+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

ПЕРЕСМАТРИВАЯ СИТУАЦИЮ В БЕЛАРУСИ: Реальность за пределами риторики

флаги беларусь-есМногие на Западе до сих пор считают Беларусь последней диктатурой в Европе, но постепенно страна открывается. Минск, в частности, переживает переходный период, который влияет на каждый аспект жизни горожан, начиная инфраструктурой и заканчивая отношением к переменам.

В то время как в столице большая часть витрин украшена в советском стиле, на самом деле реальность вышла за пределы риторики.

Белорусы «отпраздновали» 7 ноября, годовщину большевистской революции, в торговых центрах, а политические ток-шоу на национальном телевидении провели дебаты о том, должна ли Беларусь считать это памятным днем. Инфраструктура была модернизирована. Рестораны, кафе и роскошные гостиницы стали расти в центре Минска с огромной скоростью. Общественные службы достаточно эффективно работают в жилых районах Минска. Элтон Джон дал грандиозный концерт в столице в ноябре 2014 года. Улицы, однажды тщательно очищенные от хаоса публичного недовольства и нагромождения открытых рынков, сейчас представляются живыми — с различными перфомансами и уличными торговцами.

Конечно, здесь еще многое нужно сделать. Политические свободы ограничены, некоторые политические заключенные все еще остаются за решеткой, экономика продолжает бороться, а Беларусь склоняется к России и продолжает от нее зависеть. Но западная политика может и должна быть принципиальной, однако в то же время способной принимать во внимание медленно изменяющуюся реальностьдо того, как поляризация отнимет лучшее у страны.

ТРАДИЦИОННАЯ БЕЛАРУСЬ: Им нравится постепенное изменение

У Беларуси долгая история авторитаризма. Нынешний президент Александр Лукашенко выиграл на выборах в 1994 году. На референдуме 1996 года утвердил свои позиции, понизив до прежнего уровня тогда еще только появляющуюся демократию. Международные организации осудили выборы, так как те были далеки от демократических стандартов.

Белорусская политическая система критикуется на международном уровне уже почти два десятилетия. В 1997 году Совет Европы отказал Беларуси в членстве, и с тех пор ЕС принял жесткую политику, навязывая визовые запреты, замораживая активы и применяя другие санкции в отношении Беларуси. Так же велась работа с оппозицией, оказывалась помощь гражданскому обществу и независимым СМИ. После расширения в 2004 году Европейский Союз увеличил долю прямого присутствия в Беларуси, открыв там свою делегацию в 2008-м. В том же году, в рамках недавно принятой политики Восточного партнерства ЕС, начался политический диалог с Минском.

Напряженность вспыхнула в декабре 2010 года после президентских выборов, когда правительство расправилось с протестующими, оспаривающими победу Лукашенко. Репрессивные тактика включала аресты сотен активистов, и в результате появилось более 40 политических заключенных, в том числе и некоторые кандидаты в президенты. (Аресты и задержания 2011 года представлены на рисунке 1). По состоянию на конец 2014 года в Беларуси до сих пор есть семь политических заключенных, двоих из которых организация «Международная амнистия» назвала узниками совести. Специальный докладчик ООН по Беларуси считает нарушения прав человека в стране системными, особенно подавление права на свободу слова, собраний и объединений. Тем не менее, число арестов значительно снизилось, что свидетельствует о растущем политическом пространстве.

Belarus_ArrestsDetentions

Между тем, экономика ослабевает. Более 70 ее процентов по прежнему контролирует правительство, и как следствие — жизнь большинства белорусов, применяя облегченные советские методы. Усилия, все же направленные на реформирование и совершенствование экономической жизнеспособности государства, в некоторых случаях ослабили центральную власть. За первые девять месяцев 2014 года объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики вырос на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2013 — до $ 11,7 млрд., из которых 69% — прямые иностранные инвестиции. Белорусы также вынуждены брать на себя больше ответственности за свое благосостояние, так как государство не может больше позволить себе в том же объеме субсидировать здравоохранение, электроэнергию и газ, жилищные услуги.

Частный сектор также пережил некоторое вмешательство «вертикали». Там в 2013 году работало около 57% населения (не включая тех, кто нанимался иностранными компаниями). Десять лет назад бизнес был врагом государства. Сегодня он — новая надежда страны. Беларусь показала довольно таки хороший результат: по данным Всемирного банка в июне 2014 заняла 57 место из 189 стран -.

Тем не менее, несмотря на улучшение, бизнес в Беларуси по-прежнему сталкивается с проблемами. Макроэкономические и геополитические реалии ухудшили свои индексные показатели , которые измеряются экономическими или другими свободами, например, уровень коррупции. Местный экономист охарактеризовал текущее рабочее окружение следующим образом: очень легко открыть свое дело, достаточно сложно запустить его и невозможно закрыть.

Белорусская экономика все также сильно зависит от субсидий и льготного режима из России. Эти субсидии составляют около 10-15 процентов ВВП и сыграли важную роль в решении вступить в Евразийский экономический союз под руководством России.

Учитывая эту зависимость и тот факт, что белорусские товары нужны рынкам Восточной Европы, Минск обеспокоен последними событиями у соседей, имеется в виду украинский кризис, который разделил эту страну между пророссийскими и прозападными силами, а также ситуация экономического спада в России. Эта озабоченность оставляет мало шансов для возможности проведения радикальных реформ, которые должны стабилизировать экономику, например, быстрая приватизация государственных активов. Минск пытается повернуться в сторону Запада, в то время как Лукашенко регулярно ссорится с Москвой из-за ограничительных мер России на ввоз белорусских товаров. Имели место и ряд торговых войн между Россией и Беларусью.

Хотя правительство знает, что экономические реформы неизбежны, потенциал для трансформации ограничен, ведь каждое политическое решение подписывается силовиками (военные и охранные структуры), которые получают выгоду от существующей системы и хотели бы сохранить ее. Из-за политической поляризации Беларуси, влияния силовиков, статичной политика Запада и реваншистских настроений России было бы наивно полагать, что текущее экономическая модель вскоре подвергнется кардинальной трансформации. Кроме того, белорусы традиционно зависят от государства, поэтому любой сдвиг может спровоцировать народное негодование.

Но ставки растут и что-то придется отдать. Белорусское государство больше не обладает достаточными ресурсами для поддержания статуса-кво. А в Российском мире (духовный и культурный славянский плавильный котел, который возможно пытается построить Кремль) — нет места независимой Беларуси.
Гражданское общество ведет себя осторожно
В сложившихся условиях некоторые факторы могут способствовать повышению чувства ответственности и уровня участия граждан.

Согласно докладу Всемирного банка, 80% белорусов принадлежат к среднему классу. И не так давно появившиеся исследования индекса процветания показали, что Беларусь занимает 53 место в мире, обгоняя Украину и ее союзников по таможенному союзу, Россию и Казахстан. Индекс человеческого развития ООН традиционно высоко оценивает Беларусь: не потому, что белорусы живут долгой и здоровой жизнью, а потому что государственная система образования советской модели по-прежнему работает хорошо. Также отмечается, что крепкие семейные узы белорусов является источником социального капитала.

В то время как регионы Беларуси работают в ограниченной среде и очень слабо проявляют признаки гражданской и политической жизни, в крупных городах, особенно в Минске, появляется новое поколение молодых активистов среднего класса, которые приносят новые идеи в организации гражданского общества. Те члены гражданского общества, которые сумели занять место в публичном пространстве и даже стать популярными, например инициатива «Будзьма!» , работают в более спокойной обстановке, но ходят по тонкой грани, пытаясь сохранить приемлемость в глазах властей.

Ключевой особенностью этой новой активности является то, что группы создаются вокруг определенных вопросов, представляющих интерес для них, часто без какой-либо поддержки, кроме как своих друзей, семей и общин. Эти группы относительно небольшие по численности, но обладая творческим подходом они достаточно хорошо работают и достаточно активны в решении вопросов касающихся своих интересов.

СТАБИЛЬНОСТЬ и статус-кво

Между тем, международная позиция Беларуси также может быть изменена незначительно. Самые главные ценности для Минска — традиционно стабильность и независимость. Страна выбирала своей курс маневрируя между Россией и Западом в течение многих лет.

Кризис в Украине поставил Минск в новое положение. Беларусь в настоящее время единственная страна в Восточном партнерстве с полной территориальной целостностью (в отличие от Армении, Азербайджана, Грузии, Молдовы и Украины). Правительство Беларуси сохранило свой государственный потенциал, удержало некоторые советские традиции и продолжило искать арендаторов из России.

Приведем обратный пример: часть Украины отделилась в пользу союза с Россией, центральная власть в стране разрушилась под огромным бременем внутренней ренты и подрывом доверия к общественным институтам.

Белорусы, которые согласно опросам опираются на экономический прагматизм больше, чем на ценности при выборе союзников и которые разделяют ту же информационное и культурное пространство, как и русские, боятся, что они могут потерять свою независимость, если Кремль обратит свое внимание на них. Большинство может традиционно поддержать политику Россию, в отношении Украины, но не будет приветствовать прямое российское руководство в своей стране.

По некоторым признакам Беларусь медленно открывается для Запада. Минск активизировал диалог с ЕС по либерализации визового режима, выпустил своего самого известного политического заключенного Алеся Беляцкого, открыто выразил недовольство в связи с соглашением Евразийского экономического союза и взял осторожную позицию в отношении кризиса на Украине. И Беларусь, и США снизили стоимость виз для граждан, высокопоставленные американские чиновники совершили несколько визитов на высоком уровне в Минске.

Но Минск не рассматривает резкий поворот в сторону Запада как необходимый или оправданный. В частных беседах белорусы часто говорят, что закрытое и изолированное общество было тактикой выживания. Менталитет страны, которая регулярно страдала от европейских войн и потеряла треть своего населения во время Второй мировой войны нелегко преодолеть. В этом контексте политика Запада была нетерпелива, и их привычки выдвигать требования и диктовать условия способствовали появлению ситуации, которую мы сейчас видим.

Беларусь была готова к улучшению отношений с ЕС, но они не в состоянии разорвать отношения с Россией. Такое положение неприемлемо для тех, кто видит Восточное партнерство с нулевым результатом . Партнерство не говорить о членстве, но если белорусы должны были бы выбрать, они бы выбрали Россию.

Согласно опросу в сентябре 2014, проведенного Независимым институтом социально-экономических и политических исследований, основанного в Литве, учитывая наличие выбора, 47,4% белорусов выбрали бы интеграцию с Россией, в то время как 32% предпочли бы вступление в ЕС. По сравнению с декабрем 2013 года количество людей, отдавших свое предпочтение союзу с ЕС, снизился на 10%. Между тем, опрос проведенный в сентябре 2014 года показал, что 47% изменили свое отношение к ЕС после ситуации в Украине.

Понимание Минском своего партнерства с ЕС включает в себя предположение, что Запад может признать суверенитет Беларуси и остановить вмешательство в ее внутренние дела, чего пока еще не произошло. Минск также разочарован (почти) исключительным вниманием Запада вопросам прав человека и отсутствием международного признания того факта, что Россия может угрожать Беларуси. В то же время Минску не мешало бы признать, что западная солидарность с оппозицией в стране не означает политику смены режима.

Более того, из-за того, как ЕС повел себя в Украине, Минск не может ожидать много поддержки от европейцев в трудные времена. Отношения с Западом ограничены лишь напряженностью в вопросах политических заключенных, находящихся в тюрьме с президентских выборов 2010 года.

Без объявления открытого диалога с Западом чиновники Беларуси остаются не склонными к страху и риску.

Активизация контактов с ЕС на всех уровнях может принести больше понимания и укрепить доверие. Но ситуация ухудшилась после подавления протестов в 2010 году. И даже тогда, когда стороны были вовлечены в диалог, он не был значимым.

Способность ЕС для маневра была ограничено выбором только одного партнера: оппозиционных сил, которые проиграли борьбу с Лукашенко. Союз уделяет огромное количество времени выяснению, кто является правильным и неправильным, и слишком мало поиску общих знаменателей с помощью дипломатического разговора. По большей части, Запад был правозащитником, и не принимал участие в дипломатических вопросах, которые бы оказали влияние на уважение прав человека.

С 1996 года белорусское правительство сохранило оппозиционные силы в рамках, которые есть ни что иное, как профилактический или адаптивный авторитаризм. В результате поддержки Запада оппозиция лучше связана с европейскими столицами, чем со своей страной.

Запад возложил слишком много ожиданий на небольшую оппозицию и делал это очень долго. Солидарность и поддержка оппозиции является важной и необходимой, но Запад также нуждается в амбициях и потенциале для разработки и введении новых стратегий. Пора отбросить притворство, говоря, что «ничего невозможно сделать» – фразы, которую так часто повторяют белорусские политических активисты на Западе – и принять стратегию, которая затрагивает всю страну.

ВЫБОРЫ 2015 года

Текущие возможности для изменений невелики. Результат следующих президентских выборов в Беларуси, запланированных на осень 2015 года, считается известным и выборы, конечно же, не будут свободными и справедливыми. Какие-то изменения должны произойти, прежде чем политика сосредоточится вокруг этого события. Настоящая проблема — попытка вырваться из круга, где оппозиция считает себя жертвой правительства и наоборот, взяв во внимание очень динамичный региональный контекст, где действует более нервная и чувствительная ко всему Россия.

Кое-кто в Минске опасается, что политическая поляризация, вспыхнувшая в 2010 году, будет повторяться в 2015 году, потому что есть некоторые планы на проведение Площади (массовый уличный протест) в оппозиционных кругах. С накалением обстановки конфликт может вспыхнуть после выборов.

Существует уже растущее признание в Беларуси Русского мира. «Россотрудничество» (российская культурная организация) недавно открыло представительство в Бресте на границе Беларуси с Польшей. Есть слухи, что Кремль поддерживал оппозиционные проекты до выборов 2010 года, а затем российский президент Дмитрий Медведев, стартовал кампанию против Лукашенко.

Минск не исключил возможность того, что его административные здания могли быть заняты военными, которые использовали протест оппозиции в качестве предлога, как произошло в Восточной Украине. Этот сценарий маловероятен, но Россия наблюдает акт балансирования Беларуси в вопросе Украины более нервно, чем отношения Минска с Западом.

Недавний приказ депортировать правозащитницу Елену Тонкачеву, гражданку России и давнюю жительницу Беларуси, подчеркивает также настороженности Минска. Слухи о потенциальном российском участии в президентских выборах Беларуси становятся широко распространенными, в Минске существует понимание того, что депортация является частью новой превентивной меры, предпринятой правительством: тихое избавление от российских граждан перед голосованием, под предлогом мелких уголовных преступлений. Белорусские правоохранительные органы выполняют заказы и не учитывают политические последствия которые могут возникнуть на Западе.

Учитывая, как Беларусь маневрировала среди опасностей, главный урок 2010 года- это существовавший тогда высокий уровень политической поляризации, который дорого стоил  обеим сторонам. Он по прежнему актуален и для властей, и для оппозиции. В качестве первого шага на пути к признанию их различий обе стороны должны признать свои ошибки. Оппозиция должна признать, что не было никакой революции в 2010 году; режим должен признать, что после выборов репрессии были чрезмерными. Политические заключенные, признанные «Международной амнистией», должны быть освобождены. Примирение, независимо от степени формальности, между правительством и оппозицией может быть основано на том, что Беларусь должна оставаться суверенной, независимой страной.

В частности, ЕС должен признать, что политика санкций консолидировала власть и укрепила силовиков, но не привела к освобождению политических заключенных. ЕС должен содействовать примирению, а не поддержки дальнейшей поляризации. В конце концов, западный подход поддержки одной стороны в политическом конфликте только способствовало тому, что белорусы теперь ассоциируют государство только с Лукашенко.

Западная политика должна быть принципиальна, но прагматична. Беларусь не показывает никакого желания присоединиться к ЕС, но Минск все еще открыт для модернизации и реформы продолжаются. Сохраняя свою озабоченность по поводу прав человека и демократии, ЕС должен сосредоточить внимание на тех секторах, где она реально может добиться реформ, которые будут реализованы.Продолжение диалога ЕС-Беларусь уже признак конкретного прагматического взаимодействия.

В то время как недавние исследования показывают широкую поддержку реформ, в частности, в экономике, важно помнить, что белорусы возлагают свои надежды на финансовую поддержку России, а также на международные организации, которые будут двигаться вперед с этими изменениями. И они видят правительство, но не оппозицию или гражданское общество, играющим ключевую роль.

Вероятность того, что в Беларуси повторятся события 2010, маловероятны. Поддержка белорусской версии Евромайдана в Украине не найдет отклика у белорусов. Сохранение лица и сохранение статус-кво более вероятны. Но без принятия мер по устранению поляризации и принятию постепенных реформ Беларусь только открывает возможности для роста влияния Русского мира.

Balázs Jarábik, 3 Декабря, 2014

«Carnegie Endowment for International Peace»

перевод www.zapraudu.info

 

6 декабря 2014

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета