+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Местные выборы – это альтернатива на персональном уровне

Андрей Александров

Представители ряда оппозиционных структур идут на выборы в местные Советы – но при этом четко понимают, что выборов в стране нет.

Используя электоральную кампанию, они намерены «идти в народ» с идеей «Народного референдума», призванной показать беларусам реальную альтернативу сегодняшней власти и устройства страны. О том, как показать выбор при отсутствии выбора, добиться доверия большинства беларусов и предложить им альтернативное видение развития страны «Журналу» рассказал заместитель руководителя кампании «Говори правду!» Андрей Дмитриев.

– В стране идет кампания по выборам в местные советы. При том, что никаких выборов в стране давно нет, «Говори правду!» и ряд других политических структур в этой кампании участвуют. Зачем?

– Вопрос не в депутатских мандатах и креслах – для нас это просто часть кампании в рамках «Народного референдума». Мы уже выполнили поставленную для себя задачу – использовать местные выборы для того, чтобы собрать 50 тысяч подписей в поддержку «Народного референдума». Кстати, именно за референдум люди ставят подписи гораздо охотней, чем за выдвижение кандидатов на выборах. Большинство беларусов не видит смысла в местных советах в их нынешнем состоянии – власть полностью дискредитировала местное самоуправление в глазах людей и фактически уничтожила понимание его функций.

– То есть на самом деле в местные советы вы попадать не хотите?

– Мы хотим, чтобы большинство поддержало перемены в стране, и работаем над тем, чтобы получить поддержку этого большинства.

– Участвуя в выборах, которых нет?

– Поддержку большинства мы можем получить через формулирование четкой альтернативы, четкого видения, какой должна быть Беларусь. И делаем это через «Народный референдум». А местные выборы – просто инструмент, который мы используем, понимая, что реальных выборов нет. Ни политические структуры, ни гражданское общество не имеют возможности контролировать ни процесс подсчета голосов, ни любые другие элементы кампании. Мы повсеместно сталкиваемся с отказами печатать листовки кандидатов, людям дают штрафы или сажают на сутки даже за разрешенные пикеты. Власть безумно боится любых проявлений мобилизации общества, даже когда люди собираются на ее собственные мероприятия, поэтому делает все, чтобы такой мобилизации не происходило. В этих условиях задачи попасть в какие-то советы – просто неадекватные.

– Возможна ли работа с населения вне электоральных кампаний? Если милиция задерживает людей даже на разрешенных пикетах – в чем разница, во время избирательной кампании их проводить или нет? Может, пора про выборы вообще забыть и действовать безотносительно политического календаря, который диктует власть?

– Это соблазнительная, но довольно чистоплюйская позиция. Для абсолютного большинства беларусов существует только тот политический календарь, который создает власть. Работать вне выборов можно и нужно – но пространство для работы вне избирательных кампаний минимально. Почему не использовать пускай небольшое, но все же расширение этого пространства, почему не использовать возможность для создания местных лидеров? Ведь именно в рамках выборов людям привычно видеть политические позиции. И вот я прихожу домой к человеку и говорю ему: я иду на эти выборы, но я против действующей в стране системы. Эту протестную позицию я заявляю в рамках «официального» процесса, коим и являются выборы. Это крайне важно в нашей ситуации, когда общество запугано и дезориентировано. Такая работа не дает быстрых результатов. Но важно демонстрировать, что кто-то не боится выступить против власти в рамках самой властью определенного процесса и сказать людям, что выбор у них есть, даже при том, что выборов нет.

– И каков этот выбор? Вы действуете в рамках, навязанных государством. В этих рамках выбора нет. Вот увидел человек, что вы хорошие ребята, что не боитесь противостоять власти – и даже поддерживает вас всей душой. Но для того, чтобы выбрать вас во власть, у него нет никаких механизмов.

– В сегодняшних условиях нельзя замыкать цель в рамки одной избирательной кампании. Ведь наша задача – изменение ситуации, изменение понимания людьми своей роли и своих сил. Появление в Беларуси выборов как механизма перемен – это не предпосылка этих перемен, а их итог. И возможен он только при наличии системной, постоянной и понятной людям альтернативы. Сейчас мы и формируем эту альтернативу, и процесс это непростой. Вроде работа ведется, но сиюминутных результатов не видно. Это серьезное испытание – ставить долгосрочные цели и работать на их достижение. Но наша задача как оппозиции  – любыми путями формировать и усиливать эту альтернативу для людей. Чтобы рано или поздно они поняли, зачем им нужны выборы и начали за них бороться.

– А какую альтернативу вы предлагаете людям?

– Если говорим про местные выборы – это альтернатива на персональном уровне. Кандидаты от кампании «Говори правду!» – это люди, которые что-то конкретное делали на местах, занимались местными проблемами, социальными вопросами, помогали людям. И мы говорим избирателям: вот у вас есть депутат, которого вы никогда не видели, которого вам назначили, и есть исполком, который вас с вашими проблемами отфутболивает – а вот конкретный человек, который вам помогает.

Мы начали кампанию «Народный референдум», которая должна сформировать программную альтернативу. В вопросах референдума отражено видение будущего Беларуси как нейтральной страны в военном плане; как страны, где власть президента ограничена двумя сроками, где выбирают мэров и губернаторов. Страны, основанной на уважении к людям. И, думаем, что со временем у нас будет и единый кандидат, который станет персональной альтернативой на национальном уровне.

– В теории все выглядит мило. Перейдем к практике. Оппозиция уже не раз предпринимала попытки объединяться. Идея «хождения в народ», чтобы говорить с людьми – тоже далеко не революционная. Но все прежние подобные проекты закончились ничем. Чем «Народный референдум» принципиально отличается от всего, что беларусская оппозиция делала до этого?

– Мы попытались проанализировать опыт предыдущих неудач. Поэтому «Народный референдум» задает вопросы, ориентированные не на оппозицию, а на большинство жителей Беларуси. Мы работаем не только в рамках выборов и не рассматриваем электоральные кампании как единственно возможные рамки для деятельности. Нужно понимать, что взрыв в обществе может возникнуть в любой момент. Власть это понимает. Поэтому «Народный референдум» – это подготовка к таким событиям.

– Подготовка к общественному взрыву?

– Подготовка к ситуации, когда общество почувствует в себе силы изменить ситуацию. И мы не просто ждем, когда это произойдет – мы объясняем людям, что у них есть силы, и есть ради чего их использовать. И сами готовимся к этой ситуации – а она будет, поверьте. Дотации из Росси не могут спасать нашу экономику вечно. Вот сейчас деньги вроде бы поступают, но экономика страны не способна справляться с сегодняшними задачами. То же касается и власти – «вертикаль» не способна эффективно решать задачи, она может лишь перераспределять ренту, но не может отвечать на кризис. Пока властям хватает сил на поддержание экономики и подавление кризисных явлений, но они иссякают.

– Вы определили шесть вопросов, которые задаете людям в рамках референдума. А может, им нужны не вопросы, а ответы?

– Есть и третий вариант – людям нужны и вопросы, и ответы. Вопросы задаем не мы, вопросы задают сами люди – мы объехали 40 городов Беларуси, собрали более 25 тысяч анкет со всей страны, обработали их – и пришли к этим основным вопросам. Если кратко, наши сегодняшние ответы на все шесть из них – «да». Сейчас мы не только собираем подписи за вынесение их на референдум, но и планируем дать свои аргументированные ответы на каждый из вопросов. Таким образом, к концу года «Народный референдум» должен стать программой политических действий.

– Политических действий в 2015 году? Для единого кандидата?

– Не хочу говорить о сроках и датах. Но считаю, что такая персона необходима. При этом единый кандидат – это не самоцель и не лицо, которого определяют таковым для одной отдельно взятой избирательной кампании. Это лидер, который станет лицом кампании, показывающей людям альтернативу.

Давайте уберем слово «кандидат» – и все станет на свои места. Это лицо, которое представляет предлагаемые перемены. Очень важно, чтобы этот человек не был представителем оппозиции или даже гражданского общества, а был представителем того большинства, которое сегодня однозначно говорит, что стране нужны перемены. Для этого ему нужна программа, поддержанная этим большинством. Программа эта формируется через «Народный референдум». Вопросы о том, будет ли он кандидатом, участвовать ли в выборах вообще – это тактические детали, которые будут решаться непосредственно перед каждой кампанией. Не надо изначально загонять себя в заранее предопределенный линейный алгоритм действий.

– А каким образам такой «единый» лидер должен появиться?

– Хороший вопрос. Мое личное мнение – в сегодняшних условиях и на данном этапе, это может быть просто итогом договоренностей лидеров оппозиции между собой, желательно с участием ряда лидеров гражданского общества. Можно продумать детали процедуры легитимации такого лидера, но в целом это должно произойти через персональную договоренность. У нас впереди год, может два, а может и пять лет работы с обществом, которое по своим основным настроениям созвучно с тем, что мы предлагаем. Но оно пока не верит в нас как альтернативу. Задача – стать такой альтернативой существующей власти для большинства и изменить ситуацию в стране.

– На основании чего вы утверждаете, что большинство беларусов разделяют позицию организаторов «Народного референдума» и ответят утвердительно на все шесть ваших вопросов?

– Я каждый день разговариваю с людьми и знаю, чего они хотят. Согласно опросам, «Говори правду!» является лидером среди других политических организаций, потому что мы, даже имея минимальные ресурсы, знаем, чего хотят люди. Поэтому я уверен, что эти шесть вопросов являются программой для большинства – они сформулированы через разговоры с этим большинством.

– Вы же не станете утверждать, что «Говори правду!» сейчас поддерживает более 50% беларусов…

– Потому что я живу при диктатуре. При демократии так бы и было.

– Так о том и разговор, как перейти от красивой программы при диктатуре к демократии.

– Через постоянную работу с обществом, через демонстрацию понятной альтернативы, основанной на ценностях и желаниях самого общества. Что делать конкретно? То, что делаем мы – ходим от двери к двери, говорим с людьми, собираем подписи, потом являем народу лидера, выступающего за Беларусь, которой люди сегодня хотят. За Беларусь, где их уважают, где к ним относятся как к гражданам, а не как к слугам. Эта работа ведет к тому, что мы получим доверие в обществе. А это доверие уже дает инструменты для влияния на ситуацию.

– Какие инструменты? Каким образом этот замечательный лидер, которого поддерживает большинство, сможет прийти к власти и обеспечить перемены?

– Сценарии могу быть разные. Люди могут выйти на улицы, поддерживая альтернативное развитие страны. Люди могут принимать участие в общенациональных забастовках. Это может быть даже ситуация президентских выборов, которые сами по себе в Беларуси не могу закончиться победой демократического кандидата – но могут закончиться консолидацией общественных сил с требованием проведения честных выборов. Тактику можно использовать разную. Но общая стратегия основана на завоевании доверия населения. Без поддержки большинства, которое будет воспринимать нас как альтернативу, шансов нет. А поддержка большинства обеспечивает возможность оказывать давление на власть и добиваться переговоров для проведения честных выборов как инструмента разрешения политического конфликта.

– По сути это созвучно стратегии «От диалога внутри демократических сил к диалогу с режимом», предложенной представителями гражданского общества Беларуси три года назад.

– Это предложило не гражданское общество. Эту стратегию предложила история. Она основана на элементарном анализе того, как происходит смена власти в авторитарных странах. Но в целом согласен – ничего нового мы не придумали. Дело в другом: когда заканчивается обмен умными словами остаются два вопроса – как это делать и кто, собственно, это делать будет. И тут большинство предпочитает сидеть в кабинете и раздавать задачи другим. Нужно работать с обществом, получать его поддержку и использовать эту поддержку для давления на власть, которое может привести либо к переговорам с властью либо к другим вариантам для разрешения кризиса в стране.

– Вот «другие варианты» как раз и вызывают вопросы. У всех перед глазами события в Украине. Майдан, который пока не закончился, политический кризис, отягощенный военной интервенцией соседнего государства. Ваши же активисты говорят, как трудно сейчас общаться с людьми даже по поводу референдума: потому что никто не хочет «майдана», крови, и тех самых «других вариантов» с выходом на улицу. Получается, что переговоры с властью остаются единственным бескровным и цивилизованным выходом. Или вы не исключаете «Плошчу» как вариант? И готовы ли беларусы выходить на улицу, чтобы требовать перемен?

– Как говорится, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Понятно, что переговоры – самый лучший вариант. Но мне кажется, еще рано делать выводы о том, что думают люди по итогам событий в Украине. Реакция любого нормального человека на кровь, насилие, беспорядок и хаос будет негативная. Никто не захочет повторения таких событий у себя дома. Но когда мы ходим от двери к двери, то как раз и говорим избирателям, что референдум – это законный и мирный способ изменений. Думаю, именно это и позволило нам за три недели собрать 50 тысяч подписей в поддержку референдума. И это очень солидная цифра в ситуации испуга и дезориентации в обществе. Потому что мы предлагаем альтернативу. Кто стал главным «инвестором» в события на Майдане? Коррупция и власть, которая не слушает своих людей. Референдум – это возможность такого диалога. Для всех, кто думает о стране, именно диалог должен быть единственным способом разрешения проблем. Но сегодняшняя власть Беларуси не пойдет ни на какой диалог, пока не почувствует, что большинство населения ее не поддерживает – а поддерживает альтернативу.

– Вы говорите о «большинстве», о поддержке «Народного референдума» людьми. Но те же опросы, на которые вы ссылаетесь, говорят, что «Говори правду!» считают «выразителем» своего мнения всего 6% беларусов. Да и 50 тысяч подписей, пускай собранных в сложных условиях – это очень далеко от «большинства», да и от любых цифр, отражающих привычный уровень поддержки беларусской оппозиции. Что дальше?

– Мы намерены лично обратиться к каждому депутату парламента с просьбой поддержать проведение референдума. И попросим у каждого официальный письменный ответ – чтобы было ясно, кто сегодня против мирных перемен в Беларуси. Если парламент скажет «нет, мы не хотим референдума», мы соберем еще 450 тысяч подписей в пользу его проведения.

– И потом попросите Лидию Ермошину его провести? Вам не кажется, что итоги таких обращений предрешены заранее?

– Кампания по сбору подписей на самом деле станет инструментом консолидации общества вокруг понятной программы перемен. Так что не спешите с выводами – мы сделали только первый шаг.

20 марта 2014

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета