+375 17 209-48-04

info@zapraudu.info

Татьяна Короткевич: «Самое сложное было – объяснить сыну, почему я не стала президентом»

Председатель «Говори правду» впервые рассказала газете «Комсомольская правда» о личной жизни: как воспитывает 13-летнего сына Елисея, почему в начале нынешнего года развелась с мужем и чего хочет от жизни.

Многие, узнав о разводе Татьяны Короткевич, который начался еще в прошлом году, сопоставят его с ее президентской кампанией и начнут домысливать: мол, политика повлияла на личную жизнь. Татьяна не скрывает: президентская гонка затронула всю ее семью, но к разводу это отношения не имеет. В первую очередь, как оказалось, кампания отразилась на ее сыне Елисее — парень учится в минской гимназии, 20 июня ему исполнится 14 лет.

— Татьяна, в 2015-м наверняка не только ты, но и твой сын стал знаменитым…

— Елисей не любит публичности, тем более, сейчас у него подростковый возраст. Перед началом кампании я поговорила с его классным руководителем, попросила минимизировать внимание к Елисею и ситуации, не акцентировать.

Чтобы не было недоговоренностей, на родительском собрании классная рассказала родителям, что мама их одноклассника выдвигается на пост президента. Плохого я не слышала, некоторые задавали вопросы. Но сыну не нравится дополнительное внимание, не так давно идем, он спрашивает: «Мама, почему на тебя все смотрят?» Я отвечаю: «Елисей, тебе кажется». Может, я просто симпатичная (улыбается)?

Президентская кампания для меня тоже была своеобразным стрессом, важно было сохранить свою стабильность, свой мир: чтобы твои привычки, взгляды остались с тобой, чтобы, как раньше, давали силы. Потому что в реальности, если мы стремимся к демократическим ценностям, – это просто работа.

— Вижу, как читатели закивали.

— Нет, правда: пришел, оттрубил от звонка до звонка, выполнил свои предвыборные обещания, не получилось, ушел. Самое сложное было объяснить сыну, почему я не победила и почему я по этому поводу спокойна. Он приезжал ко мне в пикеты, видел интерес людей, обсуждение важных вопросов…

Пока у него есть только белое и черное. Это мы, взрослые, можем найти золотую середину, структурировать свою систему ценностей, подстроить ее под цель, сказать: «Да, сегодня такой этап, завтра, возможно, будет иной». В этом политика схожа с системой воспитания: и там, и тут не бывает быстрого результата, и впоследствии не всегда будет можно точно сказать, что именно ты делал правильно, а что нет.

«Кризис в первую очередь в мозгах взрослых»

— Что, на твой взгляд, правильно, а что нет в воспитании ребенка, и какой период для тебя был самым сложным?

— Самое главное, что могут дать родители – это простое принятие ребенка. Я была в декрете два года и два месяца. Поскольку росла без братьев и сестер, не до конца понимала, что нужно быть готовым к «дню сурка». Это сейчас все с младенцами тусуются, а 14 лет назад это было не так принято. К тому же языческие корни наших предков и сегодня диктуют свои правила: ребенка до крещения не показывай, никого не зови, а там и вовсе глаз нехороший… Но я была мобильной, кормила грудью, и мы часто на машине путешествовали по Беларуси.

Что касается сложного периода – для меня все сложно. У меня, как у человека с психологическим образованием, не бывает затишья. У некоторых кризис года, трех, начала школы, а у меня такое ощущение, что кризис все время (смеется). Потому что кризис в первую очередь в мозгах взрослых.

Человек так устроен: он доводит некоторые вещи до автоматизма – уход, внимание, традиции, забота – для того, чтобы больше времени освобождалось на себя, друзей или ничегонеделанье. Объяснил 7-летнему ребенку, что есть школа, как надо учиться – и поехали до подросткового возраста. Мой кризис в том, что новое восприятие реальности и новые вопросы у ребенка возникают постоянно, и важно не отмахиваться, а каждый раз объяснять то же самое, но разными словами.

— Когда после работы устал, не до психологических приемов.

— Тогда надо прийти и сказать: «Слушай, я так устала, скажи мне, что у тебя произошло интересного?» Надо быть искренним.

— В ответ наверняка услышишь: «Все нормально, мам».

— Надо углубляться: «Что порадовало?» Хотя у нас тоже сейчас такой период: «Мама, я ненавижу, когда ты задаешь мне разные вопросы (смеемся)». Но работает другое – просто побыть рядом, в одном пространстве, вместе салат приготовить, чаю попить, про свой день рассказать.

«Ты не услышишь другого, когда будешь кричать свою правду»

— В теории легко, а как на практике ты выходила из сложных ситуаций в отношениях с ребенком?

— В начальной школе Елисей два года три раза в неделю ходил в спортивную секцию по плаванию. Ходил сам — я, как человек, стремящийся воспитать самостоятельность, ему доверяла. Однажды я была рядом, зашла поговорить с тренером и выяснила, что сын часто пропускает тренировки.

Человеку 9 лет, а он уже живет своей жизнью, рассказывает мне байки, как хорошо он поплавал. Мог даже плавки намочить (улыбается). Конечно, я была в шоке. Не потому, что не ходил, а от того, что научился обманывать. Я понимала, что он бы не научился, если бы ему хватило смелости сказать, что ему не нравится.

— Сын ни разу не говорил?

— И я задумалась: может, это я не слышала? И это тоже вопрос родителям: мы всегда слышим, что до нас хотят донести? Иногда ребенок жалуется, а мы в ответ: «Не расслабляйся, давай до конца, я сказал!» С психологической точки зрения, ребенок, который обманывает, не лишен интеллекта — это позитивная новость. Но есть и другая: когда это превращается в систему, теряется доверие. Мы разобрались, оставили плавание, сын занимался и футболом, и аэробикой.

Наверное, ребенок должен сам набить свои шишки, а родителю важно быть в зоне доверия и в нужный момент подсказать. Для этого надо общаться в спокойной атмосфере. Ты не услышишь другого, когда будешь кричать свою правду. А еще важно прислушаться к его критике. Я с сыном советуюсь по разным поводам, в том числе по поводу одежды. Если сомневаюсь, и он не одобряет – отложу в сторону.

«Как нормальная женщина, я думала, что выдержу все»

— Татьяна, понимая, что развод – дело двоих, все равно не могу не спросить: совпадение по времени развода и президентской кампании – случайность?

— Да, так совпало, развод не связан с моей работой.

— Вы с мужем были одних взглядов, познакомились 17 лет назад на семинаре в Вильнюсе. Со стороны может казаться, что ты всего достигла, стала самодостаточной и захотела большего.

— Чаще такое бывает с мужчиной: достигая успеха, он перестает ценить женщину, которая помогала и была рядом. Но мы разошлись из-за разных взглядов на другие ценностные моменты. Брак держится на простых вещах, которые вы любите делать вместе: общаться, смотреть кино, путешествовать. Наступил момент, когда мы в этом разошлись.

Я, как психолог, понимаю природу мужчины и женщины, мы очень разные. Женщина в первую очередь живет для кого-то: для сына, для семьи, для мужчины. С приходом в политику во мне ничего не изменилось, я осталась прежней.

— Не все поверят. Лидия Ермошина, возможно, скажет, что сидела бы дома да варила борщи – не развелась бы. Те же психологи уверены, что как только женщина подменяет свое слабое начало и берется, по понятиям нашего общества, за мужское дело – пиши пропало.

— Мой выбор был прост: если отношения не качественные, не приносят сторонам истинного благополучия и взаимного спокойствия, уверенности, не видно перспектив – их надо прекращать.

Наш брак в какой-то момент перерос в партнерские отношения, соседские что ли. В такой ситуации лучше задуматься о будущем, нежели пытаться изменить то, что уже невозможно менять. Это сложное решение, самое важное, чтобы к нему был готов ребенок. У нас периодически возникали достаточно откровенные разговоры, я объясняла Елисею, почему я так делаю, хотела быть для него понятной.

— Наверняка был период, когда ты надеялась: я же психолог, я смогу сохранить брак?

— Я вообще не собиралась разводиться и, как нормальная женщина, думала, что выдержу все. Но либо ты мотивируешь себя искусственно, что-то делаешь, довольствуешься каким-то результатом, либо честно себе говоришь: «Нет смысла». Я в определенный момент поняла, что все мои попытки, и внешние и внутренние, не имеют должного результата.

«Многие вещи я в себе сдерживала»

— Многие все равно будут судачить, что Короткевич «сходила в президенты» и решила начать новую жизнь. Ведь когда ты выходила замуж, наверняка была милой покладистой девочкой, а сейчас…

— …а сейчас уже всё – со мной так просто не поговоришь, запись на прием (смеемся). Даже не знаю, что сказать, как-то все спокойно и естественно произошло – то, что, на мой взгляд, и должно было произойти. Мне кажется, что я даже в этом, как бы это банально ни звучало, проявляю женскую сущность «жизни для». Я не только осознала, что недовольна тем уровнем отношений, теплоты и заботы, которых хотела, но и что я тоже не могу дать человеку то, что надо ему. И я об этом тоже искренне сказала.

Я же не робот, чтобы на автомате варить щи-борщи. Главное – это внимание и забота друг о друге, а они ушли. Семья должна быть тем местом, где ты все делаешь спонтанно и понимаешь, что делаешь это для всеобщего блага. Делаешь это легко, не думая, не калькулируя: «Я вот это делала, а он — ничего!» Я хочу по-другому.

— Кто-то скажет: «Все так живут, ей чего не хватало?»

— Да, я в каком-то смысле сделала смелый шаг, потому что вижу, как много семей живет и терпит. Многие обращаются ко мне за помощью. Я поняла, что надо уметь принять решение, что это не конец, а, возможно, начало новой жизни. У меня перед глазами пример мамы, она развелась, когда я была студенткой. И я, как ребенок, была вовлечена в эту ситуацию, говорила маме: «Знаешь, надо разводиться…» Может, и пример мамы подсознательно на меня повлиял. Но если ты уже чувствуешь, что сделал все, что мог, – лучше разойтись… Я много чего предлагала, в том числе пожить отдельно, но в конце января мы развелись.

— Говорят, что женщина всегда уходит от мужчины на запасной аэродром.

— Это не мой вариант. Как я взяла на себя ответственность претендовать на самый высокий пост в стране, точно так же я взяла на себя ответственность сделать так, чтобы всем моим близким было лучше. И мне — как женщине и матери, и ребенку, который видел пример неполноценных отношений, и супругу, который может создать другую пару.

Хуже, когда ты на это решаешься в 60. С бывшим мужем мы сохранили спокойные отношения, он общается с сыном, стараемся, чтобы для ребенка это был минимальный стресс.

— Квартирный вопрос возникал?

— У нас нет совместной собственности. Я, как и до этого, живу вместе с сыном и мамой в ее квартире. Но я бы хотела, чтобы новость о моем новом статусе была лишь одной строчкой.

— Ну, это вряд ли – ты теперь завидная невеста. Только не говори, что никого не ищешь. Красивая, свободная, 40-летняя…

— «…но только волю ей свою не навяжешь (смеется)». Могу сказать, что пока я в процессе самосовершенствования. Но если в этом процессе встречу партнера, нового друга, в принципе новых людей для дальнейшего развития – буду только рада.

«Комсомольская правда»

30 мая 2017

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Поход к избирателям. Олег Квятинский, кандидат в депутаты Витебского горсовета