+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Ольга Абрамова: компромат обеспечивает прочный карьерный рост!

В нашем первом разговоре политолог Ольга Абрамова рассуждала о странностях белорусского характера. Вторая беседа с бывшим парламентарием (1996 г., 2000-2008 гг.) раскрывает секреты успеха профессии «народный депутат».

За что Ольгу Михайловну коллеги пожалели

Рассказывают, однажды армянский посол хотел представить Абрамову Кобякову: «Андрей Владимирович,  вот самая умная женщина в парламенте!»

«Я не самая умная», замотала головой Абрамова.

«Что так?» – поинтересовался Кобяков.

«Самые умные молчат…»   

Если молчишь и голосуешь, как нужно (а голосования отслеживаются), ты имеешь шанс на дальнейшее карьерное продвижение, пояснила Ольга Михайловна тонкости депутатского дела. Еще одно условие карьеры в этих наших непростых органах власти  наличие на тебя каких-то «зацепок».  Коллекция «зацепок» очень нужна для дальнейшего роста: она формирует прочный карьерный компромат.

«Зацепки» просто так не сваливаются к ногам. Их нужно заработать. Недавно Ольга Абрамова встречалась с бывшими коллегами по парламенту – «очень хорошие, кстати, люди». Стали разговаривать о приобретенном за годы «служения народу» благополучии. И выяснилось: трудились на славу – очень качественный наработали компромат!

Один хвастался, сколько некоторые коллеги приобрели квартир за время пребывания в парламенте (по хорошей цене и на кредиты под небольшой процент), другой какой дом построил, – рассказывала про встречу Ольга Абрамова. – Так же вели себя  в свое время и многие оппозиционные депутаты: некоторые прихватывали даже квартиру «для тещи». В общем, на той встрече мои бывшие коллеги много чего порассказали интересного.

А вы?

Мне нечего было рассказывать. Они на меня с такой жалостью смотрели: даже смешно вспомнить! Совершенно искренне сочувствовали: Ольга Михайловна, а что ж вы так, неужели вам не надо? Я не могу сказать, что мне ничего этого было не нужно: у меня взрослый сын. Но я не могла себе разрешить. С одной стороны, сыграла роль с детства заложенная родителями программа: работать, чтобы людям был прок. Нас у мамы трое, и все мы с этой программой жили. Не говоря о том, что считала это использованием служебного положения. С другой стороны, даже если бы я, очень желая квартиру, переступила бы эту черту, сразу на меня появился бы крючок. И я не смогла бы вести себя в парламенте так, как я считала должным: не смогла бы говорить вслух правду правительству и при необходимости президенту. Да, я не выкрикивала протесты с места, говорила всегда очень корректно, но только потому, что не считаю порицание ошибок главной целью. Я всегда предлагала альтернативу, с моей точки зрения, разумную и прагматичную – в интересах избирателей.

Как вы объясняли коллегам свою непрактичность на той встрече «однокашников»? Неужели говорили: «Я не такая…»?

А я не смогла им ничего ответить, чтобы не обижать. Кстати, я очень сильно потеряла в деньгах, когда стала работать депутатом. Но использовать служебное положение как некую компенсацию за небольшую (относительно соседних стран) зарплату, я не могла. Между прочим, такой низкий уровень оплаты труда белорусских депутатов порождает почву для коррупции. Траты депутата очень велики. Есть такое понятие как представительские расходы: человек должен быть хорошо одет, есть дресс-код, и надо соответствовать. Кроме того, нередко приходится гостей парламента приглашать куда-то – поговорить: на обед, ужин и пр. Это обычно тоже делается за свой счет. Часто приходилось ездить в такси. Все это (рост расходов и появившиеся возможности) вполне реально может перерастать в коррупцию.

Слон и его киты

Ольга Михайловна, прошлый раз вы говорили, что белорусы  живут по принципу «мой родны кут и хата с краю». И это – потому  что у нас никогда не было своей государственности. Ну, не привыкли мы думать в интересах страны. Но в декабре 1991 года Беларусь обрела свою государственность и, по  идее, мы уже имели возможность заняться не местечковыми, а всебелорусскими «семейными делами». Почему же не удалось создать хотя бы фундамент страны, независимой от чиновничьего безразличия, коррупции и внешнего (российского, в частности) влияния? Почему мы сразу не обезопасили себя от авторитаризма – это после стольких-то лет существования белорусов «под кем-то». Было ли это вообще реально?  Если да, то чьими руками должно было быть сделано – законодателями или формирующимся политическим классом? 

Кисмет. Судьба, то бишь. Если говорить о реально демократическом руководстве страны, то как раз Верховный Совет (я имею в виду парламентскую оппозицию 12 созыва) за небольшой период времени невероятно много сделал для создания законодательства независимой страны. Работали увлеченно и самоотверженно. Среди депутатов было весьма много профессионалов: эрудированных и подготовленных для этой работы людей. Они активно занимались повышением своей квалификации, все это происходило «на марше». Лично я не всегда разделяла то, что они делали, тем не менее, отдаю  должное: это были действительно парламентарии, которые провернули огромный пласт работы и заложили законодательную основу. То же можно сказать и о Верховном Совете 13 созыва: за 10 месяцев по нашей инициативе был подготовлен (помимо тех законов, что инициированы ранее) пакет законопроектов из 26-ти законов в экономической области, которые полностью изменили бы экономическое лицо страны.

Но вы их не приняли!

А как? Нас сразу взяли за глотку и вышвырнули из парламента. С исполнительной властью мы тогда работали на опережение: кто успеет раньше. Это было, как в детской присказке: кто кого «сборет» – слон или кит. «Слон» оказался сильнее и быстрее.

«Слон» торопился потому, что этим пакетом законов предопределялся невыгодный власти курс развития?

И это тоже. Но у авторитаризма есть и своя логика развития: других центров силы быть не должно. 10 месяцев это невероятно мало, чтобы полностью подготовить базу для экономических реформ. Это, знаете ли, большое дело.

Чем именно тот ваш пакет экономических реформ мог быть невыгоден Александру Лукашенко? Ведь если на основе этих законов мы действительно могли создать фундамент для независимости и процветания, то почему это не нравилось руководству? В чем главная суть противоречия «парламентарии – президент»?

Свободная экономика рождает свободных субъектов. А они начинают хотеть власти.

Принято считать, что после 13-го созыва ВС уже формировался  «по призыву власти»: люди, в подавляющем большинстве, шли в Овальный зал за карьерным ростом и заодно – чтобы поправить свое финансовое положение. Были ли такие явные карьеристы в 12 и 13 созывах?

Да, были. Но давайте обозначимся: в любом парламенте мира всегда найдутся люди, которые идут на выборы ради удовлетворения честолюбия – с выгодой для себя, в том числе. Но при нормальной избирательной системе всегда есть механизм, способный если не предотвратить это, то корректировать в ходе следующих выборов. Вы видите, что депутат ведет себя недостойно, и меняете его. Так работает любой нормальный демократический механизм. Вот только у нас его нет.

Можно ли утверждать, что это и есть главное условие для коррупции: невозможность назад отозвать?

Главное условие – отсутствие контроля и непрозрачность. Всегда и везде контроль за избранным лицом проводят общественное мнение и СМИ. Есть во многих парламентах комитеты по депутатской этике, есть контроль со стороны государства за доходами. Но СМИ – главный контролер.

Ну – это не про нас. Кто у нас обращает внимание на мнение независимых СМИ? А государственные – «умные» молчат. Мы все знаем о возведенных в черте Минска домах (с бассейнами величиной со школьный спортзал), а толку? Государство вообще «не видит» чиновничье и депутатское «гусарство»!

А-а-а – вы не думайте! Государство-то эти моменты как раз очень строго контролирует! И результаты своих «наблюдений» складывает в отдельную папку.

Ах, да «зацепки»!  На всякий случай?

Да не «на всякий случай», а для формирования резерва чиновников. Если на депутата нет компромата, им невозможно управлять, и тогда он не годится для дальнейшего продвижения по карьерной лестнице.

А на вас компромат хоть какой-нибудь есть?

Вот – нет! Мне очень много раз говорили: «Абрамова, вы добились бы невероятных вершин в нашей стране, если бы на вас был компромат. Ну что вам стоит: сделайте хоть что-нибудь!»

Вопросы выгоды

Вы три раза избирались в парламент. Это 12 лет жизни. И все, получается, впустую? Влиятельного любовника не завели, денег на счет дальнего родственника не положили? С квартирами –  понятно… Потерянные годы? И с карьерой теперь – полный ноль.

Это – с какой точки зрения посмотреть. Если в смысле пополнения личного бюджета оценивать мою депутатскую деятельность, то это так.  Вот вы говорите о тех, кто идет в парламент, чтобы поправить свои  дела. А почему не берете во внимание другую часть депутатов?  Многие идут в парламент действительно для самореализации. Но самореализация  ведь у каждого  своя! Поэтому слово «выгода» может иметь и иной смысл. Каждый случай конкретен. Я знаю много примеров, часто это касается женщин, когда приходят в политику, если не могут решить какую-то жизненно важную для них самих (государственного уровня) проблему. Вот они сами столкнулись с несправедливостью и в процессе борьбы с ней постепенно приходят в политику. Я оказалась в Овальном зале, столкнувшись с несправедливостью в отношении русского языка, который  буквально ограничивали в правах в начале 90-х.  Знаете, это меня сильно «забрало»! Ректор вызвал меня и сказал: «Абрамова, вы через полгода не пройдете конкурс, если  немедленно не перейдете на преподавание на белорусском языке!» А при этом нет ни учебников на белорусском, ни пособий!

А вы что преподавали?

Политологию.

Это же надо не просто уметь разговаривать, но и думать по-белорусски, чтобы довести до умов студентов… Да и студентам: зубрить на русском, а отвечать…

О чем и речь! Я говорю: «Простите, пожалуйста, но я привыкла работать или хорошо, или никак. Я не стану заниматься профанацией». Я была просто в возмущении от действий исполнительной власти, которая отдала на откуп  вопросы  культуры оппозиции ВС 12-го созыва. А та такими вот лобовыми действиями многих настроила против белорусского языка. И потом… я была очень активной представительницей интеллигенции,  ходила на митинги и знаю, как БНФ агитировал за своих представителей в парламент. Я к тому времени уже имела полное представление о том,  что будет (во всяком случае, на языковом уровне) в случае прихода БНФ к власти я это уже испытала на себе. И тогда я поняла, что надо заниматься политикой, потому что она уже занялась мной.

Это какой год был?

В 1991-м я уже была сопредседателем Белорусского движения демреформ, в 1995 – депутатом Верховного Совета. Состав Верховного Совета 13 созыва был «красно-зеленый» (под «зелеными» журналисты подразумевали Аграрную партию Шарецкого). Если говорить о мотивации таких депутатов, как я, то моя зарплата до парламента в долларовом эквиваленте в 6 раз превышала зарплату депутата 13-го созыва. И я сознательно пошла на это, четко сформулировав себе цель. Я сказала: иду в парламент для того, чтобы решить важные, на мой взгляд, проблемы. А затем буду заниматься своими делами.  Я предполагала вернуться к своему прежнему делу раньше, но получилось, что «история выбрала нас».

О каких суммах мы говорим, обсуждая невысокую зарплату белорусского депутата?

Я говорила о том, что во 2 и 3 созывах ППНС зарплата была невысокой сравнительно со всеми государствами СНГ. В 2000 году (2 созыв) – это около 250 долларов (а начинали с 175). К концу созыва  она стала ближе  к 300, а в 3 созыве колебалась от 800 долларов до 1000. Честно говоря, если работать, как положено, это смешная оплата труда. В самой бедной стране СНГ – Армении депутаты получали тогда 3000 долларов. В остальных значительно больше. Про российских и украинских я уже и не говорю… Сейчас наши получают где-то около 600 долларов, по моим прикидкам. Кризис…

Я думаю, все эти цифры (зарплаты депутатов) нельзя воспринимать в абсолюте или в сравнении с аналогами СНГ, не сравнивая, к примеру, с заработком доярки, доходы которой зависят от принимаемых в Овальном зале решений. Доярка за свой титанический труд получала в 2004-м около 20 долларов, плюс воровала от безысходности  ежедневно бидон молока…

Если человеку не нравится зарплата, можно сменить профессию. Или страну. Или правительство, которое платит людям за тяжелый труд мизерные зарплаты.

О лобби как культуре

Если уж мы заговорили о деньгах и трудной работе депутата, хочется вспомнить, что вы пробовали провести через парламент закон о лоббистах. Всем известно, кто такие лобби. Это люди, близкие к властным структурам, способные за большие деньги  «проталкивать» интересы отдельных групп. Вопрос такой: является ли это коррупцией, хотели ли вы ее «защитить», и если нет, почему  среди депутатов слово «лобби» имеет ругательный смысл?

Ругательный, потому что еще в советское время сформировалось крайне отрицательное отношение к лоббизму это  было символом коррупции в органах власти. Во времена СССР только чиновники могли продвигать чьи-то интересы и только за большие взятки. Но проблема – интернациональна. В США после Второй Мировой войны занялись вопросами лобби и нашли управу на коррупционеров: создали закон, регулирующий это явление. Прежде всего, закон позволял за зарплату представлять и продвигать групповые интересы в политике через профессионально обученных лоббистов, вполне официально и подконтрольно действующих в коридорах власти. Работа заключается в общении с руководством  парламентских комитетов и подкомитетов, с наиболее влиятельными депутатами, конгрессменами, сенаторами,  лицами, которые, условно говоря, «подносят снаряды» для чиновников исполнительной власти на достаточно высоком уровне. Главная задача законно действующих лоббистов на Западе: поставлять информацию, необходимую для рассмотрения того или иного вопроса, давать аргументацию в пользу нужного решения. То есть, принцип создания такого звена обусловлен тем, что если это звено не обозначить легально, оно все равно будет существовать, только  нелегально. И деньги из кармана профессионального посредника перетекут в карманы чиновников и депутатов, которые станут принимать решения не на основании обоснованности, представленной заинтересованными лицами или, к примеру, лоббистом, а на основании величины взятки. Это как раз и будет основа для коррупции.

Понимаю, что вы не назовете имена белорусских депутатов или компании, которые участвовали в неокультуренных «лоббистских играх». Скажите хотя бы: это были крупные игроки?  И насколько часто такие дела проворачивались?

Я отвечу так: мне тоже несколько раз предлагали взятку за продвижение нужного решения или прекращение моего депутатского расследования. Отправила на три буквы… Я уверена, что нет универсального способа борьбы с коррупцией в коридорах власти. Но вот для того, чтобы общество могло застраховать себя от коррупции в законодательном органе (пусть не полностью), нужно хотя бы отраслевой лоббизм узаконить! Тем самым представить в парламенте интересы отраслей. Это даст право депутатам отстаивать их точку зрения не «подковерно» (получая взятки), как это практикуется везде при отсутствии законодательного регулирования, а открыто. Я убеждена, что эта деятельность должна быть подконтрольна. Поэтому я и хотела подготовить закон о регулировании представительских интересов. Это было бы цивилизованным лоббизмом.

А представители бизнеса и депутаты готовы все оформить «культурно» и взаимодействовать на законном основании (то есть, одни реально платить большие деньги и отчислять с них налоги, другие – лишиться барышей)?

Кто хочет работать честно, тот так и работает. За других я отвечать не могу. В моей практике был такой случай. Ко мне обратились  за помощью представители Ассоциации фермеров. Они принесли свои замечания буквально за день до рассмотрения Закона о фермерском хозяйстве. Их очень многое не устраивало в этом законе, а он – вот-вот…  уже  был на пороге! Я  попросила, чтобы они переслали мне свою мотивацию. Когда прочла, сопоставила с законом и поняла, что, исходя из здравого смысла и рациональности,  все замечания фермеров справедливы. И я выступила против принятия закона – одна единственная. Я не смогла бы там, в зале, довести всю аргументацию фермеров, но остановила принятие закона одной только фразой: попросила поднять руки тех депутатов, кто в прошлом был фермером и знает это дело. Таких не нашлось. А вообще-то коррупция больше характерна не для парламента, а для исполнительной власти. Решения по деньгам принимаются там. Поэтому несколько лет назад я подала в Администрацию президента служебную записку, где предложила «прокачивать» претендентов на высокую чиновничью должность через полиграф. Разумеется, с их согласия. Так легко можно определить, кто может стать коррупционером, кто – нет.

Колоссальное количество людей в нашей стране зарабатывает, как вы выразились, «смешные деньги» за тяжелый труд. Происходит это потому, что парламент не в состоянии создать законы, способные стимулировать рост экономики и развитие бизнеса. Объясните, почему депутаты сами-то не видят очевидного?

Да, власть очень сильно перед народом виновата. Но под властью я все же понимаю исполнительную власть.  Потому что на нашем пространстве  всем рулят администрации. Они реально решают: кому, чего и сколько. И законы готовят тоже они, а депутаты только голосуют. Как говорили опытные коллеги, разработанный мной с нуля новый Закон «О защите прав потребителей жилищно-коммунальных услуг» был единственным за три созыва, который предложен депутатом, был принят парламентом и не является просто поправкой в действующие законы.

Получается, администрации генерируют законы, вместо того, чтобы их ИСПОЛНЯТЬ?

Так они исполняют! Но не волю народа, а то, что им велят сверху.  Вот только если исполнительная власть имеет низкую квалификацию, она не в состоянии обеспечить достойное руководство на местах…

…О том,  почему нас администрации разных уровней не исполняют, а  повелевают – в следующем, заключительном, разговоре.

Беседовала Марина Беляцкая

7 февраля 2012

Коментарии

  • a.gur9 февраля 2012 #

    В общем все верно.Не зря Ольга Абрамова для меня всегда являлась авторитетом в оппозиции.Едва не единственным.Но это детали.Но признавая аргументы должен добавить,что если бы не было авторитарного режима Лукашенко,то не было бы и страны вообще.Поэтому даже та эволюция,что все-таки происходит,гораздо лучше экспериментов.А оппозиция в том виде что существует виновата сама.Не стоит даже разъяснений.

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі