+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Почему белорусы никак не взбунтуются

Белорусская оппозиция давно превратилась для авторов аналитических и публицистических текстов в плохого танцора, и не имеет особого значения, объединяется она или разъединяется, собирается бойкотировать выборы или активно в них участвовать.

Как я неоднократно отмечал, главная особенность белорусского общества – раскол, и судя по отечественным аналитическим текстам, эта особенность большинству авторов не ведома. Между тем она была зафиксирована в ходе одного из первых опросов ВЦИОМ, проведенного в 1991 г., еще до распада СССР. Вот какие ответы были получены на вопрос «Кем Вы себя считаете в первую очередь: гражданами СССР или гражданами республики, в которой живете?»: 69% белорусов идентифицировали себя гражданами СССР и лишь 24% – гражданами республики. Для сравнения: украинцы – 42/46, эстонцы – 3/97. Процент сторонников СССР среди белорусов оказался рекордным. Даже среди русских, живущих на территории других республик, процент ощущающих себя в первую очередь гражданами СССР оказался ниже (65%)!

Задним умом, казалось бы, понимать произошедшее несложно, тем не менее многие и сегодня не в состоянии признать, что никакого «случайного президента» в Беларуси не было и нет. Исходя же из представлений о «случайном президенте» логично полагать, что для решения главной белорусской проблемы вполне достаточно группы товарищей, объединенных под знаменами оппозиционных партий. Главное, чтобы они выступили единым фронтом и под правильными лозунгами.

В качестве примера процитирую политолога Владимира Ровдо: «Самое обидное заключается в том, что в Беларуси были все эти условия накануне выборов 2006 г. И если бы не неуступчивость и неразумный эгоизм демократической коалиции, которая не имела перед выборами ярких лидеров, с одной стороны, и не переоценка своих сил «козулинцами», с другой, политическая кампания этого года могла бы иметь совсем другие результаты».

Счастье-то, оказывается, было так близко. И это в 2006 г., когда в распоряжении власти имелись практически неограниченные ресурсы. Обратимся к таблице, составленной на основании данных Белстата и НИСЭПИ. За два года до третьих президентских выборов, в год выборов и еще два года после их завершения рост реальных доходов белорусов был двузначным! Причем тут «неразумный эгоизм демократической коалиции». Быть может, следует учесть иные важные факторы?

Реальные денежные доходы населения (РДДН), в процентах к предыдущему году и электоральный рейтинг президента Лукашенко (ЭРЛ).

Год 00 01 02 05 06 10 11 12**
РДДН 114 128 104 118 118 115 99 108
ЭРЛ* 36 41 30 47 55 45 29 32

* среднее значение за год

**данные за первое полугодие

Западная гуманитарная наука «заточена» под общество, где четко дифференцированы экономическая, социальная и политическая сферы. Соответственно, выделены и описаны базовые единицы их организации: рынок, гражданское общество и политика. К нам все перечисленное имеет лишь формальное отношение уже в силу того факта, что власть и собственность у нас не разделены, как, впрочем, не отделено и общество от государства. Возьмем, к примеру, представителя одной из самых массовых в стране профессий – школьного учителя. Куда его отнести с социологической точки зрения, к обществу или к государству? Для правильного ответа на поставленный вопрос следует принять во внимание, что численность участковых избирательных комиссий составляет в Беларуси около 70 тыс. человек, и формируются они главным образом из учителей. Так кто же персонально определяет специфику белорусской избирательной системы Лукашенко, Ермошина или тысячи Мариван, пять дней в неделю обучающих наших детей и внуков?

Далее. В основе политического процесса на Западе лежит противоборство партии (партий) власти с партией (партиями) оппозиции. Население при этом играет роль арбитра. Но к нам подобная политическая идиллия не имеет никакого отношения.

Обратимся к американскому политологу Адаму Пшеворскому, подробно проанализировавшему вначале 90-х годом закономерности перехода от авторитарных режимов к демократическим: «Либерализация – результат взаимодействия возникающих разногласий внутри авторитарного режима и независимой организации гражданского общества».

Простите, но где здесь партии? Первое условие перехода – раскол правящей коалиции на консерваторов и либералов. Второе условие – возникновение мощного народного движения. В Польше, к примеру, за несколько недель сентября 1980 г. к «Солидарности» присоединились 10 млн. человек, и о своей независимости заявили даже организации, созданные режимом и находившиеся под его контролем. Третье условие – активный переговорный процесс между двумя вышеназванными субъектами. Вот на третьем этапе и наступает черед партий. Переговоры ведут лидеры политических сил, а не рядовые активисты.

Но даже при соблюдении всех трех условий «устойчивая демократия есть только один из возможных исходов процесса разрушения авторитарных режимов» (А. Пшеворский).

А что имеем мы? Мы имеем консолидированный авторитарный режим, горстку профессиональных активистов и заполненный почтеннейшей публикой зрительный зал. Из разных концов зала доносятся критические реплики и улюлюканье в адрес неспособных победить ненавистный режим активистов. И объединиться они, мол, не в состоянии, и предложить альтернативу, способную это самую публику увлечь, им слабо.

В социальной психологии есть такое понятие «фундаментальна ошибка атрибуции». Суть его проста: когда мы анализируем собственные поступки, то в первую очередь обращаем внимание на внешние обстоятельства, как правило, препятствующие реализации наших поступков. Когда же мы наблюдаем действия другого, то видим человека, но не замечаем внешних обстоятельств. Вспомним историю про плохого танцора…

Белорусская оппозиция давно превратилась для авторов аналитических и публицистических текстов в плохого танцора, и не имеет особого значения, объединяется она или разъединяется, собирается бойкотировать выборы или активно в них участвовать. Показательно, что аналогичным образом оценивает оппозицию и Лукашенко. Недавно за призывы к бойкоту он в очередной раз обозвал оппозицию «пятой колонной», забыв, что ранее награждал ее тем же титулом за активное участие в выборах. Очень тудно угодить такой публике.

Экономический кризис 2011 г. вопреки ожиданиям популярности оппозиции не прибавил. Плохой танцор в очередной раз не сумела воспользоваться благоприятными обстоятельствами и разбудить протестную активность общества (оппозиция потратила все силы на бойкот и внутренние разборки, вместо того чтобы заняться разработкой позитивной программы).

Однако новый кризис, судя по стремительному росту доходов населения, не за горами. Есть ли у него шанс трансформироваться в массовые акции протеста? Рекомендую не спешить с ответом. Наш человек начинает бунтовать не тогда, когда ему чего-то не хватает, а когда рушится привычная для него картина мира. Приведу пример из семейного альбома. В 1933 г. моему отцу по дороге в школу регулярно приходилось переступать через трупы. Такова была реальность голодомора в Киеве. Но никто при этом не протестовал. Миллионы людей умерли от голода молча.

Что касается картины мира, сформировавшейся в головах белорусов за последние 18 лет, то, с моей точки зрения, все идет к тому, что она начнет разрушаться уже в среднесрочной перспективе. Но это тема для отдельного разговора.

Сергей Николюк, сайт «Наше мнение», Агентство аналитической экспертизы

11 октября 2012

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Мы открыли горячую «антитунеядскую» линию помощи гражданам