+375 29 853-40-17

info@zapraudu.info

Убывающая польза власти

Лидеры наиболее эффективны во время своего первого срока.

В конце концов, любой герой надоедает. Многие политики, склонные оставаться у власти излишне долго, забывают эту мысль писателя Ральфа Уолдо Эмерсона. Это особенно верно для развивающихся стран с молодыми демократиями, в которых не всегда есть ограничения на число сроков и лидеры которых на пике популярности иногда меняют конституции, чтобы продлить свое пребывание во главе страны.
Однако и в устоявшихся демократиях население обычно устает от лидеров, правящих больше одного срока. Популярность, которой правитель добивается за первые годы у власти, быстро исчезает, если он правит десять лет или больше. В нынешних экономических условиях, на фоне перемен к худшему в области глобальной динамики экономического роста и инфляции, эта аксиома особенно актуальна.

Хорошим примером данной тенденции может служить Россия. Рейтинги Владимира Путина заметно упали с тех пор, как в середине 2008 года он сменил президентский пост, на котором не мог оставаться больше двух сроков, на пост премьер-министра. 

Тогда его рейтинг находился на рекордном уровне в 70%. В России происходил один из самых сильных бумов внутреннего спроса из всех стран с развивающимися рынками. Средний экономический рост за время президентского правления Путина, пришедшего к власти в 2000 году, составлял 7%. Сейчас рейтинг Путина снизился до 50%. Это почти самый низкий уровень за десятилетие. Падение ускорилось после того, как в сентябре Путин официально объявил, что в 2012 году он будет опять баллотироваться в президенты. 

Тот факт, что темпы роста российской экономики сейчас не достигают даже половины уровня, на котором они находились до кризиса 2008 года – это не совпадение. Между тем, если бы Путин в 2008 году, пробыв президентом два срока, решил уйти на покой, он мог бы остаться в истории как наиболее успешный лидер России со времен, как минимум, Никиты Хрущева.

Придя к власти, Путин сначала спас страну от распада, а затем создал подходящие условия для экономического возрождения. Однако, если, например, бразильский президент Луис Инасиу Лула да Силва (Luiz Inacio Lula da Silva), похоже, сделал правильный выбор, уйдя со своего поста после восьми лет у власти и оставшись в Бразилии своего рода политической рок-звездой, то Путин не проявил такого чувства времени.

Вместо этого сейчас, когда российская экономика не может наверстать прежние темпы, он рискует присоединиться к пантеону лидеров, растративших свою популярность. Несколько лидеров бывших советских республик, входящих в Содружество независимых государств (СНГ), уже пошли по этому ложному пути, отменив ограничения на число сроков или просто сделавшись пожизненными президентами.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко пересмотрел конституцию, чтобы снять ограничения на количество сроков, еще в 2004 году. Президент Туркмении Сапармурат Ниязов сумел стать пожизненным правителем. Лидеры Узбекистана, Казахстана и Таджикистана провели референдумы, результаты которых позволили им продлить свое пребывание у власти.

Эта же тенденция заметна в некоторых странах Латинской Америки и Африки. В Боливии президент-социалист Эво Моралес (Evo Morales) победил в июне 2009 года на общенациональном референдуме и получил возможность изменить конституцию и остаться во главе страны до 2014 года. В соседнем Эквадоре президент Рафаэль Корреа (Rafael Correa) добился права оставаться на своем посту до 2017 года.

В Африке с 1990-х годов 10 президентов пытались внести поправки в конституцию, чтобы оставаться у власти дольше двух сроков, которыми ограничено президентское правление во многих странах на этом континенте. Семи из них удалось сохранить свои посты и выиграть выборы, однако те, кому не удавалось, все равно прибегали к попыткам сохранить власть косвенным путем – например, выбрав преемника, в расчете на то, что его получится контролировать, если сохранить контроль над своей политической партией.

Лидеры, цепляющиеся за власть, не понимают, что это вредно не только для страны – так как в такой ситуации правитель неминуемо вместо поиска новых идей для развития начинает заниматься защитой сугубо личных интересов — но и для их собственного места в истории. К тому моменту, когда продленный срок заканчивается, избиратели зачастую по горло сыты лидером, былые заслуги которого в основном давно забыты.

Даже самые выдающиеся лидеры в истории — от Маргарет Тэтчер в Британии до Франсуа Миттерана во Франции — в итоге сбивались с пути. И ей, и ему пришлось после десятилетия у власти столкнуться с резким спадом своей популярности.

Лидеры либо слабеют и лишаются способности нормально управлять политическим процессом (как Миттеран), либо слишком далеко заходят под влиянием своей идеологии и начинают применять непопулярные меры — такие как проект подушного налога, который в итоге стоил Тэтчер власти.

Даже Уинстон Черчилль лишился поста главы правительства в 1945 году, несмотря на свои широко известные заслуги времен Второй мировой войны, так как избиратели устали от многолетнего правления Консервативной партии и – после долгого периода экономических трудностей – начали симпатизировать социальной политике лейбористов.

Если в странах с полноценной демократией слишком засидевшихся лидеров заставляет уходить общественное мнение, там, где политическая система недостаточно устоялась, правители находят способы в такой ситуации оставаться у власти – и в итоге видят, как во время второго десятилетия правления уменьшается отдача.

Достаточно вспомнить премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада (Mahathir Mohammed). Придя к власти в 1983 году, Махатхир, осознававший значимость частного сектора для экономического роста, провел несколько экономических реформ, в том числе важную приватизационную реформу.

И действительно, за первое десятилетие его пребывания у власти темпы роста в Малайзии резко возросли, во многом благодаря росту инвестиций в частном секторе. До его правления государственный сектор был намного активнее и агрессивнее. В начале 1980-х годов на долю государственных расходов приходилась половина инвестиций в стране.

Как это часто бывает, избыток силы превратился в слабость, и к середине 1990-х годов инвестиций стало слишком много. Доля инвестиций в экономике, в начале 1980-х годов не доходившая до 30%, поднялась к середине 1990-х годов до 45% . Это был один из самых высоких в истории уровней для развивающихся стран. Так были посеяны семена инвестиционного краха, вызванного азиатским финансовым кризисом 1997-1998 годов.

Во время кризиса Махатхир занял оборонительную позицию. В резком экономическом спаде он обвинял злокозненных иностранных инвесторов, в то время как его политика в этот период зачастую была направлена лишь на защиту его друзей в системе.

После кризиса Малайзия так и не смогла восстановить былую экономическую привлекательность. После 1997 года ее годовой рост, в предшествовавшее десятилетие приближавшийся к 8%, упал ниже 5%. К тому моменту, когда в 2002 году Махатхир покинул пост премьер-министра, его репутация оказалась серьезно запятнана.

Хотя премьер-министр Манмохан Сингх (Manmohan Singh) пока провел у власти меньше десяти лет, уже ясно, что, не пойди он на второй срок, он остался бы в истории Индии как один из самых успешных лидеров. Ему следовало взять пример с итальянского политика и экономиста Карло Адзелио Чампи (Carlo Azeglio Ciampi), занимавшего множество государственных должностей, включая посты главы Центрального банка, министра финансов, премьер-министра и президента страны.

При этом Чампи никогда не занимал ни один из постов дольше одного срока. Исключением было только его долгое — с 1979 по 1993 год — пребывание во главе Центрального банка. С каждым днем, который Сингх проводит на премьерском посту, его популярность падает. Как и многие слишком долго правящие лидеры, он выглядит ослабевшим.

История учит нас, что лидеры наиболее эффективны в течение своего первого срока, но их популярность быстро исчезает, если они остаются у власти в течения десятилетия или дольше. Из этого правила существуют исключения, такие как премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, который, проведя 30 лет у власти, оставался по-прежнему крайне популярным. Однако это крайне редкие случаи, а обычно после нескольких лет у власти лидеры надоедают населению.

Ручир Шарма, глава департамента развивающихся рынков Morgan Stanley

15 ноября 2011

Коментарии

Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования.

 
А также…
Надо ли извиняться перед памятником? Андрей Дмитриев на ОНТ