+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

ПРАВОСУДИЕ ПО-ЛЕНИНСКИ. Вышедшее из шинели, которая не гоголевская

Суд Ленинского района столицы освободил лидера гражданской кампании «Говори правду» Владимира Некляева от дальнейшего исполнения наказания. С судьёй Ольгой Коцур, принявшей решение, Некляев даже не встретился.

Решение было принято за два дня до запланированного на сегодня заседания суда, на которое В.Некляева вызвали повесткой.

Несколько неожиданной в этом решении является только форма его принятия – содержание было совершенно предсказуемым.

Ещё более предсказуемым было то, что суд не будет принимать решение самостоятельно – точнее, принимать его будет вообще не суд, и правовые основания этого решения не будут касаться никаким боком.

Аналогичное решение было принято по Ирине Халип – и, опять же, законодательство и право здесь ни при чём.

Лукашенковский режим предпринимает осторожные попытки налаживания отношений с Евросоюзом. «Невъездного» министра иностранных дел Владимира Макея пустили в Брюссель. Фактически ведётся торг за освобождение политзаключённых. Принимать иное решение – т.е., попросту говоря, сыпать соль на хвост – было бы политически нецелесообразно.

Хотя здесь можно ожидать и абсолютно алогичных поступков – связанных, скажем мягко, с психологическими особенностями первого лица – но обычно это всё-таки происходит не на ровном месте. А сейчас оно именно ровное.

Теперь непонятно: если Владимир Некляев соберётся баллотироваться в президенты – зарегистрирует ли его Центризбирком? Зато, опять же, совершенно понятно: решение будет принимать не сам Центризбирком – и правовые основания будут лишь играть роль декорации.

Точно так же двумя неделями ранее суд отказал В.Некляеву в его требовании завести уголовное дело по факту нападения и избиения 19 декабря 2010 г. – при том, что сам этот факт признан (см. «Што і патрабавалася даказаць. Суд адмовіў Някляеву ў завядзеньні крымінальнай справы» – Ред.). Дело не в том, что тогда было принятое отрицательное для Некляева решение, а сейчас – как бы положительное. А в том, что и в одном и в другом случае в основе – отнюдь не закон. И неважно, что в первом случае суд был Центральный, а в другом Ленинский. Они у нас все Ленинские.

Отношение некляевского тёзки к праву известно. «Диктатура есть власть, не связанная никакими законами», – писал Владимир Ленин. И ведь не поспоришь. Актуально до сих пор, более чем.

Настоятельные требования Ленина руководствоваться не законодательными нормами, а революционным правосознанием, в дальнейшем совершенно закономерно привели к тому, что очень скоро какой бы то ни было революционностью там перестало пахнуть напрочь, равно как и правом. По делам, хоть как-то связанным с политикой, во главу угла была поставлена политическая целесообразность, а говоря проще – безоговорочное исполнение указаний начальства.

«Ленинское правосудие» – это куда более точная и символичная формулировка, чем «басманное правосудие» в России (словосочетание, ставшее нарицательным, произошло от названия Басманного суда Москвы, прославившегося неправосудными приговорами). Потому что, под новой-старой вывеской, правосудие осталось тем же советским. В Российской империи, при всех её язвах, суд мог оправдать тех, кого государственная власть считала преступниками (классический пример – Вера Засулич, тяжело ранившая петербургского градоначальника). В Советском Союзе такое невозможно себе представить. Как и в теперешней России. Как и в Беларуси – только здесь и вывесок не меняли.

Что в путинской России, что в лукашенковской Беларуси правосудие – а в первую голову, руководство – вышло из той шинели, которая никак не гоголевская. Скорее, будённовская. Ну, красноармейская или энкавэдэшная. Совдеповская, короче.

Так что Некляева судил именно Ленинский суд. Не столько по названию, сколько по сути.

Вадим КАЗНАЧЕЕВ

zapraudu.info

25 июля 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Мы открыли горячую «антитунеядскую» линию помощи гражданам