+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Андрей Дмитриев: Надо бороться за каждый голос

Что можно считать главным уроком минувших парламентских выборов? Какой должна быть стратегия-2015? Почему механизм определения единого кандидата следует считать второстепенным вопросом?

Об этом в интервью «БР» рассказал заместитель председателя гражданской кампании «Говори правду» Андрей ДМИТРИЕВ.


— Главный урок в том, что выборы — это серьезно. Не надо заниматься самообманом, говоря, что раз выборов нет, то нет ничего и делать ничего не надо. И в итоге ходить по кругу «моральных побед». Согласен, нет фундаментальной части выборов — подсчета голосов.

У нас буквально неделю назад было итоговое совещание всех депутатов «Гражданского договора»*, и все они отметили, что в общении с ними люди совершенно серьезно задавали вопросы, они не играли. Избиратели свой голос на ветер не бросают.

* Депутатами «Гражданского договора» в кампании «Говори правду» называют кандидатов в депутаты Палаты представителей, которые участвовали в избирательной кампании при поддержке «Говори правду».

В том, что нет подсчета голосов, — есть сегодня белорусский консенсус. Но отсутствие выборов не должно означать отсутствия выбора для белорусов.

В этом и есть самый главный урок: оппозиция должна относиться к выборам серьезно и предоставлять людям возможность выбора, они должны понимать, из кого они выбирают. Надо бороться за каждый голос. Слышать людей, а не только говорить им про «проблемы оппозиции».

Есть новое качество ситуации. Если раньше на вопрос: «Кто, если не Лукашенко?» требовалось назвать лишь фамилию альтернативного политика, то сегодня ответ на этот вопрос означает не только фамилию, а еще и серию вопросов: кто сможет договариваться с Россией, кто и как будет реформировать экономику, кто и как будет решать социальные проблемы?

Грубо говоря, вопрос «кто?» означает вопрос «о чем?». На него нам и предстоит дать ответ за следующие два года.

— Все оппозиционные структуры в ходе минувшей кампании сходились в одном: выборов в Беларуси нет. Между тем, если верить результатам опроса зарегистрированного в Литве Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), 47% белорусов считают прошедшие выборы свободными и справедливыми и только 27% с этим не согласились.

— Мы думаем, люди понимают, что выборы несправедливые в том случае, когда они видят эту несправедливость, чувствуют ее на своей шкуре. Никто не вникает в детали, как формируются избирательные комиссии, — это процессы, которые интересуют очень узкую группу людей.

Если мы говорим про новое большинство — про тех, кто не верит ни власти, ни оппозиции (а депутаты «Гражданского договора» считают этих людей своей целевой группой), то для того, чтобы доказать им, что выборы несправедливые, нужно, чтобы они по-настоящему проголосовали за вас, нужно, чтобы они увидели, что вы были самым популярным политиком в их округе и вас при этом не выбрали.

Если вы не сломались и продолжаете действовать в такой ситуации, тогда у вас появляется шанс объяснить этим людям, что выборы несправедливые и что они потеряли из-за того, что парламент «назначен».

Мы этим шансом воспользовались.

— Какие данные из последнего опроса НИСЭПИ вы считаете наиболее важными, такими, из которых оппозиции непременно нужно сделать выводы?

— Очевидный вывод таков: мы имеем огромный процент людей, которые выступают за экономические перемены, огромный процент тех, кто считает, что Беларуси нужны изменения и сегодняшняя власть не способна их осуществить. Причем большинство этих людей не считают белорусскую оппозицию существенным фактором таких изменений. Более того, эти люди не видят в выборах механизма достижения перемен.

Я сошлюсь еще на одно исследование, которое кажется мне интересным, — это медиабарометр, который сделал зарегистрированный в Литве Белорусский институт стратегических исследований (BISS). В этом медиабарометре было показано, что интересует граждан и о чем говорит оппозиция. Оказалось, что это две параллельные реальности. Граждан интересуют экономика, социальная защита, реформа социальной сферы. А оппозиция говорит, как изменить законодательство, чтобы прийти к власти, какой Лукашенко плохой и т. д. Неудивительно, что рейтинг оппозиции «стабилен».

Это подтверждается и кампанией «от двери к двери», которую провели депутаты «Гражданского договора». А я напомню, что мы единственные из всей оппозиции, кто шел на парламентские выборы полностью путем сбора подписей: мы собрали за три недели 40 тысяч подписей.

Мы просили активистов собирать также наказы людей: что они считают главными проблемами. И суммарно люди нам прислали два основных посыла: первый посыл — экономические реформы, второй посыл — несправедливость в отношениях между гражданином и государством.

Третий посыл был очень прост: ребята, какие бы вы хорошие программы ни писали, а почему мы вообще должны вам верить? Выборы пройдут, и мы опять останемся один на один с государством. Именно это мы считаем сегодня главным приоритетом — увеличивать доверие граждан через малые победы в реальных делах.

Поэтому после выборов мы сдержали слово и остались в округах, открыв 18 офисов депутатов «Гражданского договора» по всей Беларуси — как альтернативу неработающим приемным назначенных депутатов. Мы должны быть в ежедневной жизни граждан, если хотим, чтобы в критический момент они полагались на нас и слышали наши призывы.

— Как бы вы определили главный пункт разногласий в оппозиции? По какому принципу она разделена?

— В регионах большинство структур нормально работают вместе, потому что невозможно решать проблемы, действовать, если вас всего 10 человек на три организации. Я благодарен регионам за такое разумное отношение. Лидерам стоит поучиться у своих низовых структур.

На самом деле это выглядит так: разделение происходит, потому что есть амбиции у разных лидеров оппозиции, они справиться с ними не могут и оправдываются какими-то вещами, связанными либо с геополитической ориентацией, либо с радикальностью и конструктивностью и так далее.

А если это не проходит, начинается любимая игра — «найди агента КГБ». Задача проста: показать, что «я хороший, а все остальные плохие». Те, кто сегодня играет в эти игры, просто используют Беларусь как декорацию. А реальные перемены и вовсе ставят под угрозу их будущее.

Не все верят в возможность перемен, а потому не видят необходимости в чем-то уступать. Ведь если победы не будет, то важнее самому показаться и структуру укрепить. Так «синица в руках» в рамках оппозиционной политики заклевывает «журавля» — наше будущее.

В кампании «Говори правду» большинство политиков — до 40 лет, для нас перемены — единственный шанс на будущее.

Мы все устали от недальновидности и мелочности.

Как это изменить? Полностью поддерживаю Владимира Некляева, который постоянно повторяет: сегодня нет ни одной объективной причины для того, чтобы оппозиция не села за стол переговоров, чтобы поделиться собственными планами, выработать повестку и план, с которыми можно выйти к гражданам и добиться уважения.

Мы, со своей стороны, готовы показать все наши планы, в себе уверены и скрывать нам нечего.

— Фактически с момента распада коалиции «Объединенные демократические силы» оппозиция существует без какой-либо серьезной институциональной формы взаимодействия. Есть ли перспективы создания каких-то жестких коалиций?

— Я думаю, коалиции будут создаваться ближе к президентским выборам, когда нужно будет легитимизировать выбор того или иного кандидата. Сегодня нам в «Говори правду» хотелось бы на время забыть слово «коалиция» (потому что оно сразу вызывает большое отторжение, слишком много было неудачных опытов) и вернуться к словам «партнерство» и «сотрудничество». Мы не делим оппозицию на «плохую» и «хорошую».

Например, в Минске сегодня есть проблема Куропат: там, совсем рядом с местом расстрела жертв сталинских репрессий, строится развлекательный комплекс. Почему нам не разработать план, где мы можем сотрудничать, где каждый может делать свое дело и при этом помогать другому? Мы не видим в этом никаких проблем. Пусть это будет партнерство, которое даст нам будущее, а не коалиция, которая тянет нас в прошлое. И таких поводов для совместной работы много и на местном, и на национальном уровнях.

— Сейчас много говорится о том, что оппозиции нужно начинать готовиться к президентской кампании и уже сейчас вырабатывать стратегию-2015. Какой должна быть эта стратегия? И как к этой совместной стратегии прийти?

— Чтобы прийти к этой стратегии, надо понимать, что никто не обладает абсолютной истиной. Нужна дискуссия между оппозиционными структурами, гражданским обществом. Все, что мы имеем, — это декларации, которые можно прочитать на оппозиционных сайтах и в независимых СМИ.

Первое, что нужно для дискуссии, — это когда ты приходишь за круглый стол не с целью победить всех, а с целью договориться, найти баланс между своей позицией и позицией остальных. Поэтому лучший итог — это не идеальная стратегия, а стратегия, которая будет сбалансирована между разными политическими группами, гражданским обществом, и в этом будет ее сила.

Какой она должна быть? Нам кажется, что было бы неплохо отойти от шаблона. Я напомню: все президентские выборы, включая 1994 год, были основаны на ставке на личность. В 1994-м этой личностью был Лукашенко, в 2001 году этим «кто-то» от оппозиции стал Гончарик, потом — Милинкевич и Козулин, в 2010-м — все кто угодно. Также все стратегии заканчивались днем выборов, словно за ним будущего нет.

Сейчас нас снова пытаются засунуть в этот вопрос «кто?». Мы считаем, что на этот раз следует подойти к вопросу более сложно и комплексно. Ставку нужно делать на вопросы: о чем должны быть эти президентские выборы, какая повестка, какие перемены мы принесем белорусам. Ну а выбор единого кандидата — это вопрос внутренней договоренности.

Национальная повестка перемен станет главным, за что кандидата поддержат белорусы. Личность уязвима. Мы существуем в условиях, когда по объективным причинам медийно мы проигрываем власти в плане доступа к широкой аудитории — к большинству населения. Это означает, что когда вам 20 раз скажут, что человек плохой, и при этом до вас ни разу не дойдет информация обратного характера, вы точно не пойдете за этого человека на площадь.

С повесткой бороться сложнее. Ее нельзя посадить в тюрьму и очень сложно оклеветать, тем более в сегодняшней ситуации, когда всем очевидно, что реформы нужны, но для власти любые реформы являются крайне опасными. Мы выигрываем любую реформаторскую повестку.

— Но не выйдет ли в итоге так, как и в 2010 году, когда образовалось целое столпотворение альтернативных кандидатов?

— Хороший вопрос. Но я бы поставил его по-другому. Что было проблемой в 2010 году? То, что было много оппозиционных кандидатов? Или то, что большинство дрались между собой, как пауки в банке?

Для «Говори правду» проблемой было второе. Мы принципиально ни на что не отвечали, потому что были уверены: если бы эти 10 кандидатов говорили одно и то же, поддерживали друг друга, имели бы общие штабы, если бы они работали вместе, имея план, что делать на следующий день после президентских выборов (напомню, была идея формировать Раду кандидатов), то, возможно, мы бы сейчас не говорили, что этот опыт провальный.

Поэтому все-таки главными являются взаимоотношения и цель.

Нам кажется, что сегодня вопрос метода заменил вопрос цели. Как-то автоматически подразумевается, что если у нас будет единый кандидат, то мы побеждаем.

Я помню заседание круглого стола в газете «Наша Нiва» в 2010 году. В нем участвовал ныне покойный политолог Виталий Силицкий. Он сказал замечательную фразу: «Оппозиция тратит все силы, чтобы стать вторыми, и поэтому сил на то, чтобы стать первыми, не остается».

Что происходит сегодня? Так или иначе, все схлестнулись в желании стать вторыми — кто станет единым кандидатом от оппозиции? Но чтобы им стать, тебе нужно иметь повестку и совершать действия, не имеющие никакого отношения к реальности в Беларуси.

И поэтому как только политик становится единым кандидатом от оппозиции, перед ним открывается ужасная картинка: оказывается, все, что он до этого делал, все силы, которые он потратил, являлись совершенно не нужными для абсолютного большинства белорусов, и приходится все делать заново. Именно поэтому мы предлагаем сначала определиться с вопросом «о чем», а потом тратить силы на «кто».

Надо работать на победу в стране, а не на победу внутри ряда партий.

— То есть при грамотной стратегии вы можете поддержать и процедуру праймериз?

— Да, конечно.

Кстати, по поводу уроков 2010 года я бы хотел обратить внимание на еще один момент. Мне кажется, урок, который до сих пор не осознан, — это урок Площади.

Сегодня все говорят о едином кандидате. Но вопрос: а что, если не Площадь? Или другой вопрос: если Площадь, то как после 2010 года мы собираемся это делать? Вот здесь у нас еще очень много подводных камней. Мы готовы начать это открыто обсуждать, чтобы не повторить ошибок 2010 года.

— Социологические опросы фиксируют снижение рейтинга президента и увеличение количества тех, кто хочет перемен. Но сможет ли этот пассивный протест перерасти в активный?

— В первую очередь стоит понимать, что рейтинг Лукашенко — 30%. Не 5 и не 2%, а 30. Это очень хороший рейтинг. Это означает, что при наличии ресурсов для социального подкупа и проявления какого-то либерализма эта власть способна мобилизовать во время выборов еще плюс 10-15%. В 2010 году, с точки зрения реального ощущения, в стране было следующее: был один кандидат, который набрал много, и много кандидатов, которые набрали мало. И неважно, сколько они набрали в совокупности.

Мы думаем, что в 2015 году, если все правильно делать, у нас впервые появляется шанс на электоральную победу. Это создаст ситуацию в стране, когда больше нет однозначного политического лидера в стране, и изменит атмосферу в обществе.

Без этого активного протеста не будет. Люди должны поддерживать и повестку, и человека и видеть: мы знаем, что будем делать на следующий день после президентских выборов, каким бы ни был итог. Это может обеспечить только открытость наших планов. Нас могут поддержать 40% граждан. Для этого мы должны эти два года говорить не между собой, а с людьми.

— Ваш прогноз: ждут ли нас в ближайшее время какие-либо потрясения либо Беларусь вкатится в новую президентскую кампанию в том же состоянии полной безмятежной апатии?

— Если все будет так, как есть сейчас (и внутри оппозиции, и в отношениях с Россией, и в отношениях с Западом, и в самой системе), то в целом нас, конечно, ждет медленное тление.

Другое дело, что такие режимы, как сегодня в Беларуси, — это карточный домик: вы никогда не знаете, отчего он разрушится. Вспомните Советский Союз: кто бы что ни говорил, но большинство считало, что он проживет еще десятилетия, а он вдруг распался.

«Говори правду» сегодня активно готовится к различным сценариям: к сценарию номенклатурной революции, или когда Россия начинает играть активную роль, а также к сценарию обычного бунта.

По моему ощущению, сегодняшняя система готова к большинству сценариев гораздо лучше, чем оппозиция и гражданское общество. Это то, что мы должны сейчас делать, — быть готовыми к максимальному количеству сценарных вариаций именно потому, что будущее не прогнозируемо.

Источник: http://www.belmarket.by

22 ноября 2012

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета