+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Сирия: предстартовый отсчет по принятию решения

Полтора года назад один мой коллега сделал два прогноза о развитии событий в Сирии, которые были отражением общепринятой точки зрения, существовавшей во многих западных столицах.

Первый прогноз состоял в том, что восстание против Асада достигло своей критической массы, и что из-за продолжающегося дезертирства из сирийской армии и из-за создания освобожденных зон в Сирии дни режима сочтены.

Второй заключался в том, что русские не будут долго придерживаться своей позиции, противясь отстранению Башара Асада от власти, и что Москва, не желая подвергать опасности свою «перезагрузку» с Вашингтоном и тесные экономические связи с основными государствами Западной Европы, постарается найти решение, позволяющее ей спасти свою репутацию.

Ни один из этих прогнозов не сбылся. Правительство Асада не рухнуло, а его союзники в регионе сплотились и оказывают помощь режиму в целях его сохранения. Согласно имеющейся информации, сегодня асадовские войска укреплены за счет боевиков «Хезболлы» и стражей исламской революции. Оппозиция по-прежнему не в состоянии создать единый и эффективный фронт борьбы. А Россия от наложения вето в Совете Безопасности ООН перешла к вооружению и оснащению сирийских военных. Если будут поставлены и развернуты зенитно-ракетные комплексы С-300, у Дамаска появятся дополнительные возможности доставить неприятности Соединенным Штатам и их европейским союзникам в случае принятия ими решения ввести над страной бесполетную зону, как это было в Ливии (хотя остаются вопросы относительно того, как скоро эти комплексы встанут на дежурство).

Что касается Ливии, а теперь и Сирии, то русские отдавали и отдают предпочтение договоренности, механизму разделения власти между повстанцами и режимом, который исключил бы насильственное свержение действующих правителей (в Ливии этого не получилось из-за начала операции «Одиссея. Рассвет»). Но с учетом результатов недавней встречи сирийской оппозиции в Стамбуле предстоящие итоги так называемой «второй женевской конференции» по поиску дипломатического решения с целью окончания гражданской войны не внушают особого оптимизма.

Однако русские в своей игре рассчитывают на то, что если Москва поднимет ставки для Запада в Сирии, то это, наряду с последними изменениями обстановки на фронтах, может сделать оппозицию более сговорчивой и подтолкнет ее к переговорам. Опыт России в Чечне, где бывшие боевики в итоге стали ключевыми участниками российской структуры власти на Кавказе, свидетельствует о том, что некоторые группировки оппозиции можно будет в какой-то момент кооптировать в новое правительство национального единства. Или по крайней мере, они согласятся на то, что режим Асада сохранит контроль над Дамаском взамен на фактическую автономию контролируемых ими районов страны.

Сейчас Вашингтон сталкивается с весьма неприятным выбором. Без прямого содействия Запада, начиная с поставок оружия и кончая применением авиации, восстание зайдет в тупик, а его достижения могут быть утрачены. Комплексы С-300 могут многое изменить, включая расчеты, касающиеся риска применения ВВС в сирийском воздушном пространстве. В отличие от предыдущих советских и российских систем вооружений, которые были уничтожены израильтянами в 1982 году в ходе войны в Ливане, и которые не смогли помешать нанесению израильских ударов по Ливану и Сирии (включая операцию по уничтожению предполагаемого ядерного объекта в 2007 году и налета в этом году с целью уничтожения предназначенной для «Хезболлы» партии оружия), С-300 считаются более боеспособными и эффективными. (Хотя следует отметить, что реальные возможности С-300 по борьбе с тем, что могут выставить на поле боя израильские и американские ВВС, остаются неизвестными.)

Москва давно уже настаивает на том, что «международное сообщество» должно приложить посреднические усилия в целях прекращения огня и достижения договоренности между Асадом и оппозицией, не позволяя Западу повторять операцию 2011 года в Ливии, когда он при помощи своей воздушной мощи склонил чашу весов на поле боя в пользу повстанцев. Комплексы С-300, а также другие заказанные Сирией системы Россия рассматривает в качестве того «забора», который отобьет у Запада охоту рассматривать вариант прямого военного вмешательства. Они не только призваны защитить российские интересы в Сирии, но и, как я уже неоднократно говорил ранее, являются важным сигналом, поданным другим российским партнерам, в частности, в Центральной Азии. Сигнал этот заключается в том, что Россия будет защищать вестфальские принципы государственного суверенитета в интересах своих друзей, выступая против предписаний Запада по поводу гуманитарных интервенций.

Но здесь есть и определенные риски. Хотя русские симпатизировали сербам во время войн в Югославии, Москва не стала поставлять им военную технику. А когда войска НАТО начали наносить удары по сербам, особенно во время косовской кампании в 1999 году, Россия не бросилась срочно поставлять Белграду оружие для отражения нападений западной авиации и наступления сухопутных войск. (А те дипломатические усилия, которые приложили русские, чтобы убедить Слободана Милошевича согласиться на предложенные ему условия, могли стать в последнее время источником оптимизма и надежды на то, что Россия каким-то образом убедит Асада отказаться от власти.) Но если С-300 будут поставлены на боевое дежурство, а Соединенные Штаты не приложат усилий по созданию бесполетной зоны, то получится так, что впервые после окончания холодной войны Москва поставляет оружие, которое может быть применено против американских войск.

Такой вариант развития событий создает особые проблемы для российско-американских отношений. Дело в том, что имеющийся у Сирии арсенал оружия, поставленного из России, создает трудности, но не является непреодолимой преградой для возможной американской операции. Но если русские будут модернизировать силы противоздушной обороны Дамаска и поставлять для них оружие с очевидной целью предотвращения американской интервенции, то это наверняка очень негативно отразится на других областях российско-американских отношений.

Однако Вашингтон не может больше исходить из того, что Россия автоматически уступит. Не воспользовавшись своим правом вето для предотвращения операции в Ливии и отказавшись поставлять комплексы С-300 в Иран, русские теперь наверняка захотеть посмотреть на то, какие уступки можно выбить из США, если они откажутся поставлять С-300 в Сирию.

К счастью, пока еще есть пространство для маневра. При внимательном прочтении заявлений Асада по поводу С-300 становится ясно, что эти комплексы пока еще не поставлены в Сирию. А поставить их мгновенно невозможно. Нужно время, чтобы доставить, развернуть и настроить все их компоненты, а также обучить личный состав их эффективному применению. Ввести С-300 в строй удастся не раньше ноября (если исходить из того, что доставка их компонентов уже началась), а на их полное освоение может уйти до года.

Сенатор Джон Маккейн хочет, чтобы Соединенные Штаты немедленно поддержали сирийскую оппозицию. Госсекретарь Джон Керри хочет дать шанс дипломатическому процессу. Однако у Вашингтона больше нет неограниченного запаса времени для размышлений о плане своих действий. Москва сделала свое заявление, и отсчет времени пошел.

Николас Гвоздев — старший редактор издания National Interest, профессор военно-морского колледжа США (U.S. Naval War College), специализирующийся на вопросах национальной безопасности. Мысли и взгляды, изложенные в статье, принадлежат автору и могут не отражать официальную точку зрения.

inoСМИ.ru, оригинал публикации: Countdown to a Decision on Syria

4 июня 2013

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
«Апазіцыя павінна прадстаўляць грамадства!» Андрэй Дзмітрыеў абмяркоўвае пасланне Аляксандра Лукашэнкі