+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Павел Виноградов: Я работаю на американский госдеп и польскую разведку… Шутка, товарищи!!!

Самый задерживаемый 26-летний активист из Минска Павел Виноградов временно переезжает в Березино к отцу. Лидер молодежной инициативы «Змена» утверждает, что, если он не уедет из столицы, ему грозит направление в лечебно-трудовой профилакторий. 

Артем Шрайбман
Незадолго до объявления о решении переехать TUT.BY пообщался с Павлом и его женой Светланой. Мы встретились с Павлом и Светланой у них дома, на съемной квартире по улице Карла Либкнехта в Минске. Сели прямо на пушистый ковер-медведя. Виноградовы живут скромно, но достаточно уютно.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
В этом году, рассказывает Павел, он отсидел в общей сложности 65 суток «по административке». Из них 40 – только за последние три месяца. «Обвинения я уже начинаю забывать, но точно было, что я в пьяном виде якобы ругаюсь матом. В основном около Московского РУВД: то на стадионе рядом, то в здании рядом, один раз – в кабинете у своего инспектора. По крайней мере, так написано в протоколах«, – говорит активист.Самым урожайным на памяти активиста был 2012 год: Павел перестал считать сутки, отсиженные им в том году, после того как их число перевалило за полсотни.

В 2011 году Виноградов был осужден по «делу о массовых беспорядках» 19 декабря. В мае 2011-го суд приговорил его к четырем годам тюрьмы, но в сентябре того же года он был помилован. С тех пор за Павлом установлен превентивный надзор. Каждую пятницу он должен отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции Московского РУВД. Именно в этом ведомстве чаще всего и происходит задержание, говорит активист.

«Там у меня забирают вещи, дают протокол: «На, посмотри, тут написано, где ты ругался матом». Может быть написано, что я ругался пьяным, будет акт освидетельствования, в котором я обязательно напишу, что освидетельствования не проводилось или проводилось, но ничего не показало. Потом я оказываюсь либо в Центре изоляции правонарушителей (на ул. Окрестина), либо в камере РУВД, потом суд. Судья мне все время дает по максимуму, и я еду в ЦИП сидеть«, — рассказывает Виноградов.

Сумка со всем необходимым на случай ареста. Павел всегда берет ее с собой в РУВД.Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сумка со всем необходимым на случай ареста. Павел всегда берет ее с собой в РУВД. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Я спрашиваю Павла, спорит ли он с сотрудниками МВД этого всего процесса, во время задержания.
– Раньше спорил, сейчас я просто говорю: «Посмотрите на себя, вроде взрослые мужики, а занимаетесь фигней». Потом, естественно, в суде мы с адвокатом задаем вопросы, они часто путаются в показаниях. Очень часто они подходят неподготовленными к вопросам, даже между собой не могут нормально договориться. Но судьям все равно. Потом идут жалобы в Мингорсуд, но ни разу это еще результата не дало.
– Они сами как-то объясняют, почему они это делают?
– Их любимое – «Ну, Паша, ты же все сам прекрасно понимаешь».

  – А какая, как вы думаете, причина этого преследования?

 
– Общественная деятельность.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Свою общественную деятельность Виноградов описывает как «проведение ненасильственных уличных акций протеста». «Например, стартовали мы с акции с игрушками, которые мы поставили напротив Дома правительства на площади Независимости. У игрушек были плакаты с политическими и сатирическими текстами«, – говорит активист. Одной из последних акций стало вывешивание сотни бело-красно-белых флагов в Минске и за городом.

Фото из твиттера
Февраль 2012 года. Фото: @apollych

Переключаюсь на жену Павла, Светлану. Интересуюсь, занимается ли она, как и муж, политикой, общественной деятельностью.

«Прямо сейчас нет, но я участвую во всех крупных политических акциях. Иногда помогаю Паше. Пока была студенткой, активно участвовала в различных акциях«, – отвечает супруга активиста.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Как справляетесь с давлением на семью, спрашиваю я. Светлана отвечает спокойно: «Конечно, на меня это все давит, раздражает, поднадоело мне уже это все. Справляюсь я молча. У меня не много выбора. Я хочу поддержать Пашу, он мой муж, я его люблю, я хочу с ним жить. Мне в любом случае нужно с этим справляться. Я воспринимаю это как какое-то временное неудобство. Я стараюсь не уходить в какую-то депрессию«.

Из-за надзора чета Виноградовых не может отдыхать, как остальная молодежь. «По правилам превентивного надзора я обязан являться каждую пятницу на отметку в РУВД, обязан находиться в своем жилище с 8 вечера до 7 утра. Приходят, проверяют. Может быть такое, что их месяц нет, а бывает, что приходят за ночь четыре раза. И я должен им открыть дверь, иначе это будет считаться нарушением. Не имею права без разрешения милиции покинуть город, посещать гуляния и места, где на розлив реализуется алкоголь. В «МакдДональдс» могу ходить (смеется. — При. ред.). Не имею права покидать свое место жительства без предупреждения милиции«, – объясняет Виноградов.Свободное время в будние дни пара проводит дома, в выходные – встречаются с друзьями, добавляет Светлана.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На вопрос, где Павел работает, он отшучивается: «Я все время говорю, что я работаю на американский госдеп и польскую разведку. Естественно, у меня нет никакой официальной работы. Еще после первой судимости, которая была по политике, я шел устраиваться на работу, мне везде отказывали. Меня даже не приняли разнорабочим на деревообрабатывающую фабрику в Шабанах. Официальная работа в этой стране не для меня. Но сейчас будет ответственность за тунеядство, поэтому я что-нибудь придумаю. Есть пару вариантов, куда можно устроиться на работу фиктивно«.

За время арестов, говорит Виноградов, ему удалось поближе познакомиться с сотрудниками судов, ЦИПа, милиции. Некоторые милиционеры, по его словам, уже здороваются с ним за руку.»Нормальные люди там есть, это точно. Некоторые, когда меня видят в Московском РУВД, говорят: «Боже, Паша, опять»,  уходят, и понятно, что людям стыдно, что их коллеги такое делают. В ЦИПе отношение ко мне подчеркнуто вежливое, там все знают, кто я, за что я сижу, все читают новости. Не надо думать, что милицию в этой стране все устраивает. Они ходят в магазины, они знают систему изнутри, они знают, как все повязано в государственных структурах. Их не устраивает эта ситуация, но они почему-то очень трясутся за свое рабочее место. Хотя там не за что трястись. Была бы еще зарплата нормальная, я бы понял«, – говорит Павел.
По его словам, при личных встречах некоторые милиционеры извиняются за свои поступки: «Бывает, что в протоколе напишет, что я ругался матом, потом подходит и говорит: «Ну, Паша, извини». Кто извиняется, тех я извиняю. Кто не извиняется, тех я запоминаю (смеется. — Прим. ред.). Кто непосредственно не участвует, подходят, жмут руку, говорят: «Паша, держись».
Большинство из людей в погонах, с которыми сталкивается наш собеседник, он готов простить. «Есть люди, которых можно по пальцам пересчитать за восемь с половиной лет, что я этим занимаюсь, которых я не готов простить, они должны сидеть. Я хочу, чтобы они сели. По поводу всех остальных достаточно будет публичного извинения перед всем белорусским народом, по телевидению. Я даже склонен к тому, чтобы оставить их всех на своих постах«, – продолжает Павел.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Возвращаемся к Светлане. Задаю вопрос, который меня интересовал еще задолго до интервью: отговаривала ли она мужа заниматься тем, чем он занимается?
«Нет, никогда. Это его выбор, его право. Если буду пробовать его отговорить, значит, я буду на него давить, заставлять делать то, чего он не хочет делать. Соответственно, и отношения между нами уже не будут такими искренними и равноправными. Он осознанно делает свой выбор, я не хочу, чтобы на него влияло мое мнение в данном случае. Он сам может все взвесить и принять решение«, – отвечает супруга Павла.Я возражаю: а как же семья, которая должна быть на первом месте? Подключается слегка задетый вопросом Виноградов: «Так с семьей ничего не происходит. Я ставлю семью на первое место в своем личном списке приоритетов. Мне кажется, что так и должно быть, именно такие отношения, как у нас«.
По словам Светланы, у нее уже выработался определенный иммунитет к злости на милицию и суды, когда Павла сажают в очередной раз. Не проходит волнение. «Это происходит практически всегда по одному и тому же сценарию: он идет в РУВД, его задерживают. Но все равно это всегда происходит неожиданно – раз, и пропал. Я догадываюсь, что он в РУВД, но я не уверена. А вдруг что-то случилось? Я начинаю его искать, волнение нарастает, пока я его не найду. Потом я успокаиваюсь, потому что знаю, что так уже было раз десять«, – объясняет Виноградова.»Сейчас я даже, наверное, не испытываю к ним большой злости. Скорее, презрение. Я не могу их понять. Я не могу понять, почему они так поступают, как они вообще живут. Ведь, если они приходят домой и женам или друзьям не рассказывают, получается, их близкие живут не с теми, кто они есть на самом деле«, – недоумевает она.
Интересуюсь у Павла, сколько раз его еще нужно посадить, чтобы он успокоился и прекратил свою политическую активность. По его словам, административным арестом его уже напугать нельзя, воспринимает свои отсидки спокойно. 
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Зачем подставляться под реальные сроки за выставление на площади игрушек, ведь этим ничего нельзя поменять, спросил я.

– Да, не поменяю, пока я один. Пока людей мало, все, что я могу, это личным примером показывать людям, что этим можно заниматься и ничего особенно страшного не происходит. Во-вторых, мне, откровенно говоря, доставляет удовольствие, когда я думаю, что целая государственная машина боится 26-летнего парня с игрушками. Если бы не боялись, то просто не обращали бы внимания. Мне это даже придает сил. Я ненавижу этих людей, которые сегодня называют себя властью, я знаю, что я им не нравлюсь. Я их раздражаю, и я намерен и дальше их раздражать.

– За те восемь с половиной лет, что вы этим занимаетесь, ситуация в обществе мало изменилась…

 
– Наоборот, стало хуже.
 
– То есть вы мало кого убедили протестовать своим примером. Не демотивирует?
 
– Бывают порой моменты, когда я думаю: сколько можно, я уже так долго этим занимаюсь, результата нет и не видно в ближайшем будущем. Да, два раза за эти годы у меня наступала депрессия, я кидал все, ничем не занимался. Первый раз это было девять месяцев, потом – восемь месяцев, совсем недавно. Но где-то у меня есть внутреннее убеждение, что так делать правильно. Пока я делаю то, что могу, и я этим буду заниматься. Это теория малых дел и моя принципиальная позиция.

О планах

В настоящей политике, когда она вернется в страну, Виноградов себя не видит. Говорит, что по образованию парикмахер, а чтобы управлять страной — надо быть профессионалом в экономике. Свою задачу видит в том, чтобы помочь таким людям прийти к власти.
Говоря о современных противниках власти, Павел признается, что не помнит худшей обстановки в оппозиции, чем сегодня. Что делать? «Есть несколько вариантов. Либо мы, оппозиция, все резко поумнеем и начнем действовать сообща. Либо дела будут становиться все хуже и хуже, все развалится, придет некая новая сила на обломках старых разрозненных сил«, – убежден активист.
Вопрос, будут ли Виноградовы воспитывать своих детей активистами, брать с собой на акции, пара воспринимает со смехом. «Я надеюсь, что когда у нас появятся дети, им вообще не надо будет заниматься тем, чем сейчас занимаюсь я. С одной стороны, это весело и прикольно, жизнь революционера, с другой – это страшный геморрой. Я не хочу, чтобы Беларусь была в таком состоянии, что детям надо будет этим заниматься. И сейчас я не стремлюсь заводить детей, потому что ребенок просто может остаться без отца. Это было бы глупо с моей стороны», – говорит Виноградов.
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
– А никогда не возникало желания уехать из страны и жить спокойно?
Павел: Время от времени. Когда наваливается куча проблем, думаешь: да ну ее, эту Беларусь. Тем более что мне предлагают переехать. У меня мама гражданка Италии, можно уехать даже не по политэмиграции, получить гражданство. Но потом думаю: нет, я еще здесь не закончил.
Светлана: Я бы тоже сказала, что время от времени такое желание возникает. Потом начинаешь думать: у меня здесь семья, друзья, работа. Мне нравится жить в этой стране, в этом городе. Я не хочу отсюда уезжать.

Павел: Когда в милиции мне задают такой вопрос, я говорю: сначала вы все отсюда уедете. Почему я должен уезжать? Лучше я всех вас заставлю уехать.

Во время подготовки этого текста стало известно, что Павел решил временно переехать из столицы к отцу в Березино (100 км на восток от Минска). «Частично это решение связано с семейными обстоятельствами, здоровьем родственников, частично – переезжаю, чтобы не уехать в ЛТП. У меня есть три протокола за якобы состояние алкогольного опьянения. В милиции не сильно скрывают, что после того, как они вступят в силу, когда я обжалую их в Минском городском суде, меня будут готовить к поездке в какой-нибудь лечебно-трудовой профилакторий нашей страны. Чтобы этого не случилось, я принял решение переехать«, – сказал активист в комментарии TUT.BY 25 ноября.

Находиться у отца Виноградов планирует до того, как закончится надзор, примерно год. Светлана остается в Минске. Видеться семейная пара будет в основном по выходным. «В Березино приезжать гораздо проще и лучше, чем в ЛТП«, – говорит Виноградов.

Официально

Пресс-секретарь Минского ГУВД Александр Ластовский по просьбе TUT.BY прокомментировал прозвучавшие в интервью заявления Павла о произвольных задержаниях и других предполагаемых правонарушениях со стороны сотрудников Московского РУВД. «И для Павла Виноградова, и для всех граждан есть процедуры, которыми они могут воспользоваться, если они считают, что в отношении их нарушено законодательства. Никто не запрещает обжаловать любое решение правоохранительных органов«, – заявил Ластовский.
Читать полностью:  http://news.tut.by/politics/422679.html

27 ноября 2014

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі