+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Русский, учи турецкий!

Наивно думать, что события в Турции начались три дня назад — все это давно назревало. Буквально за последние два месяца не только в Стамбуле, но и по всей Турции прокатилась мощная волна антиэрдогановских выступлений, связанных именно с сирийской политикой правительства.

Самые крупные выступления прошли в Стамбуле, Анкаре, а также в провинции Хатай, пограничной с Сирией. Там очень большой процент арабского населения — несмотря на то, что это формально турецкая провинция, но на протяжении последнего столетия это спорная территория.

В начале ХХ века она была сирийской Антиохией, потом, при Ататюрке, в результате плебисцита отошла Турции и стала вилайетом Хатай, но официально Сирия признала турецкий приоритет над этой территорией лишь 6 лет назад, в 2007 году. Треть населения составляют арабы, среди которых много алавитов, немало алавитов и среди этнических турок.

В Хатае месяц назад была масштабная международная конференция в поддержку Сирии и её законной власти. Собралось несколько сотен тысяч человек в поддержку Башара Асада и сирийской армии. Это было огромное событие, многие имели возможность наблюдать его своими глазами, в том числе и россияне, которые там были.

То же самое происходит в курдских районах. Впрочем, среди курдов антиэрдогановские настроения сильны всегда. Однако, сейчас, с увеличением количества провокаций и ужесточением эрдогановской позиции по отношению к курдам, противостояние сделалось жёстче, выступления идут, например, в Диярбакыре, в Адане.

Турция забурлила. Совместилось несколько факторов. С одной стороны, позорная политика, которую проводит правящая верхушка в связи с сирийским конфликтом. Известно, что здесь позиция турецкого правительства не очень монолитна. Наиболее агрессивную позицию занимают штатские лидеры — президент Абдулла Гюль и министр внутренних дел Муаммер Гюлер, они активно влияют на формирование позиции Эрдогана.

Военная верхушка относится гораздо более сдержанно, понимая, что ввязываться в конфликт в одиночку, без поддержки и без ресурсов НАТО — чистая авантюра, и удерживает Эрдогана от вступления в войну. Очевидно, что, несмотря на мощь турецкой армии, в случае с Сирией ничего не предопределено, и прогулка легкой не будет.

Запад ясно дает понять, что ему не хочется вмешиваться в сирийскую кампанию, а без массированной интервенции, в одиночку Турция эту войну не потянет, тем более с таким уровнем нестабильности на окраинах и в провинциях, а теперь уже и в столицах.

Сюда же накладывается и застарелый внутриполитический спор с оппозицией по поводу ползучей исламизации, проводимой Партией справедливости и развития. Сначала перевес в этом споре был у правительства, подвергающего ревизии достаточно светский, по меркам региона, облик турецкого общества, но значительная часть общества активно сопротивляется лозунгам «исламского возрождения».

Все-таки Турция получила с приходом Кемаля Ататюрка значительную секулярную прививку, и исламизация, которая легко насаждается в других странах региона, тут явно буксует.

Всё это вместе — внешний фактор и внутренний — дало взрывной эффект. Те, кто пишет, что поводом к социальному взрыву стала вырубка парка, явно лукавят. Дело тут со всем не в экологии. Можно просто посмотреть лозунги, которые несут протестующие. Некоторые кричат: «Лучше не надо, Эрдоган!» Это давний лозунг, вошедший в политический обиход наряду с лозунгом «Руки прочь от Сирии!», который звучит уже два года с начала сирийских событий. Он призывает Эрдогана воздержаться от каких-либо антисирийских провокаций, прямых военных действий.

Что касается основных движущих сил протеста — левые играют очень серьезную роль. Если посмотреть панорамные снимки протестующих, сделанные с вертолетов, то вы увидите очень много красных флагов. И Турецкую Коммунистическую Партию, и другие коммунистические и левые партии и группы, некоторые из которых действуют легально, а некоторые подпольно, на снимках легко опознать — у них флаги с серпами и молотами, у ТКП ещё и с шестерёнкой (символизирует единство рабочих, крестьян и инженерной интеллигенции). Есть очень много мелких левых организаций. Все они вышли единым фронтом.

Активно себя проявляют рабочие профсоюзы — они едва ли не более гонимые, чем левые политпартии, многие из них лишены легального статуса. Протестуют лавочники, докеры, портовые рабочие, студенты, безработные, процент которых в Турции растет, невзирая на экономические успехи. К ним присоединилась либеральная масса (не левая), которая сопротивляется исламизации (вестернизированная городская молодежь). Получился такой синергетический эффект, когда очень много причин для выступлений.

Вся эта ситуация отражает глубокий политический и идеологический кризис, который Эрдогану и его правительству удавалось до сего дня загонять вглубь, но теперь, похоже, эти времена закончились.

Если просто посмотреть на географию протеста, а позавчера как раз выступал со сводками министр внутренних дел Гюлер, демонстрации прошли во всех крупных и не очень крупных городах — 90 городов по данным Гюлера). Там и Стамбул, и Анкара, и Измир, и Анталия, и Диярбакыр, и Адана, и Эскишехир, и Эдирне, и Бурса вышла. Достаточно серьезная ситуация сложилась.

Прогнозировать сложно, но кое-что уже можно понять. Эрдоган, скорее всего, в этот раз с ситуацией справится, и жестоко подавит эти выступления, несмотря на то, что уже признал превышение силы при их подавлении, но теперь станет понятно, что дальше сидеть на пороховой бочке не получится.

Светские силы, антимилитаристские силы, национальные меньшинства (курды, арабы, адыги, лазы, армяне, которых тоже немало) — вот прообраз широкой антиэрдогановской коалиции.

Мне это напоминает египетский Тахрир. Там тоже были разношерстные силы, очень мало совместимые между собой, — и мягкие исламисты в лице «братьев-мусульман», и крайние исламисты в лице салафитов, и светски настроенные течения — и насеристы, и левые, и всевозможные прозападные пролиберальные партии. В другой ситуации они бы друг с другом в километре не присели.

Но в Египте, так же как и в Турции, все отнюдь не ограничивалось Тахриром. Практика показывает, что разогнать Тахрир полицией можно, но судьбу страны решили именно забастовки в городах на севере Египта, на Асуанской плотине, на нефтеналивных терминалах, в Александрии фабрики остановились, в Порт-Саиде забастовали портовые рабочие.

Исход борьбы решили регионы, а столица формировала медийный имидж и лозунги выступлений. То же самое наблюдаем и в Турции. Если это будет повсеместное выступление, если оно будет шириться и идти в регионы, Эрдоган рискует власть потерять — не сейчас, так на следующих выборах у ПСР начнутся серьезные проблемы.

Многие спрашивают, почему протесты идут под портретами Мустафы Кемаля Ататюрка. Ататюрк — не просто культовая фигура в Турции, это реально фигура согласия и предмет консенсуса в турецком обществе. Под кемалистским знаменем Турция, как сто лет назад, могла бы объединиться, одна проблема — Ататюрка давно нет в живых.

Забавно, что когда в Сирии выходят на площади с портретами Асада, то, с точки зрения Запада, это диктатура и нарушение демократических норм, а в Турции в каждом учреждении, в каждой лавке, во многих домах висит портрет Ататюрка — это ничего, культурная особенность.

Турция, в отличие от Сирии, член НАТО, поэтому ей можно многое прощать. Двойные стандарты давно стали традицией западного истеблишмента. К Ататюрку благосклонно относятся и турецкие левые, признающие его вклад в формирование светского облика современной Турции, в прогресс страны. У него были неплохие отношения с Лениным, он одним из первых признал Советскую Россию, благосклонно относился к русской революции.

Я лично как-то купила в Стамбуле замечательный набор комиксов о том, как великий революционер Ататюрк помогал Октябрьской революции — забавная книжка с картинками. Если по поводу роли личности Сталина в России не затухают жаркие дискуссии, то по поводу Ататюрка в Турции такого нет. Отношение теплое, доброжелательное — как к человеку, который сделал Турцию великой и после распада империи.

Многие спрашивают, откуда у нынешнего правительства взялась (нео-османская) нео-оттоманская доктрина, почему она перестала устраивать турок, за счет чего правящая партия собирается расширять влияние в регионе, и почему нынешний внешнеполитический курс Эрдогана терпит крах.

Территориальных конфликтов и споров у Турции очень много, но в целом понятно, что территория Турции определена в её нынешних границах. Речь может идти о культурной и экономической экспансии, Турция достигла заметных успехов в экономике, чтобы претендовать на статус региональной державы.

Но здесь тоже возникают сложности — есть Израиль, Сирия, а южнее огромный по населению Египет претендует на лидерство в арабской части Ближнего Востока, а восточнее Иран — ядерная держава с богатейшей историей и соответствующими амбициями. Поэтому нео-оттоманская теория Эрбакана-Эрдогана — скорее внутриполитическая тема, нацеленная на электорат.

Прежнее турецкое руководство, ещё до Эрдогана — Гюля, активно вело переговоры о вступлении в Евросоюз, они и сейчас ведутся, правда, уже в весьма вялотекущем режиме. А ещё 10 лет назад это была тема номер один, Турция жила ожиданиями этого присоединения, пошла на массу экономических уступок, вся внешняя политика была на это заточена.

Провалом «вхождения в Европу», думаю, объясняется нынешняя нео-османская мелодия. Хотя шансов, как это сейчас становится очевидным, изначально не было. После принятия в Евросоюз Прибалтики и восточноевропейских стран европейцы изрядно подохладели к теме расширения Евросоюза, тем более, за счет такой спорной для Европы страны, как Турция.

Помимо декларативного принципа непринятия в ЕС стран с неурегулированными территориальными проблемами, европейцы косо смотрят на ислам и вопросы терроризма — большое количество исламистских террористических групп находят в Турции радушный прием. Общеизвестно, что решения в Евросоюзе принимают в основном Германия и Франция — в Германии турок много, отношения складываются весьма небезоблачно, позиция Германии по вхождению Турции резко отрицательная.

Не стоит забывать о большом и влиятельном армянском лобби во Франции — Франция тоже ложится костьми при обсуждении турецкой перспективы. Ну и главная причина — турки смотрят на восточноевропейских и южноевропейских соседей, экономику которых вступление в ЕС буквально доконало — кроме Франции, Италии и Германии, для остальных стран членство в ЕС означает лишь дополнительные ограничения и кабальную зависимость, количество минусов явно перевешивает преимущества. Все это привело Эрдогана к тому, что тему с Европой пора закрывать и искать новую.

Стамбул сейчас парализован. Лавки закрываются, магазины закрываются, учреждения закрываются — весь Стамбул вышел на улицы. То же самое в Анкаре. Да, в Турции не так часты забастовки, как в Греции. Есть мощные профсоюзы, несмотря на давление со стороны государства, но общенациональную забастовку провести не получалось, а сейчас появился шанс поднять профсоюзное движение на ноги.

Нынешние волнения — ответ на действия власти: антисирийские провокации, повышение роли духовенства во всех сферах жизни, введение запретов и ограничений, усиление полицейщины…

Когда начинаются демонстрации, поводом может стать всё, что угодно, вплоть до давно введенного запрета курения в общественных местах и недавнего антиалкогольного закона, принятого меджлисом.

Когда начинается большое движение, вскрываются все социальные болячки. Феминистки вышли на улицы, зазвучала тема женского образования. Формально девушки учатся на общих основаниях, но реально исламисты настаивают, чтобы девушка получала образование дома. Проблем — клубок. Редко когда всё вот так сливается воедино, но это именно тот случай.

И всё-таки, при чём тут парк?

Площадь Таксим и парк Гези — это такой стамбульский гайд-парк. Там постоянно собираются оппозиционные протестные группы, проходят митинги и пикеты, кто-то постоянно выступает, стоит открытый микрофон. То, что его, повинуясь коммерческим интересам, решили вырубить и построить торговый центр, люди расценили не просто как экологическую проблему и очередное наступление капитала, но и как ущемление своих прав и демократических свобод.

Что касается ближайших перспектив, думаю, нынешний виток социальных волнений будет подавлен. Я знаю силу репрессивной машины Турции — она не только «лучшая» на Ближнем Востоке, но и европейцы тут могут позавидовать.

По кадрам, которые демонстрируются по телевизору, вы можете видеть, что стреляют резиновыми пулями, капсулами с перечным газом, применяют газовые бомбы, слезоточивый газ, активно используют водометы. Уровень травматизма большой, раненных много, один раненый сегодня скончался.Буквально позавчера 39 человек — членов Турецкой Коммунистической Партии были ранены, в том числе ее лидер Эркан Баш и руководитель стамбульского горкома Текерек (его ранили в голову).

Таксим — площадь довольно застроенная, от нее лучами расходятся улицы, возможностей для маневра там немного, возникает настоящая Ходынка, очень много людей с травмами от сдавления. Полиция использует газовые и световые гранаты.

Тем не менее, для правительства Эрдогана это будет пиррова победа, начало конца. Прежнего успеха на выборах, думаю, ему уже не достичь, да и внешнеполитическая репутация пострадала сильно. За время своего правления Эрдоган, шедший на выборы под лозунгом «Ноль проблем с соседями», ухитрился испортить отношения буквально со всеми соседями и остаться во внешнеполитической изоляции.

Как это всегда бывает, поражает освещение событий в русской блогосфере. Оно, конечно, на заборе тоже много чего написано, и можно не обращать внимания, тем не менее, забавно. Очень много платных и добровольных провокаторов-кликуш, которые штампуют в промышленном масштабе одни и те же комментарии.

Доходит до смешного — в ряде охранительских блогов охранителей все перевернуто с ног на голову, якобы на улицы вышли хипстеры, которые недовольны Эрдоганом из-за того, что он плохо следует в фарватере западной политики,недостаточно активно воюет с Сирией. Либо настолько сильно промыли мозги, либо пишут не бесплатно.

В то же время показательна реакция Александра Дугина — в России, думаю, большего антиоранжиста не найти. Тем не менее, Дугин приятно удивил — на своей страничке он призвал помочь турецким протестующим, сказал, что турецкие демонстранты — это НАШИ, и им нужна поддержка и солидарность. Вот так.

И в заключение два документа, официальный и неофициальный. Один — заявление ЦК Турецкой Коммунистической Партии:

«Уход сил полиции с площади Taksim, с того место, где люди несколько дней подряд оказывали сопротивление, не может рассматриваться ни как признак проявления доброй воли со стороны правительства, ни как повод для праздника на нашей улице.

Наш народ победил полицейский террор. Нам нельзя останавливаться на этом. Чиновники, которые душили весь город слезоточивым газом, офицеры полиции, которые продолжали атаковать протестующих, даже при отступлении с площади Taksim, должны быть призваны к ответу. Более того, нам следует еще усилить борьбу, чтобы призвать к ответу за их действия и операции за последние 11 лет все правительство. С этой точки зрения лозунг: „Тайип — в отставку!“, который сейчас скандируют на улицах по всей Турции, имеет смысл и является вполне актуальным.

Это — голоса людей, протестующих против жестокости полиции, которая встречается в Турции повсеместно, а особенно в Анкаре.
Эти голоса опровергнут противоречивые заявления правительства, касающиеся будущего парка Gezi в районе Таксим, и проложат путь к освобождению не только района Таксим, но всей нашей страны.

Сегодня улицы должны заполниться морем людей. Коммунистическая Партия Турции приглашает всех жителей Стамбула принять участие в акциях протеста на площади Таксим и в массовых протестах, проходящих в других городах.

Поднявшийся народ должен добраться и до врагов общества.

Коммунистическая Партия Турции, Центральный Комитет».

Это вам не плюшевый пудель Зюганов. Это — партия.

И другой — запись в блоге одного из участников уличной борьбы:

«Дорогой премьер-министр, Вы не представляете, как я Вам сегодня благодарен. Вы даже не знаете, какое благое дело сделали для страны сегодня. Сегодня я впервые видел, как фанат Фенербахче помог подняться с земли галатасарайцу после приказа полиции „убивать“. Сегодня турки и курды делились водой и хлебом. Сегодня женщины, которых вы называете проститутками, вышли из публичных домов, чтобы промыть раны пострадавших и напоить их лимонной водой. Сегодня нелюбимые вами трансвеститы спасали людей в своих комнатах дешевых отелей Тарлабашы. Адвокаты и врачи раздавали свои телефоны для оказания помощи. Сегодня эснафы (магазины и кофейни, что на первых этажах) отключили пароли на вайфай, а отельеры пускали утомленных или избитых. Сегодня наши глаза полны слёз не от вашего перечного газа, а от гордости за нашу Турцию. Айкут Гюрлеимез».

Дарья Митина, сайт «Эхо Москвы»

4 июня 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Мы открыли горячую «антитунеядскую» линию помощи гражданам