+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Пенсионная система: затухающие колебания

В ответах на вопросы депутатов после прочтения ежегодного послания Лукашенко сбивчиво, но вполне определенно изложил суть своих отношений с официальными профсоюзами.

На его месте Сталин бы назвал их приводными ремнями своей политики. Но форма выражения мысли сути не меняет – в Беларуси так называемые профсоюзы являются специфической ячейкой государственного аппарата.

Лукашенко, о чем с гордостью сообщила вся нечувствительная к политическим и моральным нюансам пресса, откровенно заявил о том, что председатель ФПБ Леонид Козик исполняет его поручения во вверенной общественной организации. Поэтому все исходящее от ФПБ идеологическое, политическое и практическое воздействие на общество следует считать адаптированным вариантом высоких административных замыслов. Иногда эти замыслы озвучиваются в виде результатов едва ли не дискуссионного обмена мнениями между профбоссами и администраторами. В частности, в октябре прошлого года Анатолий Тозик высказался в пользу пенсионной реформы: «Я пока могу личное мнение высказать. Считаю, что нам надо думать и о повышении пенсионного возраста, но думать так, чтобы человек был сам заинтересован позже уйти на пенсию, потому что пенсия будет гораздо выше». Интересно, что вице-премьер высказался через месяц после сделанного во время встречи Лукашенко с Козиком заявления о том, что пенсионный возраст повышаться не будет.

Вот такой, понимаете ли, демократический плюрализм. Президент с профсоюзами схлестнулись в петле откровенного популизма, а правительство выражает обеспокоенность реальным состоянием дел. Ведь на самом деле общество стареет, численность населения сокращается, рождаемость снижается, количество лиц преклонного возраста растет за счет сокращения доли трудоспособного населения. В силу этих причин, надо полагать, Анатолий Тозик заговорил о неотложном пенсионном реформировании – в стране уже 2,5 млн. пенсионеров на 4,5 млн. работающих, и это отношение будет только ухудшаться.

Вместе с тем было сказано, что правительство будет вырабатывать и предлагать такой приемлемый для общества и подъемный для страны вариант. В этой связи следует отметить, что активный характер демографической и социальной политики властей постоянно подчеркивается пропагандистскими средствами, и накануне самых важных политических кампаний в них находят множество позитивных и динамичных моментов. Хотя на самом деле эта политика не выходит за рамки робкой и неадекватной попытки смягчить самые негативные последствия реальных демографических и социально-политических процессов.

Несколько лет назад, когда в репродуктивный возраст вступило многочисленное поколение середины 80-х гг., заговорили о бэби-буме. А сегодня чиновники выражают обеспокоенность проблемой выполнения плана набора студентов и учащихся в учебные заведения. Хотя год назад был переизбыток. Как показывает демографическая статистика, процесс развивается довольно незатейливо. Естественная убыль населения по причине превышения смертности над рождаемостью продолжается 19-ый год кряду, а ежегодные отклонения определяются схемой: на год увеличения числа браков приходится уменьшение числа разводов (результат сокращения браков в предшествующие годы) и рост рождаемости, после растет количество разводов и рождаемость вновь падает.

В общем, качели, но колебания затухающие.

Надо что-то на самом деле предпринимать, ибо содержание растущей армии пенсионеров становится непосильным для работающих. У нас ведь действует солидарная пенсионная система: пенсионные взносы работающих идут на содержание нынешних пенсионеров, а нынешних работников по выходу на пенсию придется содержать нынешней молодежи, численность которой сокращается.

Иными словами, все более заявляет о себе проблема повышения пенсионного возраста, признанная самой актуальной для социальной политики практически всех демократических государств. Разумеется, такие меры непопулярны, поэтому власти избегают радикализма в их проведении. Например, повышение возраста выхода на пенсию растягивается во времени и увеличивается на несколько месяцев в год. В частности, так делается в Польше и Латвии.

Меньше пенсионеров, больше работающих, выше пенсии. В перспективе. А в каждый конкретный момент проведения реформы уровень недовольства населения поднимается да головокружительных высот. Если существует и соблюдается демократическая процедура смены власти, то такие реформы проводятся. Если же процедуры нет, как в Беларуси, то власть не может отважиться на такие откровенно непопулярные меры.  Поэтому «фискальные намерения» облекаются в словесную шелуху и реализуются в довольно противоречивой форме. Примером чего может служить Указ № 136 «О мерах по совершенствованию пенсионного обеспечения граждан», которым Лукашенко установил схему стимулирования более позднего выхода на пенсию. Весьма вероятно, что этот документ вызовет интерес значительной части пенсионеров, сохранивших силу и здоровье для продолжения трудовой деятельности. Они могут, отказавшись от пенсии, продолжать работать в течение пяти лет с тем, чтобы после получить значительно более высокую пенсию.

Очевидно, указ адресован в первую очередь женщинам, имеющим большую среднюю продолжительность жизни. Те из них, кто согласится поиграть по новым правилам, на самом деле выйдут на пенсию в 60 лет. Если опыт станет массовым и успешным, его просто распространят на остальные категории.

Во всем этом есть логика. Однако следует учитывать, что около 2/5 всех мужчин у нас не доживают до 60 лет. Они пенсионной системой не пользуются, но финансируют ее в продолжение всей трудовой деятельности. У нас государство не отличается трепетным отношением к индивидуальной жизни, но тут речь идет о наглом выворачивании карманов. Таким образом, простым увеличением пенсионного возраста проблему решить нельзя. Во многом эту меру можно считать упразднением пенсионной системы вообще.

Во-вторых, после 40 лет (об этом все знают) в Беларуси очень трудно найти работу, найти занятость по профессии, а после 50-ти – практически невозможно. Хоть законодательно по массовым профессиям запрещена дискриминация при приеме на работу по возрасту, все объявления о найме содержат указания на такие ограничения. Даже те из них, которые распространяются госслужбой занятости.

Правовой нигилизм в нашей стране побивает правопорядок. По этой причине увеличение пенсионного возраста сопряжено с риском роста застойной безработицы среди лиц пожилого возраста.

В общем, проблем множество. Каждая из них требует специального изучения.

Константин Скуратович, Агентство политической экспертизы, сайт «Наше мнение»

 

28 мая 2012

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ