+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

«МЫ ОПЛАЧИВАЕМ ЧИНОВНИКАМ ОТСУТСТВИЕ КРИЗИСА»

Может ли что-то повлиять на отказ президента от резонансного декрета «о тунеядцах»? Можно ли убедить белорусов в необходимости жестких мер по принуждению к оплате госрасходов? Эффективен ли предлагаемый ОГП «марш тунеядцев»? Об этом и другом рассуждает лидер «Говори правду» Андрей Дмитриев.

— Справился ли декрет с главной задачей — выводом на свет представителей теневого бизнеса?

— Очевидно, что декрет запоздал: когда его придумывали, в Беларуси была действительно очень высокая степень занятости и не хватало трудовых ресурсов. Бизнесмены говорили, что приходят ничего не знающие люди и с порога просят $500 зарплаты. Мы помним, что та ситуация была создана искусственным разогревом экономики через вбрасывание денег. Когда декрет приняли, ситуация успела измениться на 180 градусов: начались проблемы в экономике, пошли массовые неплатежи, люди вышли на рынок в поисках работы. Так получилось, что декрет ударил не по тем, на кого был рассчитан, а по тем, кто потерял работу вследствие неэффективной экономической политики правительства. При этом «целевая группа» декрета быстро адаптировалась: люди быстро устроились на полставки, придумали лазейки. У нас до сих пор не введена оценка регулирующего воздействия, когда сначала оценивается, как будет работать закон: напишут что-то криво-косо, принимают, а потом начинают шлифовать. Сейчас самое разумное — признать: не сработало, отменяем. Но есть загвоздка: если бы документ принимал парламент, его давно бы отменили, а поскольку это декрет главы государства, возврат на прежние позиции обернется потерей имиджа для власти.
Непонятно, откуда взялась сумма в BYN360 за уплату налога. Ситуация примерно такая же, как с оплатой за ЖКУ: так и не понятно, сколько мы платим от реальной стоимости — 50%, 70%, еще сколько-то. Видимо посчитали на глазок: BYN500 — много, BYN100 — мало, давайте найдем что-то среднее.

— За какую категорию граждан, попавших под декрет, особенно обидно?

— У меня среди знакомых много фрилансеров, которые говорят: если бы декрет приняли правильно и сказали бы нам, сколько мы должны заплатить за свою деятельность, — никаких претензий, мы все понимаем. Только не надо нас оскорблять и причислять к тунеядцам: взяли денег, еще и унизить хотят. Посчитайте среднюю плату за услуги, и выставьте счет.

— Внесение определенных изменений в декрет позволяет в дальнейшем вести диалог с властью на предмет усовершенствования документа или данный декрет подлежит только отмене?

— В такой редакции декрет надо отменять и забыть как страшный сон. Из внесенных изменений особым издевательством можно назвать пункт, согласно которому к иждивенцам приравнивают матерей, чьи дети в возрасте до 7 лет ходят в дошкольное или школьное учреждения. Хочется сказать чиновникам: «Вы останьтесь дома с детьми на неделю или каждый раз берите больничный, когда ребенок заболеет». Думаю, если они так поступят, первыми побегут вносить правки. Вместо этого декрета нам нужен нормальный закон, который регулировал бы деятельность тех же фрилансеров: пускай ездят в Россию, Польшу, куда угодно — только правильно, а не от балды, посчитайте их расходы на социальные нужды, сделайте удобную систему платежей. Люди должны понимать, куда идут их деньги, но мы только видим, что кошельки людей худеют, а группа чиновников как будто живет в другой стране. Получается, мы им оплачиваем отсутствие кризиса: это разрушает доверие между обществом и государством, что само по себе является страшной историей, которая способна рождать революции.

— Получается, если власти не пойдут на уступки, налог на тунеядцев может стать причиной социального взрыва?

— Белорусское общество не готово к социальному взрыву в силу ряда причин, но данный декрет, безусловно, серьезный камень на весах недоверия власти. Поэтому, если власть заботится о политической стабильности и доверии, надо искать пути для отмена декрета. Или пускай декрет остается под такой шапкой, но суть его поменяется до неузнаваемости.

— Почему с появлением «писем счастья» пошла серьезная волна негодования, ведь, во-первых, народ давно знал о том, что придется платить, а во-вторых, по сведениям Анны Канопацкой, власти и так собрали значительно меньше средств, чем планировали?

— Когда у людей повышается уровень благосостояния, он постепенно повышается у власти. Но когда мы видим ежемесячное обнищание людей, а в параллельном мире все нормально, людей и злит то, что они вместо помощи получают «письма счастья». Думаю, волна будет только расти: кто-то из страха будет платить, но кто-то будет сопротивляться, искать лазейки.
Во внесенных правках есть еще один момент, принижающий человеческое достоинство: местная власть может освобождать от налога необеспеченные слои населения. А теперь представьте, что вы живете в маленьком городке, где все друг друга знают. Вы потеряли работу, думаете, что делать с кредитами, которые брали, а тут этот налог. Вам говорят: «Иди в исполком, становись на колени и говори, какой ты бедный и несчастный». В тебя будут тыкать вместо того, чтобы просто помочь. Возможно, люди, вносившие такие правки, хотели сделать как лучше, а получилось как всегда. Изменения нужны такие, чтобы вывести общество из-под удара, а для этого — никаких слов о социальном иждивенчестве.

— Вы собираетесь присоединиться к «маршу тунеядцев», который планируется провести 15 марта?

— У нас немного другие ближайшие планы: 7 февраля мы хотим провести рабочую встречу «тунеядцев», на которую приглашаем всех желающих. Один из чиновников мне сказал, что жалобы от «тунеядцев» — это единичные случаи, а в целом все хорошо. Наша задача доказать, что это не так, что в стране гораздо больше людей, способных говорить о проблеме вслух. Что касается «марша тунеядцев», надо быть очень осторожными с объявлением уличных акций. Одно дело собрать 100 человек на встрече в зале, а другое — увидеть такое же количество человек на уличной акции. Власти скажут, что разослали 400 тыс. «писем счастья», а недовольных всего сотня. Тем самым мы можем выстрелить себе в ногу и показать свою слабость вместо того, чтобы демонстрировать способность идти на диалог и иметь жесткие позиции, заручившись поддержкой общества.

«БелГазета»

26 января 2017

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ