+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Простой белорус Володя

Живем мы рядом уже двадцать лет. На одной лестничной площадке. Треть жизни, считая по-гамбургски. Только-только вселились, как у другого соседа родился третий сын. Так вот мы и познакомились за бутылкой «Зубровки».

Обходительный, разговорчивый, но что-то не лег он мне на душу. Не возникло никаких отношений.

Зато он всегда первый здоровается. Делает это странно: как бы извиняясь, я вот, мол, поздоровался, это ничего? Да ничего, Володя, ничего, иди себе дальше. Обедать. Или на рынок.

Трудится Володя на «холодильнике», так в народе называют завод холодильников. Там же зарабатывает трудовую копейку его жена Надя, женщина крупная, угрюмая и, в отличие от мужа, никогда не здоровающаяся. Только смотрит  оценивающе-хитро.  С ней мы вообще не разговаривали. Не о чем, что ли? Наверное.

 

Фото Андрея Шевцова

В начале нулевых были очередные, «изящно» выигранные выборы президента. Какой черт дернул директора «Атланта» тоже выдвинуться, то мне до се неведомо. Но однажды вечером звонят в нашу дверь. Открываю, а там Володя, в парадном костюме, при галстуке. Просит поставить подпись за своего директора. Что я, мол, согласен, на его выдвижение.  Я все сразу понял. Парень из деревни, послушный, исполнительный, дисциплинированный. Ему и велели собирать подписи по месту жительства. Он и собирал. Задней мыслью у него, догадываюсь, были возможные дивиденды при удачном исходе дела. Да не вышло ничего.

После выборов неблагонадежного директора куда-то задвинули. Где-то в середине 90-х я даже брал у него интервью. Ничего, толковый мужик, даже симпатичный. Но не политик. В начале нулевых это окончательно выяснилось. А что же Володя?

Отворотило его от политики напрочь. Он вплотную занялся семьей и хозяйством. Теперь каждую субботу я наблюдаю, как они с женой сначала едут на рынок, а потом так же дружно возвращаются с полными сумками. Этим летом Володя вставил окна ПВХ, а позапрошлым – женил старшего сына. Сын живет отдельно, снимает квартиру, профессия позволяет: автомеханик.

В квартире дальше передней я не был. А жену однажды пригласили. Ее поразило: на кухне, в обычный день постоянно стояла тарелка, полная котлет. Такой маленький культ еды. Стоит ли говорить о том, что Володя не пьет в том смысле, в каком пьют некоторые его соседи, с утра занимающие позицию напротив входа в универсам. Нет, так-то, по праздникам, принять может, но под хорошую закуску и только дома. Было дело, пробовал «подкатиться» к овдовевшей соседке. Однако эти попытки были жестко пресечены женой Надей. В остальном Володя есть тип сплошь положительный, как говорится, клейма негде ставить. Только в обратном смысле.

Осенью у соседей наступает страда. Каждые выходные они отправляются в деревню. Володя, кажется, из Пуховичского района. Там у него родители и вся многочисленная родня. Иногда их с малой родины привозит легковая машина. Начинается ритуал выноса овощей, фруктов и кое-чего посущественней. Дальше, как я понимаю, начнется процесс консервирования. По крайней мере, тамбур наполняется весьма приятными ароматами. Правда, в последнее время ароматы как-то приглушены: Володя поставил вторую дверь. Деревянную. Наверное, железная все-таки дороговата. А может, как деревенского человека, его тянет к естеству…

После принудительно-добровольного участия в политике (сбор подписей за начальника), Володя как-то притих. В такие глупости он больше не играет. На работе по-прежнему исполнителен и тих (с начальством). Видимо, поэтому его из простых сборщиков сделали мастером. А кто такой мастер? Это погонщик мулов, выражаясь в восточном стиле. У него появляется свой, маленький кусочек власти, его как бы приобщают к низшей ступени высшего общества.

В этом ли была цель Володи, когда он приехал из своих Пухович и поступил на завод холодильников? Вероятно. Но что уж доподлинно точно – с этим кусочком своей власти он расстаться ни за что не захочет. За кого он будет голосовать на следующих выборах – для меня не секрет. Причем конкретный человек здесь совершенно ни при чем. Володя будет голосовать за сохранение своего мнимого благополучия. Это ведь ему кажется, что благополучие его вечно. Но в мире все так относительно и неустойчиво…

А так он, повторюсь, вполне милый, обходительный человек. Средний тип электората. Без фанатизма, но с некоторой долей дофинизма. Все, что Володю и его жену Надю волнует, так это только степень их благосостояния. Наши почтовые ящики рядом, поэтому, пардон, я точно знаю, что ничего они не выписывают. Все двадцать лет. А зачем им дурить голову чем-то неосязаемым и, по-большому счету ненужным, если на кухонном столе всегда стоит полная тарелка котлет? Они очень конкретны и материальны. В конце концов, их можно съесть и почувствовать приятную тяжесть в животе. Но не в голове.

«Учитель сказал:

— Благородный человек постигает справедливость. Малый человек постигает выгоду»

Конфуций. «Луньюй».

Увы, увы… Но в мире ничего не меняется…

Андрей Сержан

13 января 2012

Теги:

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета