+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Почему я сбежал из Больницы скорой помощи — за что и был наказан

Не удивляйтесь, если автор скажет, что он тоже стал жертвой режима. В юмористическом, слава Богу, смысле. Хотя, думаю, не стоит оценивать этот смешной случай только иронически.

Одним словом, ночью, в полной темноте, я встретился с дверным косяком. Ничего бы страшного, не первый раз. Правда, на этот раз больше пострадал не косяк, а мой личный лоб.

Утром на лбу обозначилась приличная ссадина, а голова гудела, как набатный колокол. И это бы ничего, разнообразные травмы преследуют меня с восьми примерно лет. Да тут врачи меня осмотрели, пощупали голову и вынесли вердикт: надо ехать в больницу скорой помощи. Как я ни упирался, меня все-таки уговорили. И привезли в нейрохирургическое отделение БСМП.

Честно скажу, мне там не понравилось. Представьте, в палате шесть человек, половина украшена развесистыми «фонарями», все какие-то угрюмые, подавленные. Короче говоря, сплошные жертвы пагубных страстей и семейных скандалов, плавно переходящих в дебош.

Ни одной книжки или просто газеты, пускай даже «Советской Белоруссии». Хоть бы телеящик был. По крайней мере, узнал бы: дают уже пистолеты и автоматы белорусским «партизанам» из войск территориальной обороны или еще нет?

Время провождение намечалось довольно тоскливое – хождение по коридору, лежание на койке или бесконечное курение. Тем более, курение в туалете запрещалось. Хотя курили все равно. В общем, никаких условий для развития. Поэтому, чудом выскользнув на улицу в толпе курильщиков, я в тапочках сел в троллейбус и поехал домой.

Самое интересное, никто не обратил ровно никакого внимания. Даже обидно стало, я ведь «в бега ушел» как бы. Дома я переночевал одну ночь. Таким образом, преступление было совершено. Настало время наказания.

Меня поместили в отдельную палату, потом раздели, пардон, до нижнего белья и запретили покидать место содержания. Это была палата для лежачих, т.е. для практически безнадежных. И там постоянно сидела медсестра. Мой, так сказать, личный страж. Из разговоров с ней я узнал, что совершил действительно ужасный поступок. Весть о моем побеге дошла до начальства, и оно разозлилось. В «низы» было передано: мол, если еще раз сбежит, премий не будет, а могут быть увольнения по статье. Так что охраняли меня не за страх, а за совесть. Так мне было и сказано: « Вы что?! Нас же уволить могут!»

Оказывается, все так просто. Никто у нас ни от чего не застрахован, а напугать можно очень легко. А напуганный человек будет делать все, что велят. Охранять – так охранять, стрелять – так стрелять. До стрельбы, правда, не дошло, но стоило мне высунуть нос в коридор, сразу раздавался возмущенный окрик: «Куда?! Назад!» Поневоле приходили мысли о концлагере…

Лояльная ко мне медсестра Наташа сообщила, что недавно им повысили зарплату: теперь она получает аж 2 млн. 100 тыс., а санитарка на 300 тыс. меньше. А если премию посчитать? Да-а, старичок, это ты так о простом народе заботишься? Но с другой стороны посмотреть: народу дали «пряник», а потом показали здоровенный «кнут». Мы, мол, о тебе, народ не забываем, не забывай и ты о нас. Пистолеты и автоматы для возможных «партизан» – из той же оперы. Да и вообще, должны быть дисциплина и порядок. И никаких жалоб от трудящихся.

Сбежав из больницы, я общий порядок нарушил и спровоцировал жалобу трудящейся. Нет мне прощения! Так меня и не простили, примерно наказали. Даже выписали дня на три позже. Хотя, простите еще раз, болела только задница от уколов и бесконечного лежания. Уж полечили, так полечили…

Думаю, лечили меня вовсе не от мнимой травмы, а от чего другого. Наверное, от вредных мыслей о свободе. Каждый обход лечащий врач сурово и подробно объяснял, как плохо я поступил. Под конец я и сам начал верить. И вести себя очень дисциплинированно. Правда, все равно курил в туалете. Хоть какой-то кусочек свободы себе оставил…

Лучше всех подведет итоги г-н Зигмунд Фрейд: «Большинство людей не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а ответственность большинство людей страшит».

Хорошо сказал психосексопатолог № 1. Пусть ответственность за нас несет один человек, а мы тут так, мимо проходили. Действительно, жертвы режима. Или все-таки жертвы собственной дурости и боязни? Впрочем, на эту тему можно рассуждать бесконечно…

Андрей Сержан

2 декабря 2011

Теги:

Коментарии

  • Карина2 декабря 2011 #

    Больницы давно в тюрьмы превратились уже, также как учебные заведения и другие государственные учреждения. Это непоколебимая система держащаяся на страхе. Как есть — так есть…

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі