+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

НЕКЛЯЕВ. ПЛОЩАДЬ. 2015

Владимир Некляев даже не знал, что уже двое суток ходит свободным человеком. Утром 25 июля в Ленинском суде Минска, куда лидер кампании «Говори правду» пришел по повестке, его огорошили известием: суд состоялся 23-го. Короче, свободен!

Где-то наверху, надо думать, сделали вывод из недавнего аналогичного суда над пассионарной Ириной Халип (ее тоже освободили от наказания по истечении срока) — и решили не баловать негосударственную прессу зрелищным сюжетом за казенный кошт.

Таким образом, Некляев, один из самых заметных соперников Александра Лукашенко на выборах-2010, отмотал свои два года с отсрочкой. Два нарушения, к которым при большом желании можно было придраться, прощены.

Где белоруский Навальный?

Цепляться по мелочам к знаковым фигурам контрэлиты властям сейчас не с руки. Только что побывал в Брюсселе недавно выведенный из визового черного списка министр иностранных дел Владимир Макей. Насчет итогов общения и Минск, и ЕС темнят, но намек еврокомиссара Штефана Фюле: мол, надеюсь вскоре увидеть в гостях и Алеся Беляцкого — говорит, по крайней мере, о том, что некий закулисный процесс разруливания ситуации с политзаключенными, которых по прикидкам Запада в Беларуси более десятка, теплится.

Сам Некляев пока лишь гадает, возвращены ли ему гражданские права. Его адвокат Тамара Сидоренко допускает, что на президентских выборах 2015 года Центризбирком «может отказать в регистрации кандидатом человеку, который привлекался к уголовной ответственности, несмотря на погашенную судимость».

Да какие выборы в нашем болоте, поморщится скептик. Болото болотом, но, как ни удивительно, рейтинг у Некляева (9,5% при закрытом вопросе НИСЭПИ) сегодня примерно такой же, как у ставшего вдруг кумиром части политизированного Байнета российского борца с коррупцией Алексея Навального, отмечает минский политолог Валерий Карбалевич.

Это при том, что многим кажется: вот в России сейчас пошел несравнимый драйв. Где наш Навальный? — вопрошают жаждущие перемен в реале обитатели Фейсбука.

 

Разминка-2014 

Если Навальный сейчас попытается использовать для спасения от тюрьмы и своей раскрутки выборы мэра Москвы, то для белорусских оппозиционеров ближайшая электоральная кампания — местные выборы 2014 года.

Власть у советов плевая, даже глава ЦИК Лидия Ермошина как-то предлагала сократить сельсоветы вообще. Но декор решили-таки оставить, причем и в это звено «пятую колонну» вряд ли пустят: а нечего баловать! К тому же наверху стойко убеждены: лавину может спровоцировать и один камешек.

Но структура Некляева вместе с партнерами из движения «За Свободу» Александра Милинкевича, Партии БНФ и примкнувшими социал-демократами «Грамады» намерена вдохнуть хоть какой-то смысл в кампанию местных выборов за счет инициативы «Народный референдум».

К слову, его вопросы планируется объявить уже в сентябре. Среди них, судя по пиаровскому зондажу масс во время нынешних поездок инициаторов по городам, будут как вроде бы аполитично-бытовые — типа качества и доступности медобслуживания (хотя и это бомба), так и те, что против шерсти персонально главе государства: ограничение сроков президентства, возвращение нормальных выборов и разделения властей.

Обозреватели по умолчанию используют опцию, что провести референдум власть не даст. Вопрос в том, насколько удастся разогреть массы за счет такой затеи (фактически это метода властей: картинно апеллировать к чаяниям и мудрости народа) перед выборами-2015.

 

Бойкот не пляшет 

Кроме перечисленной четверки, наверняка пойдут на местные выборы и левые во главе со «Справедливым миром» Сергея Калякина (ну как посткоммунисты отрекутся от сакрального «Вся власть советам!»?).

Более же радикальное крыло оппозиции, исповедовавшее в последнее время бойкот (в частности, христианские демократы, Объединенная гражданская партия, ряд структур, вытесненных в эмиграцию — внешнюю или внутреннюю), на сегодня стратегически зависает. Европа, к которой иные лидеры так взывали и которую так стыдили за отход от принципов, явно не намерена ужесточать санкции против режима. Власть последовательно урезает возможности легального бойкота. К тому же фактическое игнорирование и так априори вялых местных выборов может лишь размагнитить протестный электорат перед кампанией 2015 года.

По мнению эксперта Аналитического белорусского центра Дмитрия Кухлея, «бойкотная стратегия на уровне местных советов имеет ряд недостатков, что выводит вопрос о целесообразности проведения подобной кампании».

Большинство оппозиционных организаций не имеют иллюзий по поводу честности и справедливости грядущих местных выборов, добавляет аналитик. Но у оппозиционных структур есть возможность использовать кампанию для решения своих задач в рамках долгосрочных стратегий организационного развития, расширения известности своих программ и партий, подготовки к выборам 2015 года, подчеркивает Кухлей.

Впрочем, критики «конструктивной псевдооппозиции» убеждены, что та занимается лишь имитацией и де-факто помогает Лукашенко легитимировать продление полномочий.

Думающую публику оппозиционного толка терзает прежде всего вопрос концептуальный: что вообще можно сделать против Лукашенко? Опцию «добровольно власть он не отдаст никогда» при этом проставляют по умолчанию.

 

Сакральная Площадь 

На последних президентских выборах соперники Лукашенко так и не смогли договориться о единой стратегии (о едином кандидате вообще помолчим), но практически в один голос звали на Площадь, где все якобы должно было решиться 19 декабря 2010 года. Постфактум многие обозреватели посчитали Площадь хитрой ловушкой властей. Шансов захватить власть битьем стекол в Доме правительства не было, а вот с «пятой колонной» после этой «попытки переворота» разобрались по полной программе.

Стало модно говорить, что идея Площади дискредитирована. Политолог Юрий Чаусов подчеркивает: не Площадь должна быть средством изменения ситуации в Беларуси, а напротив, изменение ситуации должно вести к Площади. Он же говорит о «воронке причинности». Суть этой политологической концепции в том, что действия оппозиции могут лишь венчать кумулятивный эффект целого ряда более существенных факторов, от структурных предпосылок демократии и экономической ситуации до международного давления.

Грубо говоря, как карты лягут. Экономика отнюдь не блещет, рецессия и все такое, но здесь Лукашенко уповает на помощь Москвы, которой именно с 1 января 2015 года нужно запустить Евразийский союз. Ну и второе упование — на могучий репрессивный аппарат. Оппозиция, как ни банально, может противопоставить грубой силе только сплоченность. Если эта опция де-факто отвергается, то дальше начинается сугубое лукавство.

 

Против лома нет приема? 

Площадь-2015, «скорее всего, будет в любом случае, даже если оппозиция не сильно станет на нее звать», отметил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст. Однако результат, подчеркнул собеседник, будет зависеть от расклада сил, желаний, устремлений тех, кто — внимание! — на Площадь не выйдет, то есть от общего расклада сил в обществе.

«Если оппозиционный кандидат на самом деле наберет процентов 55, Площадь может иметь успех. Если нет, боюсь, что результат будет похожим в лучшем случае на Площадь-2006», — говорит Дракохруст.

В 2006-м, напомню, она обошлась без месилова, но показала, пожалуй, лишь очевидное неравенство сил: крохотный палаточный городок ночью был тихо зачищен ОМОНом, а оппозиционеры довольствовались рассуждениями об эфемерной «победе в умах».

Каков же наиболее вероятный вариант политических перемен в Беларуси? Если не Площадь, то внутриэлитные изменения, считает Дракохруст. Это может быть как «смена караула», так и смена парадигмы власти, «вроде того, как Франко в 60-х годах вместо привычных фалангистов призвал технократов-реформаторов из Opus Dei».

Теоретически существует вариант передачи власти сыну Виктору, добавляет аналитик.

Возможна и комбинация сценариев, считает собеседник Naviny.by. «На самом деле киевский Майдан, грузинская революция роз и киргизские революции были внешним выражением, инструментом тех самых внутриэлитных переворотов», — говорит эксперт. Ющенко был премьером у Кучмы, Саакашвили — министром юстиции у Шеварднадзе, Бакиев — премьером у Акаева, напоминает Юрий Дракохруст.

 

Единый кулак плюс трещина в элитах 

Вообще это как бы аксиома для политологов: для успеха некоего вида цветной революции нужен, кроме отваги и умения лидеров оппозиции, еще и раскол в элитах. Таким образом, мы упираемся в две кажущиеся сегодня невозможными вещи — объединение оппозиции и раскол в окружении Лукашенко, в вертикали, включая ее силовой компонент.

Хотя второе скорее зависит от первого. Владимир Некляев, Андрей Санников (другой вопрос, кто их зарегистрирует) или иной соперник бессменного президента («Да хоть моя жена», — эта шутка политолога Сергея Николюка стала уже хрестоматийной) в амплуа единого кандидата автоматом собирает 25-30% электората — его стабильно протестную часть.

А вот тогда, ребята, можно уже играть всерьез. Может, стоит попробовать хоть разок?

Александр КЛАСКОВСКИЙ

«Белорусские новости»

26 июля 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ