+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Наш ответ белорусскому МИДу

В начале этой недели Министерством иностранных дел был представлен доклад о нарушениях прав человека в отдельных странах мира в 2012 году, а именно в странах Европейского Союза, США и Канаде.

Собственно, и цель доклада – «привлечь внимание к нарушениям прав человека в странах, которые традиционно относят себя к «развитым демократиям», продемонстрировать на конкретных фактах несоблюдение ими своих международных правовых обязательств». Ознакомившись с содержанием доклада, а также мнениями экспертов относительно его цели и содержания, не смог я удержаться и от собственного комментария. Тем более что реальная ситуация в некоторых странах Западной Европы мне знакома не понаслышке.

В свое время мне довелось присутствовать на одной демонстрации, проходившей в небольшом немецком городке и посвященной проблемам реформ высшего образования. Начну с того, что одобрение полиции на проведение демонстрации по центральным улицам городка было получено без каких-либо проблем. Сама демонстрация, насчитывавшая примерно 600 человек, сопровождалась примерно десятью пешими полицейскими и двумя экипажами на автомобилях, причем какие-либо «операторы в штатском» отсутствовали. Конечно же, все завершилось мирно, без происшествий и без единого задержания.

С другой стороны, в Германии действительно имели место случаи, когда демонстрации разгонялись с применением силы. Например, первомайские демонстрации анархистов или акция протеста против строительства нового вокзала в Штутгарте. Отдельные участники демонстраций получили достаточно серьезные телесные повреждения, а некоторые из них даже были привлечены к уголовной ответственности. Но, во-первых, все эти факты широко освещались во всех центральных СМИ (в Германии деление СМИ на независимые и государственные весьма условное). Во-вторых, почти всегда действия демонстрантов были на самом деле противозаконными и насильственными. В-третьих, такие действия квалифицировались не как «массовые беспорядки», а как «сопротивление полиции», «причинение телесных повреждений», «повреждение имущества». В-четвертых, наказаниям подвергались именно те люди, которые совершали данные действия, а не просто стояли рядом или просто присутствовали на демонстрации. В-пятых, никто из задержанных (многие из которых, кстати, отпускаются через несколько часов после задержания) или привлеченных к ответственности не подвергался в дальнейшем психологическому давлению со стороны работодателей или руководства учебных заведений. Короче говоря, главное для полиции – устранить общественную опасность, а не оказать давление на оппозицию.

Могу привести еще один пример, подтверждающий справедливость немецкой судебной и правоохранительной систем в отношении людей с активной гражданской позицией. Одна моя очень хорошая знакомая была организатором акции в поддержку одной инициативы в сфере высшего образования. Акция заключалась в том, что шесть человек в течение часа ездили по центральной площади небольшого города на велосипедах. А через некоторое время знакомой пришло письмо из местного полицейского управления, в котором сообщалось, что против нее возбуждается уголовное дело за организацию уличной демонстрации без разрешения. Однако когда она пришла к следователю, то он признал, что, хотя и акция имела место, никакой общественной опасности она не представляла. Поэтому производство по уголовному делу было закрыто, а на прощание моя знакомая и полицейский следователь лишь от души посмеялись друг другу. Лично мне даже трудно себе представить, чтобы подобное могло произойти в Беларуси.

А теперь давайте вспомним события «Плошчы-2010» и «молчаливых акций», проводившихся летом 2011 года. Естественно, никаких разрешений на их проведение получено не было, ибо получить разрешение на проведение уличной акции, организуемой силами оппозиции, — огромная проблема в современной Беларуси. Лично я могу припомнить только три шествия, официально разрешенных властями в 2012 году: это «Дзень волі» 25 марта, «Чарнобыльскі шлях» 26 апреля и «Дзяды» 3 ноября. При этом любая акция сопровождается бесчисленным количеством силовиков, а также «операторов в штатском».

Как «Плошча-2010», так и «молчаливые акции» разгонялись с применением грубой физической силы, сопровождались задержаниями, причем как абсолютно мирных демонстрантов, так и случайных прохожих. Затем практически все задержанные были привлечены к уголовной или административной ответственности в виде ареста. Одновременно личности некоторых из тех, кто бил стекла в Доме правительства, не были установлены в ходе судебных разбирательств и остаются неустановленными до сих пор. Например, неизвестно, кто же подносил снегоуборочные лопаты к крыльцу Дома правительства, хотя его фотоснимок обошел почти все независимые СМИ.

Все насильственные действия со стороны правоохранительных органов как в ходе «Плошчы-2010», так и «молчаливых акций» освещались лишь в оппозиционных и независимых СМИ. Государственные же СМИ лишь постоянно указывали на полную правомерность действий силовиков да иногда делали «слезливые» репортажи о том, как «бедные» силовики были избиты «злобными отморозками» и оказались на больничных койках. Как известно, сама «Плошча-2010» была квалифицирована не как «хулиганство» или «повреждение имущество», а как «массовые беспорядки». Но, как на днях точно подметил один из лидеров кампании «Говори правду» Сергей Возняк, «какие это массовые беспорядки, когда пять человека бьют стекла, а вокруг на это смотрят сотрудники милиции и КГБ?»

Но рассмотрим некоторые примеры непосредственно из доклада МИДа. Например, случаи нарушения прав человека в Швеции, с которой у белорусских властей в настоящее время особенно «трудные» отношения. Сообщается, что 17 июня 2012 «в результате беспорядков в ходе акции протеста против решения о депортации из Швеции беженцев задержаны 60 человек».

Во-первых, задержаны были именно участники акции протеста за совершение конкретных противоправных действий. Во-вторых, нет никаких данных о том, что задержанных привлекли к какой – либо ответственности.

Или такой факт: «в Швеции около 40% мусульманских общин и деятелей мусульманских организаций сталкиваются с направленными против них преступными действиями». Как следует из доклада, это данные исследования, проведенного одним из шведских университетов. Конечно же, проводилось оно не для белорусского МИД, а для того, чтобы обратить на нее внимание общественности и политиков, вызвать обсуждение на всех уровнях и впоследствии продумать пути решения. В докладе сообщается также, что «за год почти на четверть возросло количество обращений мужчин, пострадавших от сексуального насилия». Тут все просто: Швеция достигла очень высокого уровня эмансипации и феминизации, который, безусловно, порождает определенные проблемы. Беларуси, как, впрочем, и ряду других европейских стран, до это уровня еще «расти и расти».

Любопытно, что в разделах, посвященным каждой стране в отдельности, практически повсеместно указаны источники информации. В основном это данные общественных организаций, независимых научных институтов, транснациональных компаний, прессы, но иногда и государственных органов. То есть все факты известны властям и гражданам стран, указанных в докладе. И при этом практически нигде в качестве источника не указана «информация белорусских дипломатических представительств». Примечательно, что во вступительном слове к докладу утверждается, что «жертвы замалчиваются как странами-нарушительницами, так и компетентными международными организациями».

Но если все перечисленные нарушения прав человека стали достоянием западной общественности, то это никак не может свидетельствовать о том, что они «замалчиваются». В то же время в Беларуси подавляющее большинство случаев нарушения прав человека фиксируется только независимыми прессой и интернет-ресурсами. И настойчиво опровергаются или скрываются государственными медиа.

Безусловно, нарушения прав человека имеют место абсолютно во всех государствах мира. Но, во-первых, в подавляющем большинстве стран, указанных в докладе Министерства иностранных дел, они не имеют систематического характера. Во-вторых, в подавляющем большинстве случаев о нарушениях сообщается в ведущих СМИ, благодаря чему они беспрепятственно становятся достоянием общественности. В-третьих, в странах Европы, США, Канаде существуют довольно эффективные механизмы восстановления нарушенных прав, в первую очередь в судебном порядке.

Очевидно, что цели доклада МИД – не «привлечение внимания к нарушениям прав человека в «развитых демократиях» и не «демонстрация ими несоблюдения своих международных правовых обязательств». Истинные цели, которые преследовало Министерство иностранных дел Беларуси, — в очередной раз уйти от необходимости признать систематические нарушения прав собственных граждан и в очередной оправдать собственные неправомерные действия, ссылаясь на якобы зарубежный опыт. Кроме того, доклад в какой – то мере призван и отвлечь внимание белорусской общественности от проблем с соблюдением прав человека в стране. Впрочем, постоянное акцентирование внимания на разгонах демонстраций за рубежом, арестах тамошних демонстрантов, а также на экономических проблемах отдельных европейских стран – излюбленный пропагандистский прием нынешней власти.

Напоследок хотелось бы обратить внимание еще вот на что. «Еврорадио» обнаружило, что в англоязычной версии доклада кандидат в президенты США от Партии зеленых Джилл Стайн названа мужчиной. Конечно, это мелкая неточность по сравнению с общим содержанием доклада. Но, как известно, целостная картина всегда складывается именно из мелких деталей…

Андрей Горлов, zapraudu.info

8 февраля 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета