+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Сергей Скребец: Я не считаю, что борьбу нужно прекратить

Генеральный секретарь оргкомитета Белорусской социал-демократической партии (Народная Громада) Сергей Скребец в интервью «Белорусскому партизану» объяснил, почему активисты идут на парламентские выборы, когда в тюрьме сидит их лидер Николай Статкевич, и почему оппозиция образовала столько «фронтов» на предстоящую кампанию.

— Сергей, оргкомитет Народной Громады решил принимать участие в предстоящей парламентской кампании. Чем Вы руководствовались, участвуя в «выборах без выбора»?

— Прежде всего, следует сказать, что мне непонятна позиция оппозиции, или отдельных ее представителей, насчет бойкота. Почему?

Ситуация с бойкотом муссируется лет 15 – не меньше. Все политики, которые кричат: «Мы за бойкот!» — почему-то прямо толпой бегут на президентские выборы. На президентских выборах условия еще жестче. Я два раза участвовал в президентских выборах – меня ни разу не зарегистрировали; понятно почему, потому что у нас регистрация идет с подачи сами-знаете-кого. Я три раза участвовал в парламентских выборах (уже после того, как меня заклеймили позором и предали суду) – меня тоже ни разу не зарегистрировали, один раз в местных выборах – тоже не зарегистрировали. Власть боится регистрации потенциально сильных кандидатов.

Я не считаю, что нужно прекратить борьбу. Почему – объясню. Но прежде повторюсь: почему-то те люди, которые активно участвовали в президентской кампании, сейчас активно выступают за бойкот. Они знали, что они не победят, но надеялись, что их зарегистрируют, несмотря на то, что многие из них не собрали необходимое количество подписей. Я не хочу их критиковать – пусть это остается на их совести. Но нельзя сегодня выступать за участие, завтра – за бойкот, послезавтра – опять за участие.

Я это связываю с финансированием – в большей степени, чем с прагматикой. То есть, мы не участвуем, потому что нам не дают денег на участие, но дают деньги на бойкот. Можно говорить сколько угодно, но от говорильни ситуация в стране не поменяется.

На сегодняшний день нужно оценивать прежде всего экономическую ситуацию – именно она может позволить оппозиции придти к власти, в том числе – и победить на парламентских выборах.  Но к чему может привести неучастие оппозиции в выборах? Например, не будет серьезных демократических активистов. Но у власти все равно будет альтернатива: или кандидат от власти, или самовыдвиженец, лояльный к власти, или придет третья, неправильная сила, которая сможет побороться и пройти в парламент. Но не будет главного выбора – не будет выбора у людей, которые идут голосовать: будет кандидат от власти и парочка кандидатов для картинки.

А если такая картина сложится, то почему бы власти не пойти на такой шаг, как открытый подсчет голосов? А это уже путь к признанию выборов, а это уже путь – к укреплению диктаторской власти в нашей стране на долгие десятилетия.

Поэтому я считаю (это не только я считаю, но это и точка зрения, прежде всего, Николая Статкевича), что неучасти в выборах по причинам отсутствия финансов, сил, желания – эта позиция присутствует. Но другим тогда не мешайте!

— Как раз заявления Николая Статкевича о необходимости участия в выборах, но не в бойкоте, и вызвали столь неадекватные намеки, даже со стороны независимой прессы. На фоне звучавших ранее заявлений оппозиции о невозможности участия оппозиции в «выборах» при наличии политзаключенных Народная Громада, чей лидер сидит в тюрьме, выступает за участие в капании и против бойкота. 

— Знаю эти намеки, читал комментарии на эти намеки, но они… некорректно, мягко говоря. Автор Морозов, который написал эту статью, — эти ребята давно зарекомендовали себя не с лучшей стороны. Они в свое время умирающую Ирину Козулину гнобили. Это тактика такая, называется «бей лежачего!» — она используется, видите, не только властью, но и некоторыми так называемыми «независимыми журналистами», «оппозиционерами».

— Народная Громада определила полный формат участия в кампании?

— Сегодня, когда партия находится в подполье, работает без регистрации, мы не можем выдвинуть кандидатов от партии. Поэтому придется идти путем сбора подписей. Это очень сложный и тяжелый путь, потому что для этого нужно хотя бы минимальное количество ресурсов. Поскольку, как вы понимаете, большинство членов партии не могут найти работу, то и ресурсы мы не можем найти. А ходить и просить у Запада – это не наш путь. Будут ресурсы, мы, естественно, постараемся выдвинуть как можно больше представителей партии на эти выборы. Если не бюудет – каждый будет искать ресурсы сам, и как сможет, так и пойдет.

— Задачи-минимум определены?

— Ну конечно! Есть партийная программа. А задача одна – победить. Многие идут на выборы, чтобы сняться, например, поучаствовать. Мы идем,  чтобы победить.

— Оппозиция поделилась на полноценных участников кампании, на сторонников ограниченного участия в выборах и сторонников бойкота. Это означает, что единой тактики и стратегии действий нет. Несмотря на то, что все согласно: выборами в Беларуси и не пахнет. Это подтверждает и совещание  лидеров оппозиционных структур 5 июня, куда не пустили оппозиционных журналистов. Почему оппозиция пошла на «выборы» тремя фронтами?

— Беларусь – она страна такая: много раз находилась под оккупацией – и под Наполеоном, и россиянами, и немцами. Последняя война продемонстрировала деление страны на три лагеря, даже – четыре. Одни ждали, что их освободит Красная Армия (в нашем случае – Запад должен освободить страну от существующего режима), вторые решили: отсидимся в подполье, не будем ничего делать. А третьи пошли в лес и начали взрывать эшелоны, несмотря на то, что фашистская армия уже была под Москвой. Некоторые вообще записались в полицаи. Поэтому на самом деле очевидны четыре стратегии…

Я считаю, и Статкевич так считает, что нужно бороться. Если вы хотите светлого будущего для своей страны, для своих детей – нужно бороться, а не сидеть, как мыши, на кухне и ждать, пока с неба не упадут демократические выборы.

Белорусский партизан

6 июня 2012

Теги:

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ