высчитывают. Я что — от жадности пошла подработать? Нет, от нужды. Так за что же с меня высчитывать? Вон, дочка приехала из Египта и говорит: там полно зарубежных пенсионеров, они приезжают отдыхать, а мы стоим рачком на этой даче и ждем, что еще нам кинут. Только и надеемся, чтобы дожить и чтобы когда хоронить станут, было не стыдно. Это вся благодарность за 40 лет. Так и напишите в этом референдуме — нам много не надо: лишь бы просто не стыдно вот так быть на пенсии»… Мы еще обсуждаем Референдум, бабушка берет несколько листовок «подругам показать», зовет на чай. Отказываемся, но обещаем прийти за подписью в поддержку референдума. «Приходите, подпишу, я первую половину дня дома или вечером».

Идем дальше, кто-то не открывает, кто-то говорит, что ему ничего не интересно или сразу отсекают: поддерживаем, дескать, Лукашенко, все вокруг нравится. Этих категорий вместе примерно процентов двадцать.

А самая большая — люди, которые сначала машут на тебя рукой. Мол, всё, с чем ты пришел, им не важно. Но если не поддался, а продолжил разговор, привел пример, как удалось добиться чего в реале даже на небольшом бытовом уровне, 90 процентов возвращаются, и начинается серьезный разговор.

Второй эпизод: «У нас в группе все мечтают уехать. Даже преподаватели»

Нам открывает парень, на вид лет 20. Выслушав, говорит, что в принципе его сейчас кроме учебы мало что интересует. Поэтому не знает, пошел бы на Референдум и какие там вопросы задавать.

Спрашиваем, а что с дипломом, распределением и как много вообще хотят уехать?

Студент РТИ оживляется:

«Да, по-моему, все сейчас хотят уехать. Даже преподаватели. И, конечно, хочу, чтобы диплом признавали. Нам вообще надо с Европой нормальные отношения иметь. Там же все не как у нас — правильно как-то… Чего нам такое не строить? Будь тут перспективы, я думаю, не надо никуда уезжать. И надо не много: чтобы просто не прессовали и давали работать, условия чтобы создавали. Я вот не хочу уезжать. Сейчас на третьем курсе учусь. Уже работаю. Но все не просто. Государство у нас такое, вездесущее. Ты уже изначально должен. Образование в РТИ нормальное, а вот школа нет. Я бы без репетиторов никогда не поступил. Школа так себе, пришли и забыли. Там про знания не думают. «Нарисуют» четверку, чтобы выглядело хорошо. А что потом с ней делать? Идешь к репетитору или к этому же преподавателю, они так зарабатывают. Вообще, образование сегодня у нас не лучшее, чтобы там ни говорили по ТВ. Мы последние классы только и гадали, что еще придумают и какие нововведения сделают. Но это не помогает. Всем все равно: учителям, ученикам, директору… Иностранному вообще никто не учит. Нас не на результат нацеливали. Так что я за реформу образования, надо, как в Европе делать, и чтобы еще туда спокойно ездить можно было, без виз желательно (смеется). Знаете, мне нравится Беларусь, только здесь следует по-человечески все сделать, для людей. Тогда никто не захочет уезжать»…

Мы отдаем листовку, договариваемся увидеться через месяц, чтобы собрать подписи, и идем дальше.

Третий эпизод. «Я сам военный. Поэтому я за справедливость»

«Ну кто там?» — недовольный бас за черной металлической дверью.

«Референдум», — отвечаем.

«Какой?» — продолжается допрос.

«Про будущее, как выйти из застоя и что делать».

Слышно, как поворачивается ключ в замке. На пороге мужик в спортивном костюме. Мы рассказываем о Референдуме, говорим, что пришли узнать его мнение.

«Это давно пора. Все же уже хотят, чтобы по-другому было. Я сам военный. Поэтому за справедливость. Нас уважали раньше, а теперь что? С такой зарплатой, кредитами обвешают, и только ждешь выслуги, чтобы уволиться и жить начать. С детства мечтал быть военным, но не так, как сейчас. И все мы видим, что вокруг творится. Экономика все хуже и хуже, только обещают. Не надо мне ваши 500 долларов с такими ценами! Никого не уважают, ни у кого ничего не спрашивают. Творят, что хотят. Я честно скажу: раньше за Лукашенко был. Он порядок держал. А теперь нет порядка. Нет хозяина у страны. Он устал, перестал решать вопросы. Это потому, что все бесконтрольно и бесконечно. Вот по дороге едешь, людей везешь, так должен проехать, остановиться и отдохнуть. Так страной руководить — это не баранку крутить. Тут всеми нами рискуешь. Надо два срока возвращать. А еще надо милицию сокращать, ее много слишком. Пусть контрактниками лучше в армии служат, тогда не надо будет и хромых и косых в призыв набирать. Я сам из этой сферы и знаю. Нам надо в Беларуси собраться как-то, просто людям. Я вот поддерживаю, что вы делаете. Сейчас да, застой, все бегут. Тут же чиновники продохнуть не дают. У меня друзья поувольнялись и на Украину уехали, туда зовут. А семьи тут. Это же не дело. Пусть в Референдуме про это будет тоже. Как в Беларуси себя человеком чувствовать и чтобы семья была в безопасности».

Послеэпизодное

Мы встречали бизнесменов, врачей, учителей, военных, пенсионеров, студентов, рабочих. Разные люди, которые говорили про похожие вещи — уважение, возможности, будущее, семьи, контроль над властью. Абсолютное большинство сегодня не имеет возможности высказаться так, чтобы его услышали. Они начинают беседовать с нами, как только понимают, что это не игра. Что мы взаправду пришли не ради того, чтобы у них чем-то заручиться, а чтобы услышать.

Александр Класковский в своем интервью говорит, что политик «обременен необходимостью демонстрировать оптимизм».

Поясню свой.

Пройдя от двери к двери, разговаривая с людьми по телефону, осмысливая все эти истории, порой очень грустные, мы всегда видим надежду и желание человека, чтобы его уважали. Все это без пафоса и заламывания рук, без громких слов. Это просто есть.

И мой лично оптимизм — вовсе не бремя и показуха, это видение и уверенность, рожденные личными, простыми надеждами людей.

Наша задача — дать силу этим личным историям объединив их Референдумом.

Если мы еще не были у вас, если вы готовы пройти с нами по вашему дому, подъезду, чтобы собрать вопросы, пишите мне на почту a.dmitriev@zapraudu.info или в социальных сетях.

Источник: «Белорусские новости»

 

11 октября 2013

Коментарии

  • Живсвет11 октября 2013 #

    Отменить президенское правление в Беларуси. Давать 4 года «на пробу» потянет или нет — слишком большой интервал время даже для отдельного человека (1/15 сознательной жизни), а для целого государства — это не позволительная роскошь. Нельзя подвергать государство таким опасностям, как немочи отдельного индивидума. Только коллективное правление и контроль за ним со стороны граждан. Как образец — Копное и Вечевое право.

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета