+375 17 209-48-04

+375 25 512-05-97

info@zapraudu.info

Татьяна Короткевич: «В Беларуси многие ждут украинского успеха, но не видят никаких результатов реформ»

В интервью украинским СМИ лидер «Говори правду» рассказала, какие перемены грядут Беларуси, что такое Украины для белорусов и почему белорусская оппозиция не готова перенять власть.

— Что происходит в Беларуси? Как ситуация поменялась за последние два года, после последних президентских выборов?

Безусловно, небольшие изменения есть. Да, есть ряд изменений в политике и экономике, но они пока что не привели к какому-либо качественному результату.

— О каких изменениях идет речь?

Если говорить о политике, у нас в парламенте появилось два оппозиционных народных депутата. В прошлом году у нас были парламентские выборы и два оппозиционных депутата попали туда. Это впервые с 2008 года. У нас два срока, восемь лет, парламент был «стерильный». Энергия мирных перемен дала нам этих двух депутатов. Соответственно, окно для диалога с властью расширилось.

— А власть хочет этого диалога?

Я полагаю, да. Там очень серьезный застой идей и кризис кадров. Плюс есть серьезные внешние факторы – экономический кризис и кризис международных отношений. С одной стороны, власть хочет гармонизировать отношения со всеми странами, что на западе, что на востоке, но вот целый год у нас был серьезный конфликт по нефти с РФ…

— Насколько эти конфликты не наигранны, и насколько позиция Беларуси в них действительно субъектна?

Россия меняется в ее коммуникациях со странами-соседями. Из этого конфликта стало ясно, что РФ не получится по-старому решать вопросы. Россия по-прежнему реагирует на это с позиции силы, но сейчас пришлось решать с позиции, скажем так, улучшения работы своего менеджмента. На сегодня это все свелось к урегулированию вопроса цен, но мы не имеем данных, какой ценой это сделано и что последует дальше.

— На День Воли произошли массовые задержания. Что стало теперь с этими людьми, и как это повлияло на белорусское общество?

Выход людей на улицы – это впервые в таком масштабе. В регионах люди вышли стихийно, благодаря соцсетям. Большую роль в этом сыграла демократическая оппозиция, это важно. Реакция власти была весьма продуманной. Всех людей, которые вышли на акции, которые писали посты в соцсетях, делали репосты, давали стримы – на всех были заведены административные дела, их вызывали в милицию или органы местной власти на беседы и т.д.

— Серьезно? За репост?

За репост! Начиная от прямого действия, то есть всех, кого на улицах опознали – тех вызвали. Ну и плюс всех, кто в соцсетях писал и репостил. В День Воли было задержано 1100 человек, но только 100 из них задержали на сутки. Остальных тут же отпустили. То есть, это была мощная демонстрация силы. Профилактика, скажем так, будущих протестов. Это показало то, что власть не готова услышать людей. Впрочем, реакция власти была не везде однозначна. На местах власть выходила на улицы, приглашали в залы, обсуждали проблемы. Такое было в Гродно, в Бресте, в Могилеве депутат парламента даже вышел к акции и пытался говорить – впервые такое видано! Но в целом всех активистов взяли «на карандаш», причем всех, еще с 2000-х – активен ты сейчас или нет, все равно.

— Вы сказали, что есть изменения в экономике. Какие? Когда мы с Вами беседовали в Минске во время выборов, вы говорили, что Минэкономики Беларуси готовится сокращать рабочие места.

Все продолжает даже не стагнировать, а падать.

— Денежная реформа повлияла на это?

Нет, конечно же. Правительство при этом начало сокращать неэффективные рабочие места. В прошлом году было 100 тыс. таких мест. Правительство заявило при этом, что скоро должна заработать стратегия для облегчения условий работы для малого и среднего бизнеса. Уже и Министерство налогов и сборов и МЧС заявили, что сократят ряд документов и проверок для малого бизнеса, плюс упрощают админпроцедуры. Это должно привести к облегчению условий. Сейчас идет процесс общественных обсуждений, но сами бизнесмены говорят, что как только с РФ конфликт угас и произошло согласование цен, то активность власти в сфере реформ для малого бизнеса быстро куда-то подевалась.

— Вы сказали, что экономика Беларуси не стагнирует, а падает. Почему?

Много факторов. Например, калийные удобрения, на экспорте которых Беларусь много зарабатывала, упали в цене на международном рынке, и приносят уже намного меньше. Власть находится на распутье и старается ничего не сделать, боясь сделать хуже.

— Как в Беларуси сейчас воспринимают Украину? Украина там – это пример чего?

С разных точек зрения – по-разному. Каждый смотрит в него и видит то, что хочет увидеть. Демократические силы ждут перемен в Украине, чтобы сказать: да, это пример, этому можно следовать. Власть же до сих пор использует украинский фактор, чтобы запугать активных граждан, но страх Майдана регулярно достают из каморки для запугивания людей. Перед 25-м числом у нас сразу несколько пропагандистских фильмов было сделано про «Майданутых политиков» и т.д. То есть, этот кейс власть использует.

Но главная проблема – у нас мало информации про происходящее в Украине. Некоторые события происходят так быстро, что мы даже не можем за ними успеть. Но я заметила, что есть общий для наших стран фактор – необходимость реформирования политической сферы. Когда и власть и оппозиция – дискредитированы.

— А вы верите в возможность политической реформы в Беларуси? Там возможны честные выборы вообще?

Одна из главных проблем – низкая явка. Фальсификации осуществляются там, где явка низкая. У нас люди на местные выборы практически не ходят вообще. Только на президентские. На местных и парламентских явки вовсе нет. Доверия к местным политикам нет, их не знают, так как они непубличные все. Плюс уровень политической культуры низкий – люди часто не знают, куда они на данный момент выбирают представителей.

— Вы ждете перемен в Украине. Вы говорите, что многие в Беларуси ждут перемен в Украине. В Беларуси сейчас этих перемен в Украине не видят? Что с точки зрения беларусов поменялось в Украине со времен Евромайдана?

Как жители Беларуси узнают про Украину? Смотрят медиа. А там одно и то же – политические распри, конфликты, а где результат. Хотя когда они приезжают в Украину, им тут нравится. Им тут все нравится. И уровень цен нравится.

— Уровень цен?

Да, да! У нас сейчас все дороже, почти любой аналогичный товар. То есть, на чисто обывательском уровне их украинский вариант устраивает. Но нет четких конкретных результатов.

— Результатов?

Есть электронное декларирование доходов, есть НАБУ и САП, а где результат? Где посаженные коррупционеры? Значит, что-то не работает? Нужны результаты. Многое из Беларуси просто не видно. Например, Prozorro, которое является успехом – экономия 600 млн долларов из 11 млрд госзакупок – это уже какой-то результат!

— А были ли в Беларуси попытки копировать Prozorro или любой другой украинский опыт?

Нет, но они присматриваются… Потому что в Беларуси очень большие проблемы с неэффективным использованием средств и коррупцией.

— Лукашенко как-то поменялся за последние годы под влиянием событий вокруг его страны? В Украине некоторые опасаются белорусского Майдана, потому что мол Россия тогда оккупирует Беларусь полностью… Это усиливается заявлениями Лукашенко про «мы суверенитет и независимость никому не отдадим»…

Нет. Тезисы про «мы независимость и суверенитет не отдадим» — это его конек. Он его повторяет постоянно, и для многих не только провластно настроенных, но и обывателей, Лукашенко равняется суверенитету. Но есть и другие проблемы – у нас сотни тысяч людей в связи с отсутствием перспектив едут на заработки в РФ, и они при случае могут проголосовать за другой вариант….

— То есть, за более пророссийский?

Увы, да. Но я пока что не вижу перспектив Майдана в Беларуси, и активных протестов. Да, такие настроения есть, но они не массовые, и оппозиция, скажем, не готова. Поэтому мы пока что стараемся вести диалог на данный момент. Мы не делим людей – и во власти попадаются компетентные, настроенные по-реформаторски люди.

— В Украине еще с 2000-х годов популярна такая вещь, как «оппозиционное правительство». То есть, представители оппозиции, формируют свой будущий состав правительства и каждый «министр» ведет свою отрасль, изучая ее, работая с ней, критикуя власть в этом узком вопросе, нарабатывая опыт. У белорусской оппозиции есть такое?

Нет, конечно. Альтернативные местные советы есть, была попытка сделать парламент даже альтернативный… Но поймите, для любого человека работать в своей сфере у нас есть проблема. У вас в Украине много данных, которые открыты. Это статистические данные, это данные соцопросов, это данные о ВВП, структуре экспорта-импорта, кадастр земли и так далее. Много цифр, которые можно исследовать, делать выводы. У нас этого нет. У нас нет в открытом доступе всего этого. Все эти данные закрыты. Поэтому невозможно компетентно что-то оценивать, а высасывать из пальца смысла нет…

«Четвертая власть»

28 апреля 2017

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

Войти с помощью: 
 
А также…